Идея референдума на Донбассе — фантастическая ловушка для Запада | Продолжение проекта «Русская Весна»

Идея референдума на Донбассе — фантастическая ловушка для Запада

Идея провести референдум на Донбассе, вернее на тех его территориях, контролируемых «сепаратистами», которую, как сообщает агентство Blumberg, Владимир Путин предложил обдумать Дональду Трампу, является фантастически эффективной ловушкой для Вашингтона и Запада в целом

Возлагая на Россию ответственность за «сепаратистские» настроения Донецка и Луганска, западный истеблишмент упорно отказывается признавать за отколовшимися от Украины мятежными территориями полноценную субъектность. Центробежные процессы — не только, кстати, на Украине, но также в Молдавии и Грузии — инспирированы Россией и ею же поддерживаются как военным путем, так и финансовой помощью. Такова в целом точка зрения просвещенной Европы и Америки на происходящее на постсоветском пространстве.

Украинский истеблишмент довел этот подход до логического предела и абсурда одновременно. Россию упорно считают и даже называют стороной конфликта, постоянно призывая ее к исполнению Минских соглашения. Все попытки Москвы объяснить, что да, она поддерживает попавшее в беду русское население Донбасса и пытается по мере возможности оказывать ему помощь, но с первого дня сопротивления государственному перевороту жители региона действовали исключительно по собственной воле, наталкиваются на ледяное презрение.

«Ну что же, — как бы говорит Владимир Путин Дональду Трампу, — давайте попросим людей прямо заявить о своих интересах. Пусть проголосуют за то будущее, которое они считают для себя предпочтительным. А чтобы не было сомнений в их искренности и неподневольности, проведем такой референдум под контролем международных наблюдателей».

Крайне сомнительно, чтобы американский президент поддержал инициативу своего российского коллеги. Я уверен, что Трамп, и другие руководители западных стран прекрасно знают о реальных результатах крымского референдума — о том, что они ничем не отличались от объявленных. Даже российские либералы, отличающиеся куда большим радикализмом в оценках действий российских властей, нежели их западные коллеги, если берутся обсуждать эту тему, не ставят под сомнение желание подавляющего большинства жителей полуострова быть с Россией. Поэтому голосование 2014 года квалифицируется как незаконное по сугубо формальным основаниям — дескать, не были соблюдены все положенные процедуры. При этом упреков в фальсификации итогов референдума почти не слышно. Всем все ясно.

Точно так же не вызывает ни малейших сомнений исход референдума на Донбассе Да, собственно, таковой уже проводился в том же самом 2014, хотя, как и в Крыму, без международных наблюдателей. С его результатами можно легко ознакомиться. Конечно, итоги сегодняшнего опроса могут слегка отличаться от прежнего, который был наполнен надеждами на скорое вхождение в Россию. Четыре года войны многое изменили в настрое людей: стало больше тех, кто критически оценивает политику России по отношению к двум народным республикам, многие разочарованы в местных властях, но это вовсе не означает, что хоть как-то выросло доверие к Украине.

Я знаком с данными закрытого социологического опроса, проводившегося в ДНР в июле. Там такие цифры: за Донбасс в составе России выказалось чуть больше 50 процентов, за самостоятельное развитие республики 20, за возвращение в состав Украины — 8. В сухом остатке это все означает, что ключевой показатель не поменялся: хотя отчуждение от России явно нарастает, против Киева все так же выступает более 90 процентов.

То есть референдум стал бы прямой дорогой к международному признанию права Донбасса (а по аналогии и любых сепаратистов вообще) самостоятельно решать свою судьбу. Ничего подобного ни Америка, ни Европейский Союз допустить не могут, поскольку донбасский прецедент обязательно запустит цепную реакцию и без с того с трудом удерживаемого европейскими властями процесса. В загривок референдуму в Донбассе тут же встроятся Каталония, баски в Испании, Северная Ирландия, Шотландия в Англии, Фландрия в Бельгии, Пьемонт, Венето и Ломбардия и Южный Тироль в Италии, Трансильвания в Румынии.

Принцип территориальной целостности и по сей день является приоритетным в международной правовой практике, хотя, казалось бы, «Декларация прав человека» устанавливает абсолютную непреложность личных прав и свобод человека. Выдвигая идею референдума, Путин как раз и апеллирует к конкретным человеческим чаяниям, нуждам и интересам, а не к абстрактному праву государства хранить нерушимыми свои границы независимо от того, как внутри этих границ живут и чего на самом деле хотят дискриминируемые народы или этнические группы.

Понятно, что глава американского государства вежливо откажется обсуждать столь взрывоопасную идею, но это даст возможность в публичном пространстве начать и развить масштабную дискуссию об изъянах западной демократии, которая демонстративно отказывается делать то, что она сама же и вменила себе в обязанность — защищать права человека.

И в этом смысле инициатива Путина явилась ловушкой: принять нельзя ни при каких обстоятельствах. А отказ обсуждать эту идею обязательно сделает США и Запад в целом объектом предсказуемой и вполне справедливой критики.