RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   81,7788
1 EUR   72,4659
1 USD   62,2934
10 UAH   23,7489
«Моя жизнь сломана»: журналист Бабченко рассказал, что прячется в бункере от ассасинов ФСБ | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Моя жизнь сломана»: журналист Бабченко рассказал, что прячется в бункере от ассасинов ФСБ

Российский журналист Аркадий Бабченко рассказал, как сейчас он живет, после проведения спецоперации СБУ и инсценировки собственного убийства.

Об этом он сообщил в Facebook.

Он отметил, что с момента его «убийства» его жизнь существенно изменилась.

«Мне сейчас нельзя ничего. Я не могу выйти на улицу, я не могу встретиться с кем хочу, я не могу поехать куда хочу, я не могу делать, что захочу. Я не могу не то, что пойти в кафе посидеть с друзьями — я не могу даже выйти в магазин. Еду мне привозят. Каждый выход в город — это спецоперация. Каждая встреча — где-то в закрытом помещении, оговоренном заранее, лучше в охраняемом месте. План пребывания в этом месте разрабатывается заранее. Встречи возможны только с небольшим количеством людей», — рассказывает Бабченко.

Журналист полагает, что спецслужбы РФ прослушивают его через гаджеты. Его семью эвакуировали из РФ и сейчас она также находится под госохраной.

«У нас нет ничего. Вот вообще ничего. Семью эвакуировали из России за день до часа Д, потому что сообщать дату пришлось, естественно, по телефону, а там-то телефоны слушались однозначно, и надо было оставить минимальный временной люфт, чтобы тупо не успели задержать на границе, и теперь у нас есть только то, что поместилось в машину за одну ходку. Три чемодана вещей. Квартира, гараж, шмотки, видеокамера импортная три штуки — все осталось там. У меня сейчас государственное всё. Даже вилки. На табуретке, на которой я пишу это пост, стоит инвентаризационный номер», — делится Бабченко.

Он отмечает, что остался без работы и вообще не выходит не улицу.

«Моя жизнь в очередной раз сломана полностью. Я совершенно не представляю, что дальше. Где я буду дальше жить, как я буду дальше жить, как будет жить мой ребенок, в какую школу он будет ходить, сможет ли он просто выйти погулять на улицу без взвода автоматчиков. Ничего не закончилось. Понимаете? Ничего еще не закончилось», — жалуется он.

Журналист добавил, что сейчас он с семьей «сидит в бункере и прячется от наемных убийц».