Украина — один из мировых центров суррогатного материнства | Продолжение проекта «Русская Весна»

Украина — один из мировых центров суррогатного материнства

Украина — один из мировых центров суррогатного материнства (СМ). Это громкое заявление сделал генеральный прокурор Украины Юрий Луценко в середине июля. Однако, по его словам, эту процедуру часто используют для прикрытия вывоза младенцев из страны для продажи или донорства органов, причем речь идет о масштабных схемах. В пример генпрокурор привел, правда, лишь один случай с киевской клиникой вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) BioTexCom.

В 2011 году итальянская пара подписала с ней контракт на услуги суррогатной матери — гражданки Украины. Когда родился мальчик, супруги вывезли его на свою родину. Но там родителями ребенка их не признали: обязательный в Италии ДНК-тест на установление родства не подтвердил, что мужчина — генетический отец ребенка. Мальчика отдали на усыновление в другую семью. Владельцу же BioTexCom Альберту Точиловскому и главврачу этой клиники в июле 2018 года в Украине предъявили обвинения в торговле людьми, подделке служебных документов и уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах.

В интервью DW Альберт Точиловский подтвердил несовпадение генетических материалов отца и сына. Как это могло произойти, он объяснить не может: «Или эмбрионы в пробирке перепутали, или катетеры во время операции — человеческий фактор всегда присутствует».

По решению суда владелец BioTexCom находится под домашним арестом с браслетом на ноге. Если суд докажет, что он и главврач клиники действительно торговали детьми под видом оказания услуг суррогатного материнства, им грозит до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Сам Точиловский настаивает, что упрекнуть клинику можно разве что в нарушении инструкции Минздрава Украины по проведению искусственного оплодотворения. «За это предусмотрена административная ответственность, штраф. Но это не статья Уголовного кодекса о торговле людьми», — утверждает он.

Альберт Точиловский уверен, что дело развалится в суде. Истинной причиной интереса прокуроров к его бизнесу он считает 20 тысяч квадратных метров коммерческих площадей еще одной из его фирм. «Суд их арестовал и передал Национальному агентству по вопросам выявления, розыска и управления коррупционными активами. Агентство может теперь сдавать его в аренду и зарабатывать», — заявил бизнесмен DW.

Чтобы разобраться, можно ли действительно говорить о масштабной преступной схеме по продаже новорожденных иностранцам под прикрытием суррогатного материнства, DW обратилась в Генпрокуратуру Украины (ГПУ) с вопросом, сколько подобных случаев установили следователи и какие еще клиники под подозрением.

Из ответа ГПУ следует, что некое ООО, под которым, видимо, имеется в виду BioTexCom, провела не менее тысячи процедур оплодотворения с использованием суррогатных матерей. «Во многих случаях клиника не соблюдала требований украинского законодательства, когда ребенок должен быть в генетическом родстве хотя бы с одним из родителей, которые его усыновляют». При этом установленных следователями фактов нарушений, судя по письму, пока нет: «В данное время проводятся следственные (розыскные) и другие процессуальные действия, цель которых — проверить факт наличия генетической связи данных детей с родителями-заказчиками». Другие клиники ГПУ в своем письме не упоминает.

Из ответа Генпрокуратуры выходит также, что, несмотря на серьезные обвинения, BioTexCom работает и дальше: «В управлении ГПУ нет информации о лишении Министерством здравоохранения Украины указанного ООО лицензии на ведение хозяйственной деятельности по медицинской практике».

Вице-президент Украинской ассоциации репродуктивной медицины (УАРМ) генетик Валерий Зукин полагает, что заявления Генпрокуратуры о мошенничестве в сфере ВРТ и масштабных схемах торговли детьми безосновательны и наносят урон репутации репродуктивной медицины Украины. По его словам, за последние 18 лет ВРТ помогли появиться на свет 54 тысячам детей. «Обвинения, даже прозвучавшие из уст генпрокурора, должны быть доказаны судом. Только тогда это факт», — считает Валерий Зукин.

О возможном размахе мошенничества со стороны клиник можно судить по статистике. По данным УАРМ, в 2016—2017 гг. в Украине было проведено около 20 тысяч операций ВРТ. «Из них только 1,9 процента, то есть около 380 случаев — операции по суррогатному материнству», — говорит доктор.

Но и эти цифры не дают полной картины. «Программа СМ может быть начата и зарегистрирована, но мать может не выносить ребенка. Статистически программа уже была, но по факту ребенок не родился и не выехал из Украины», — замечает юрист Елена Бабич, специализирующаяся на делах о репродуктивных технологиях.

Судить же о том, является ли Украина международным центром суррогатного материнства, можно только по данным о детях, зарегистрированных в программах суррогатного материнства отдельно для иностранцев. Украинцы тоже охотно пользуются услугами суррогатных матерей и в настоящее время учитываются в той же статистике, что и граждане других стран. «Такими цифрами никто на Украине не оперирует. Поэтому слова о том, что мы Мекка (суррогатного материнства. — Ред.), не имеют под собой оснований», — констатирует юрист.

Как бы там ни было, репродуктивные технологии — отрасль для Украины проблемная, соглашается вице-президент УАРМ Валерий Зукин. По его словам, на рынке страны почти полсотни клиник такого профиля. Их работу сейчас регулируют не законы, а регулятивные акты, куда входят положения из закона «Об охране здоровья населения», Семейного кодекса, а также указа № 787 Минздрава о порядке использования ВРТ.

«Если их свести воедино — все законно. Но нужно безукоризненно придерживаться всех этих документов, а у нас нет системы контроля соблюдения правил клиниками, — отмечает специалист. — Никто вам точно не скажет, где грань между нарушением правил репродуктивной медицины и торговлей людьми. Доказать это тяжело».

Елена Бабич также считает, что программы суррогатного материнства недостаточно регламентированы. Например, не закреплены законом права и обязанности суррогатной матери, генетических родителей, нет защиты от нарушений контрактов. Также не прописаны гарантии материальной компенсации сторон.

После истории с клиникой BioTexCom в Верховную раду поступили уже пять законопроектов, касающихся ВРТ. Один из них предлагает запретить доступ к любым вспомогательным репродуктивным технологиям для иностранцев. Эту инициативу Елена Бабич не поддерживает. «Суррогатное материнство, с которым в Украине периодически возникают проблемы, — только одна из методик ВРТ. Много иностранцев приезжает к нам за лечением другими технологиями. Стоимость этих операций на Украине ниже, чем у них, а качество порой и выше. — подчеркивает юрист. — К тому же это медицинский туризм и инвестиции в экономику, о чем наши депутаты сами часто говорят».

Тем не менее, поступившие в Раду законопроекты — это попытка закрепить статус ВРТ именно законом, а не подзаконными нормативными актами. Правда, и они не предусматривают обязательного проведения ДНК-теста на генетическое родство между родителями и ребенком, выношенным суррогатной матерью.

«Такого положения вы в новых проектах не найдете, — уверяет юрист, — поскольку в этом случае нужно определять список аккредитованных украинских клиник, допущенных к таким процедурам. А здесь уже могут усмотреть коррупционную составляющую». Соответственно, Елена Бабич не исключает, что и в будущем в странах, где такой анализ обязателен, суды могут не признать воспользовавшиеся СМ пары родителями рожденных на Украине детей.

Тем временем, по сообщению государственного испанского телеканала RTVE, в Украине c начала июля «застряло» как минимум 20 испанских семей с новорожденными детьми. По данным других СМИ, их гораздо больше. Пресса поясняет, что в последние годы Украина стала для испанцев, особенно людей с невысокими доходами, основным местом в Европе, где можно стать родителями, прибегнув к суррогатному материнству.

Причина, по которой они не могут покинуть Украину — отказ испанского консульства регистрировать младенцев в качестве граждан Испании и выдавать им соответствующее разрешение на въезд в страну. При этом консульские работники ссылаются на новый закон Евросоюза о защите персональных данных, вступивший в силу в мае этого года. Дело в том, что до сих пор родственную связь младенца с новыми родителями устанавливали путем анализа ДНК, который брали у ребенка и отца в Украине и отсылали на проверку в Испанию. Новое же законодательство — в интерпретации испанского МИД — якобы не рекомендует гражданам ЕС делать этот тест за пределами ЕС. Соответственно, его результаты Испанией больше не признаются. Испанский МИД напоминает, что еще в декабре минувшего года предупредил о проблемах, которые могут возникнуть у лиц, намеревающихся обзавестись детьми в Украине.

Застрявшие испанцы утверждают, что у граждан других стран Евросоюза подобных трудностей не возникает. Единственное же, что предлагается им в качестве альтернативы, — вывезти детей по временной визе и решать вопрос об их регистрации в Испании в судебном порядке. Но это довольно долгий, рискованный и дорогостоящий путь, отмечают испанские СМИ.