Почему для Лукашенко Владимир Путин — «тяжёлый» собеседник | Продолжение проекта «Русская Весна»

Почему для Лукашенко Владимир Путин — «тяжёлый» собеседник

21 сентября в Сочи состоялись шестичасовые переговоры Владимира Путина и Александра Лукашенко. Белорусский лидер на следующий день назвал их «даже не сложными, а тяжелыми». Но тяжелой ситуацию сделал он сам

Граница, Украина, молоко, нефть

Темой беседы были вопросы взаимоотношения стран в рамках бесчисленного множества организаций, членами которых они обе являются (ЕАЭС, Таможенный союз, СНГ, ОДКБ, Союзное государство).

Много внимания мы уделили болезненным вопросам в рамках СНГ, которые касаются наших обоих государств. Прежде всего — Украина. В очень позитивном ключе был диалог,

— подчеркнул президент Белоруссии.

Позитивный разговор о многострадальной Украине — это всегда хорошо, но интересно, что Лукашенко упоминает ее в связи с СНГ, в работе которого украинцы давно не участвуют и членами этой организации себя не считают.

Известно также, что Россия и Белоруссия наконец договорились о правилах пересечения государственной границы гражданами третьих стран.

Но основной темой разговора были, как обычно, сельское хозяйство (Белоруссия категорически возражает против ряда ограничений, наложенных на продукцию некоторых молокозаводов) и нефтегазовая сфера, где Белоруссия настаивает на сохранении льготных условий торговли (беспошлинная схема, специальная внутренняя цена, завышенные объемы, позволяющие Белоруссии перерабатывать эту нефть и экспортировать бензин по рыночным ценам, в том числе и в Россию).

Стороны продолжат обсуждать эти и другие актуальные вопросы в скором будущем — на саммите СНГ в Душанбе (в конце сентября) и на Пятом форуме регионов Белоруссии и России в Могилеве (10—12 октября). Таким образом, за два неполных месяца Лукашенко и Путин встретятся минимум четыре раза, ведь предыдущий разговор состоялся совсем недавно.

И не факт, что этим ограничатся:

Я уверен, что мы до конца года практически все вопросы развяжем,

— заявил Лукашенко.

Сколько он находится у власти, столько мы «развязываем» какие-то «вопросы». И каждый раз, выдвигая какие-либо требования к России, он начинает заигрывать с Западом, причем довольно успешно. Скажем, в начале 2016 года с Лукашенко и его чиновников сняли действовавшие несколько лет европейские санкции.

В последнее время аналогичной политики стал придерживаться Казахстан, пытающийся ориентироваться одновременно на Россию и Китай, но Нурсултан Назарбаев действует не в пример тоньше своего белорусского коллеги.

Тяжелый собеседник

Изобилие встреч между главами России и Белоруссии вроде бы и не удивляет — как-никак ближайшие соседи и союзники, — но приходится отдать должное долготерпению российского президента. Приятным собеседником Лукашенко не назвать, да и экономических выгод от общения с ним пока что не видно.

Владимир Путин за словом в карман лезть не привык, но по отношению к Белоруссии и ее лидеру он всегда подчеркнуто корректен, но корректен, к сожалению, без взаимности.

Александр Григорьевич то ругает Россию предпоследними словами, то чуть ли не в ножки кланяется. Почитав его высказывания, чувствуешь себя одновременно «любимым старшим братом» и «недобросовестным жуликом и варваром». Понятно, что резкие высказывания Лукашенко направлены на внутреннюю аудиторию, но все же определенные границы надо знать.

Лукашенко пришел к власти в 1994 году на пророссийских лозунгах — его предшественник, председатель Верховного Совета республики Станислав Шушкевич, проводил националистическую политику, направленную на вытеснение русского языка из обихода, что не вызывало сочувствия у населения.

Но, например, всю свою президентскую кампанию 2010 года Лукашенко построил исключительно на безобразной антироссийской риторике. Понятно, что тем самым он перехватывал повестку своих противников-западников, но уже тогда казалось, что «батька» зашел слишком далеко.

Дмитрий Медведев, бывший тогда президентом России, так комментировал поведение своего белорусского коллеги:

Президент Лукашенко в своих высказываниях выходит далеко за рамки не только дипломатических правил, но и элементарных человеческих приличий. Впрочем, это тоже не стало для меня новостью. Я помню, как был удивлен, когда при нашей первой двусторонней встрече, вместо того чтобы сосредоточиться на российско-белорусском сотрудничестве, он очень подробно и исключительно в негативной манере принялся обсуждать моих предшественников на посту президента России — Бориса Ельцина и Владимира Путина.

Простили и это, конечно…

Между тем Белоруссия живет во многом за счет российской помощи: льготных кредитов, пошлин, условий взаимодействия. Александру Лукашенко за 24 года у власти не удалось выстроить эффективную самодостаточную экономику, которая позволяла бы хоть как-то сводить дебет с кредитом без очередной порции российской помощи.

Нет в мире лучшей иллюстрации к поговорке про привычку кусать руку, которая кормит. Потому и переговоры выдались «даже не трудными, а тяжелыми».

Постоянные попытки Лукашенко заигрывать с Западом вызывают недоумение. Какие альтернативы союзу с Россией есть у Белоруссии? Может ли она, например, стать уважаемой страной западного мира, полноправным членом Евросоюза, участником европейского «общего рынка» — в общем, все то, что в 2014 году анонсировала Украина? Теоретически, на словах — пожалуй.

Практика же показывает, что странам Восточной Европы уготована весьма незавидная роль — и Прибалтика, и балканские страны, мягко говоря, не почувствовали ускоренного развития в связи с вступлением в Евросоюз.

Бедные периферийные страны, зачем-то заменившие свои национальные валюты универсальным евро, потеряли возможность вести собственную внешнюю и финансовую политику. Единственный плюс — возможность без визовых унижений съездить посмотреть, как живут действительно успешные государства.

Ни о какой значимой помощи со стороны метрополии речь там не идет — так, увидев план спасения экономики своей страны, греки первым делом спросили, что же тогда означают слова «разрушение» и «удушение». Поэтому обращаться на Запад Белоруссии бессмысленно, если, конечно, она не хочет увидеть квоты на выращивание картофеля и запрет на производство джина (он в Синеокой очень неплох).

Этой небольшой стране — 13-е место по площади в маленькой Европе — исторически предписано быть своеобразным «окном в Европу», западным форпостом евразийской цивилизации.

Россия, столп этой цивилизации, относится к Белоруссии с подчеркнутым уважением, несмотря на статус «старшего брата», и вполне заслуживает в этом плане взаимности. И не перестанет поддерживать Белоруссию. Но обсуждение механизмов этой поддержки должно осуществляться никак не в режиме торга и шантажа. Тогда и переговоры будут и не сложными, и не тяжелыми.