Неудачный контакт ВВС Израиля и сирийской ПВО | Продолжение проекта «Русская Весна»

Неудачный контакт ВВС Израиля и сирийской ПВО

Если на Европейском театре военных действий наш оборонительный потенциал пока только лишь «прощупывают» в ходе участившихся разведывательных полётов «Глобал Хоуков» и самолётов стратегической РЭР RC-135V/W «Rivet Joint», отводя командованию ВКС время на принятие контрмер, то на Ближневосточном ТВД Воздушно-космические силы России и дружественные подразделения сирийской армии проверяются на дееспособность в кризисных ситуациях «по полной программе», и не с помощью разведывательных инструментов, а агрессивными силовыми методами, сообщает блог diaana-mihailova.

Одним из таких инцидентов можно считать недавний массированный ракетно-авиационный удар ВВС Израиля (Хель Хаавир) по стратегически важным объектам Сирийской Арабской Армии (включая авиабазу «Т4», на которой развёрнуто иранское авиакрыло БПЛА, в своё время принимавших участие в оптико-электронной разведке формирований ИГ),

Это далеко не первая воздушная ударная операция израильских тактических истребителей F-16I «Sufa» и F-15I «Ra`am» против правительственных сил Сирии и переброшенных для борьбы с псевдохалифатом подразделений КСИР, ведь ещё летом 2016 года, в ходе Международной Герцлийской Конференции, руководитель военной разведки Израиля генерал-майор Герци Халеви указывал на неоспоримые плюсы для Тель-Авива от действий ИГИЛ в Сирии, в то время как любые наиболее боеспособные иранские и проиранские силы (КСИР и «Хезболла») лишь ускоряли падение игиловских анклавов. Несмотря на то, что никаких массированных ракетных ударов по территории Израиля ракетами типов «Fatech-110» и «Fatech-313» со стороны КСИР в Сирии не было, Тель-Авив первым прибегал и прибегает к тактике провокационных ударов, и на этот раз серьёзно просчитался.

В ответ на якобы нарушение северной воздушной границы Израиля иранским БПЛА, который был сбит ударным вертолётом «Apache» Хель Хаавир 10 февраля, два звена многоцелевых истребителей F-16I «Sufa» (8 машин) вышли на рубежи ракетного пуска по объектам в Сирии не по стандартной хитрой тактике (используя воздушное пространство над горными хребтами Антиливана), а нагло вторгнувшись в сирийское воздушное пространство близ Дамаска и Пальмиры. Очевидно, что расчёт делался на то, что канальность дивизионных радиолокационных средств сопровождения и наведения комплексов «Бук-М1/2Э», С-125 «Печора-2 М», С-200 и «Панцирь-С1» будет критически перегружена несколькими десятками запущенных с подвесок F-16I средств высокоточного оружия, и процесс «завязка трасс целей — захват» в прямом смысле этого слова «ляжет» на фоне работы комплексов РЭБ, установленных на «Суфах». Как следствие, израильские лётчики ожидали полной деморализации расчётов сирийских ЗРК, ожидая, что на индикаторах радаров подсвета 9С35 М1/2, СНР-125 М, 5Н62В, а также 1РС2-1Е «Шлем» вместо маркеров целей будут видны лишь антиналожения и блики от постанавливаемых средствами РЭБ истребителей помех. Но позднее выяснилось, что они очень заблуждались!

По-видимому, почувствовав себя хозяевами ситуации в сирийском небе, пилоты израильских F-16I «Sufa» решили не придерживаться главного правила воздушных операций XXI века над территориями с развитыми противовоздушными/противоракетными зонами A2/AD — низковысотных полётов в режиме следования рельефу местности. Возможно, что такое решение было принято в связи с опасениями попадания в радиусы действия сирийской зенитной артиллерии и ПЗРК (вспомнился урок 20 ноября 1983 года, когда посредством зенитно-артиллерийского комплекса был перехвачен «Kfir C.2»). В этот раз израильтяне целиком и полностью доверили свою судьбу бортовому комплексу РЭП и индивидуальной защиты SPJ-40 «Elisra», современной всеракурсной станции предупреждения об облучении (СПО) SPS-3000, а также комплексу обнаружения атакующих ракет ИК-диапазона PAWS-2, который должен обнаруживать пуск большинства типов ракет по излучению от факелов сгорающих твердотопливных или жидкостных зарядов. Естественно, дальность пеленгования запущенной ракеты посредством PAWS-2 (фото ниже) зависит в основном от тяги и излучения её двигателя.

Как свидетельствуют многочисленные сирийские и израильские источники, одна из машин была перехвачена уже после завершения первого массированного ракетно-авиационного удара (МРАУ). Воздействие мощной осколочно-фугасной боевой части пришлось в заднюю полусферу F-16I (на догонном курсе), в момент выхода из сирийского воздушного пространства (над Голанами). И, опираясь на многочисленные фотографии очевидцев, на которых запечатлены «выгоревшие» разгонные ступени зенитных управляемых ракет 5В27 и обломки ЗУР 3 М9, уничтожение истребителя было осуществлено либо модернизированным зенитно-ракетным комплексом С-125 «Печора-2», либо комплексом «Куб» («Квадрат»).

Применение С-200В также подтверждается, поскольку на земле был обнаружен и центральный сегмент зенитной ракеты 5В28, но «Суфа» был сбит именно одним из вышеперечисленных комплексов, так как смог преодолеть ещё более 100 км с учётом однодвигательной силовой установки с гораздо меньшей живучестью, чем двухдвигательная у F-15I. Зенитная ракета 5В28 оснащена мощнейшей 217-килограммовой осколочно-фугасной боевой частью со 120-градусным углом разлёта 37000 поражающих элементов, которые напрочь изрешетили бы мотогондолу и весь планер F-16I «Sufa», превратив его в груду металла, но машина уцелела и смогла доставить пилотов аж в район кибуца Хардуф. Очевидно, что рядом с истребителем разорвалась либо 72-килограммовая боевая часть ракеты-перехватчика 5В27 (комплекс «Печора-2»), либо 57-килограммовая БЧ 3Н12 зенитной ракеты 3 М9 (войсковой комплекс «Куб»).

Ещё более интересной деталью произошедшего в небе над западной частью провинции Дамаск является то, что израильский F-16I был перехвачен не на крайнем рубеже радиусов действия «Печоры» или «Куба» в 15 — 23 км, а на дистанции от 8 до 12 км, поскольку на догонном курсе (с учётом того, что ракеты не столь скоростные: 2 М для 3 М9 и 2,3 М для 5В27) могла быть достигнута лишь такая дальность поражения. Следовательно, для бортового комплекса обнаружения атакующих ракет PAWS-2 сложились благоприятствующие условия: факел стартующей зенитной ракеты мог быть обнаружен буквально мгновенно, но эффективность ИК-датчиков оставляла желать лучшего. Полную недееспособность продемонстрировала и станция предупреждения об облучении SPS-3000, которая либо не смогла оповестить экипаж F-16I о захвате их истребителя посредством радара подсвета «Печоры» или «Куба», либо наведение ракеты осуществлялось по данным оптико-электронного визира в пассивном режиме, не давая возможности SPS-3000 запеленговать факт огневой работы комплекса.

Как видите, налицо комплексные технологические проблемы бортового комплекса обороны (БКО) истребителей F-16I «Sufa», которые привели к невыполнению экипажем заблаговременного противоракетного манёвра. Представители же израильских средств попытались аккуратно обойти острые углы в данной ситуации, заявив, что всему виной неправильная конфигурация применения бортовых средств радиоэлектронной борьбы в ходе первого авиаудара. Но как такое могли допустить наиболее технологически совершенные и опытные военно-воздушные силы в регионе? Ведь отработка тактики прорыва средств противовоздушной обороны в Хель Хаавир ведётся ещё со времён операции по уничтожению иракского ядерного реактора «Озирак»; тем более, что перед недавней операции в Хель Хаавир были отлично осведомлены о структуре и технологических качествах обновлённой ПВО Сирии. Но это ещё не самое интересное.

В ходе первого массированного ракетно-авиационного удара по военным объектам на территории Сирийской Арабской Республики звенья F-16I «Sufa» Хель Хаавир применили по меньшей мере 26 тактических ракет класса «воздух-земля», обладающих эффективной отражающей поверхностью в пределах 0,05 м². И, несмотря на то, что комплексы радиоэлектронного противодействия Elisra SPJ-40 на борту F-16I наверняка были активированы, сирийские средства противовоздушной и противоракетной обороны смогли уничтожить 19 из них. Здесь все заслуги можно смело приписать зенитным ракетно-артиллерийским комплексам «Панцирь-С1», прикрывающим «мёртвые зоны» «Печор» и «Квадратов». Эти комплексы, оснащённые не только радарами наведения X-диапазона 1РС2-1Е «Шлем», но и автономными оптико-электронными модулями 10ЭС1-Е инфракрасного и телевизионного диапазонов визирования, позволяют уничтожать высокоточное оружие противника с ЭПР до 0,01 — 0,02 кв. даже в сложнейшей помеховой установке (при использовании самолётов РЭБ EA-18G «Growler» и т. д.). Не трудно догадаться, что ожидает тактические истребители F-16I в. столкновении с более грозными ЗРК типа С-300В4.