Почему победы Хабиба не объединяют страну | Продолжение проекта «Русская Весна»

Почему победы Хабиба не объединяют страну

Хабиб Нурмагомедов на днях одержал одну из самых внушительных побед в октагоне. Его бой с ирландцем Конором Макгрегором смотрело, кажется, полмира. Победа гражданина России должна была воодушевить страну, но огромное количество наших людей переживали за Конора. Или болели против Хабиба.

Хабиб Нурмагомедов не является кумиром для многих наших соотечественников. Это отчетливо показала реакция болельщиков на его бой с Макгрегором, прошедший в США в минувшие выходные. Хабиб — кумир Дагестана, Чечни, других кавказских республик.

На его аккаунт в Instagram подписано колоссальное количество граждан Киргизии, Узбекистана, Таджикистана. За Хабиба болеют и русские, и представители многих других национальностей. Но Нурмагомедов не стал, и трудно представить, что станет кумиром для большинства русских любителей боев без правил и простых спортивных болельщиков. Даже несмотря на его достижения: Хабиб провел 27 боев в легком весе и все завершил победой.

Хабиб является настоящим примером для подражания в родной республике. В Махачкале его успех встретили народными гуляниями, скачками, даже стрельбой в воздух из автоматов. На стадионе в Каспийске Хабиба приветствовали 15 тысяч восторженных фанатов.

В Москве же победителя «боя века» не встретил никто. Более того, соцсети были полны язвительных, а часто — и оскорбительных постов и мемов, направленных против дагестанца. Перед боем в Twitter была проведена масса опросов читателей на предмет, кто кого победит и кто за кого будет болеть. Они показали, что ряд русскоязычных пользователей симпатизируют Конору, а не Хабибу.

Не замечать этого факта уже нельзя. Спрятать голову в песок — тоже. Факт есть, и его трудно игнорировать.

Какие претензии предъявляют Хабибу?

Главная претензия «хейтеров» Нурмагомедова к нему состоит в том, что спортсмен никогда не был замечен в публичных проявлениях любви или хотя бы уважении к флагу России. Нурмагомедов выходит на бои в дагестанской папахе, под песню «Мой Дагестан», под другие композиции, воспевающие республику. Но никогда на нем нет российского флага. Ни на плечах, ни в руках.

Соперник дагестанского бойца Конор Макгрегор живет в США. Но на каждый свой поединок выходит с флагом родной Ирландии. Поэтому ирландцы сходят с ума по Конору и готовы простить ему все. Даже отвратительные оскорбления, которыми Конор осыпает своих соперников.

Легенда русского ММА Федор Емельяненко не только выказывает уважение флагу свой страны, он активный популяризатор России в мире. Кстати, в том числе за счет очень достойного поведения в октагоне и вне его. В целом свою национальную и государственную идентичность демонстрируют подавляющее большинство спортсменов.

А вот Хабиб упорно игнорирует государственную символику. Единственное, что отождествляет его с Россией, — титры по телевидению, снабженные нашим триколором.

Русские болельщики не чувствуют привязанности Хабиба к России. Сам боец на эту тему говорить не любит. Известно, что он сторонник радикальных исламистских взглядов.
Его окружение — в основном крепкие парни из Дагестана и Чечни с характерными бородами и взглядами, его менеджеры — арабы. Нурмагомедов молча, но настойчиво ассоциирует себя только со своим регионом. Для него Дагестан — все, остальное может подождать или вообще не иметь значения. Его поклонники это много раз публично подчеркивали.

Наиболее ярко взгляды Хабиба на жизнь, российские порядки и то, каким он видит будущее республики, проявились во время скандала с рэпером Тимати и поп-исполнителем Егором Кридом. Нурмагомедов в целом говорил правильные вещи — про разлагающую сущность гламурных тусовок и их персонажей, про свое отношение к эстрадным певцам, под которым подписались бы многие люди с консервативными взглядами из русского мира. Но делал он это в оскорбительной манере, называя звезд эстрады «петушарами» и прочими нелестными эпитетами, что было бы приемлемо в споре диванных бойцов в Интернете, но недопустимо для человека публичного.

Крайнее неудовольствие многих поклонников ММА вызвала и разборка Хабиба с давним партнером и другом Конора Макгрегора, русским парнем Артемом Лобовым. Последний в одном из СМИ, не выбирая выражений, высказался на тему переноса и отмены Хабибом нескольких своих боев. А Нурмагомедов в ответ напал на Лобова в одном из нью-йоркских отелей, да не один, а с целой толпой друзей-приятелей. Инцидент вызвал шквал эмоций, а многие нашли в этой выходке аналогии с действиями дагестанской молодежи у торговых центров в больших российских городах. Аналогия была и впрямь линейная.

Именно этот инцидент превратил Хабиба и Конора в настоящих врагов — до этого они в целом мирно уживались в мире UFC. Ответные действия не заставили себя долго ждать: Макгрегор собрал свою «братву», прилетел в Нью-Йорк на личном самолете и атаковал автобус с окружением Хабиба и им самим. Причем Нурмагомедов не вышел из автобуса, чтобы ответить за случай с Лобовым.

Такой же шквал эмоций вызвали и прыжок Хабиба в зал ради драки с членом команды Конора уже после окончания поединка, и нападение членов команды Нурмагомедова на побежденного уже и полузадушенного Конора. Причем, будь это русский боец, такой реакции у широкой публики, может, и не было бы. В целом случившееся показывает, что фигура Хабиба вызывает противоречивые мнения и не сплачивает страну в минуты побед, как это было во время чемпионата мира по футболу.

Как к этому относиться? Да никак. Положение дел обозначено и зафиксировано. Никого не надо принуждать ни к любви к Родине, ни к объятиям друг друга.

«Внероссийскость» Хабиба — состоявшееся явление. Отрицание его многими гражданами России — тоже. Это надо просто принять.