В Раде требуют запретить тайную съемку нардепов | Продолжение проекта «Русская Весна»

В Раде требуют запретить тайную съемку нардепов

Регламентный комитет Верховной Рады считает, что тайная съемка нардепов журналистами нарушает закон, а если народный избранник не хочет съемок, то в таком случае она должна быть прекращена, а моменты записи с участием этого лица изъяты. Об этом сказано в письме Регламентного комитета на призыв Комитета по вопросам свободы слова не допустить ограничения работы журналистов в Раде, пишет на своей странице в Facebook Ольга Червакова, первый заместитель председателя Комитета по вопросам свободы слова и информационной политики в ВР.

Как отмечается в письме за подписью главы комитета Павла Пинзеника в адрес Комитета по вопросам свободы слова, по статье 307 Гражданского Кодекса Украины, которой предусмотрено, что физическое лицо может быть снято на фото-, кино — , теле — или видеопленку лишь по его согласию. «Оказывается, Регламентный комитет не видит разницы между физическим лицом — рядовым гражданином и публичной личностью, которой является народный депутат, и границы „приватности“ которой значительно шире. Особенно когда речь идет о депутата на рабочем месте, то есть, в кулуарах Верховной Рады», — пишет Червакова.

Она отмечает, что комитет Пинзеника согласился, что работа СМИ, аккредитованных в Верховной Радуюсь должна быть открытой. Однако, трактует открытость экзотическим способом: «Съемка, которая проводится открыто, должно быть не скрытой (тайной) для лица, в отношении которого осуществляется эта съемка. Предполагается съемка лица без его согласия, если она проводится, в частности, открыто в публичных местах, пока лицо, которую снимают на фото-, кино-, теле — или видеопленку не выскажет свое возражение относительно этого, в таком случае съемка должна быть прекращена, а моменты записи с участием этого лица изъяты».

«То есть, комитет по вопросам регламента считает законным и правильным то, что Уголовным Кодексом трактуется как преступление, а Конституцией и законом об информации — как цензура! 171 статья Уголовного кодекса четко говорит, что незаконное изъятие собранных журналистом материалов — это три года тюрьмы. А влияние в любой форме на журналиста с целью препятствования выполнению им профессиональных обязанностей — четыре года», — пишет Червакова.

Она вспоминает, что это именно то, что делал в парламентских кулуарах нардеп Пономарев от фракции «Воля народа», когда в феврале 2018 года забрал у журналиста телефон, на который тот снимал его в кулуарах. Именно за это в мае Генпрокурор внес в парламента представление на привлечение Пономарева к уголовной ответственности. Представление «забанил» тот самый Регламентный комитет, манипулируя нормами законов и смешивая воедино публичную личность на рабочем месте и физическое лицо на улице.