Применение танка Т-64 на востоке Украины | Продолжение проекта «Русская Весна»

Применение танка Т-64 на востоке Украины

Полномасштабное боевое крещение в конфликте получила харьковская машина Т-64 и её многочисленные модификации на территории Юго-востока Украины. И, как оказалось, во многом революционный танк оказался слабо готов к войне. Ещё с середины 60-х годов прошлого столетия многие специалисты оборонки высказывали сомнения в целесообразности постановки танка на производство. Но знаменитое хрущевское «Будем брать!» на танковом полигоне в Кубинке и авторитет главного конструктора А. А. Морозова сделали свое дело.

Справедливости ради стоит отметить, что генсек якобы одобрительно высказался о танках, которые уже полноценно проходили испытания, и построено их было порядка 90 штук. К тому времени решение о выпуске установочной партии Т-64 уже было принято Советом министров СССР (№ 693-291 от 4.07.1962). По мнению Г. Б. Пастернака, ветерана ГАБТУ, Т-64 имеет целый «букет» недостатков, исправить которые крайне проблематично. Прежде всего это двухтактный пятицилиндровый дизель 5ТДФ с двумя коленчатыми валами, отличающийся низкой надежностью, а также высокими требованиями к обслуживанию и эксплуатации. Даже в официальных документах рекомендовалось передавать танки только опытным экипажам с высокой квалификацией. Мотор стал головной болью заместителей руководителей боевых подразделений по технической части. 5ТДФ был во многом откровенно сырым двигателем – чувствителен к перегреву, наличию пыли в воздухе, а также отличался затрудненным холодным пуском. К примеру, в полевых условиях при аварийной утечке антифриза нельзя было просто добавить воды в систему охлаждения и продолжить марш. Рубашка охлаждения блока цилиндров имела настолько тонкие протоки, что быстро забивалась накипью, и мотор заклинивал. По воспоминаниям кадровых танкистов, исправность танковых дизелей 5ТДФ ни в одном подразделении не была даже близка к 100%. Известно, что лакомой целью любого «бронебойщика» является боекомплект танка, и здесь Т-64 совсем не на высоте. Расположение механизированной боеукладки кабинного типа, когда экипаж сидит в окружении пороховых зарядов (до уровня погона башни), может быть оправдано только в условиях лобовой атаки, когда ни одно противотанковое средство не может поразить машину в ослабленные боковые проекции. Для этого необходимо как минимум тесное взаимодействие с собственной пехотой, либо с легкой бронетехникой.

Однако опыт фактически противопартизанских действий на Юго-востоке Украины показывает, что танк атакуют со всех ракурсов, и «фотоотчеты» с последствиями боев тому красноречивые свидетельства. Корпуса Т-64 просто развалены от сдетонировавшего БК, башни отброшены на десятки метров, экипажи уничтожены… К слову, одним из названий подобного компоновочного решения в среде танкистов стало «пороховая бочка».

Некоторые специалисты утверждают, что для уничтожения Т-64 можно обойтись 30-мм пушкой БМП-2 или даже 12,7-мм «Утесом» — количество ослабленных зон у танка достаточно. Причиной такого стало почти маниакальное стремление советских конструкторов (естественно, в соответствии с техзаданиями Министерства обороны) уменьшить габариты и вес бронемашины. Конечно, нижнетагильский Т-72 также может «похвастаться» способностью метнуть башню, но боеукладка у него все-таки располагается под полом в горизонтальном положении, что снижает вероятность поражения. Мало того, в Т-64 часть снарядов располагается за спиной механика-водителя, блокируя ему аварийный выход. Известны случаи, когда танк падал в канаву с водой, а люк мехвода запирала не развернутая в сторону пушка, что приводило к трагедии – для разбора боеукладки за спиной у мехвода не было времени. Да и в случае пожара механику-водителю выбраться через боевое отделение будет крайне затруднительно. Не улучшает климат внутри танка и отсутствие механизма выброса стреляных гильз, реализованная в Т-72. Следующей жертвой борьбы за вес стала хрупкая ходовая часть харьковского танка. Облегченные ажурные гусеницы машины приспособлены в большей степени для движения по достаточно твердым грунтам, в случае распутицы подвижность танка значительно уменьшается.

В некоторых профильных печатных изданиях упоминается еще один недостаток ходовой части – невозможность буксировки аварийного танка с потерянными гусеницами. По их мнению, танк будет словно плуг вспахивать своими миниатюрными катками почву, в которую в конце концов и закопается. В то же время никто и никогда не эвакуирует танки без гусениц – при таком абсурде и Т-72, и Т-90, и «Леопарды» намертво войдут в землю. В сравнении с Т-72 малогабаритные облегченные катки харьковской машины из алюминиевого сплава практически не защищают борт танка от атак с боковых проекций. Еще одним «изящным» решением морозовского Т-64 стали короткие торсионы, расположенные соосно, для которых пришлось разрабатывать специальный сплав повышенной пластичности. Заделка конца торсиона осуществляется в середине относительно тонкого бронелиста днища – это в конце концов, при длительной эксплуатации может привести к усталостному разрушению (появлению трещин) нижней части корпуса танка. Нередки были случаи еще на испытаниях «Объекта 172», когда место крепления торсиона просто вырывало, а деформированные элементы подвески разрушали двигатель. К тому же такая облегченная конструкция практически не позволяла модернизировать танк, увеличивая вес его бронезащиты.

Решение с короткими торсионами нигде в танковой промышленности ранее не применялось – А. А. Морозов позаимствовал идею из сельскохозяйственной техники и автомобильного мира. Вторым слабым узлом подвески стали балансиры катков, зачастую не выдерживающие длительного движение по пересеченной местности и ударных нагрузок. И после развала СССР подобные фундаментальные недоработки Т-64 не были исправлены и практически в неизменном виде перекочевали в такую машину, как «Булат». В этой связи нелишним будет упомянуть, что главный конструктор нижнетагильского КБ Л. Н. Карцев, усилиями которого Т-72 встал в серию, сделал очень многое, чтобы его машина в лучшую сторону отличалась от харьковской. Пожалуй, главным козырем танка Т-64 стала 125-мм пушка 2А46 (позднее 2А46-1 и -2), которая вкупе с комплексом управляемого вооружения действительно превосходила натовские танковые главные калибры по всем статьям. Но её умудрились оболгать в отдельных российских СМИ, указав, что конструкторский штаб харьковского завода оснастил Т-64 уникальной пушкой, невзаимозаменяемой с орудием Т-72.

На данный момент безвозвратные потери Т-64 украинской армии иначе как гигантскими назвать нельзя – только официальный Киев упоминает о более чем 400 уничтоженных машинах. К примеру, в Дебальцево потеряли около 120 танков, из них 20 перешли ополченцам. Впрочем, по данным экспертов, на Украине перед боевыми действиями был большой танковый запас — около 1750 экземпляров Т-64 всех модификаций и 85 танков Т-64БМ «Булат». Также ВСУ располагают 160-170 танками Т-80 и Т-84У. Были на хранении и «семьдесятдвойки» в количестве порядка 600 машин, но эта техника активно распродавалась, поэтому точное значение трудно привести. Вообще, Украина неплохо заработала на обширном советском танковом наследстве – с 1992 года было продано в страны Африки и Азии не менее 1238 машин, и это были, очевидно, совсем не Т-64. Поэтому воевать приходилось тем, что оставили себе. А начало боевых действий обозначило недостаточную защищенность харьковского танка всех модификаций даже в лобовой проекции. Так, в феврале 2016 года окопанный Т-64БВ получили прямое попадание противотанковой ракетой в лобовую часть башни. Динамическая защита не помогла, экипаж, по счастью, отделался лишь ранениями, а танк ушел на долгий ремонт.

Кстати, нелишним будет упомянуть о динамической защите «Нож» для модификаций Т-64, которая вызвала нешуточные споры в экспертной среде как печатных изданиях, так и на форумах в рунете. Принцип работы ДЗ «Нож» заключается в формировании плоской кумулятивной струи, которая, словно нож, разрезает атакующий боеприпас, либо его кумулятивную струю. Причем дополнительный эффект имеет метаемая навстречу снаряду броневая пластина (лицевой экран). Разработчики украинского ГПБЦК «Микротех» даже уверены в эффективности «Ножа» даже против сердечников подкалиберных снарядов. Однако среди недостатков разработки выделяю большую массу ВВ, подрываемую одномоментно при атаке, – до 2,5 кг, а также необходимость предварительно разрезания кумулятивной струей собственной лицевой бронепластины перед ударом по боеприпасу. Последнее обстоятельство резко снижает эффективность защиты, особенно против БПС. Для справки: данные выводы сделаны на базе математических расчетов российского ОАО «НИИ стали».

Безусловно, характер боев на юго-востоке Украины в большинстве своем вообще не предназначен для танковых подразделений. Для подобных карательных или полицейских операций нужны другие машины, а не танк, разработанный для ядерной войны со странами НАТО. Но это лишь подчеркивает недостатки харьковского Т-64 и неоправданные шаги командования ВСУ.