Где керченский убийца взял деньги на оружие | Продолжение проекта «Русская Весна»

Где керченский убийца взял деньги на оружие

Родные Влада Рослякова рассказали, когда будущий убийца увлекся оружием, и почему перестал ходить вместе с мамой в церковь свидетелей Иеговы.

Утром 19 октября практически вся Керчь прощалась с 20 жертвами бойни в колледже. Как сообщал RusNext, проститься с убитыми пришло до 30 000 человек.

Пока город скорбел на центральной площади, следователи в очередной раз прошлись по соседям и родственникам убийцы. Вопросы были такие же, как и два дня назад, рассказывает «КП».

— Нас с мужем спрашивали, что могло подтолкнуть внука на это ужасное преступление, — призналась журналистам «КП-Крым» бабушка Влада Галина. — Интересовались и тем, не состоял ли наш мальчик в секте. Я и им, и вам откровенно говорю: это все мать Влада Галина (она тезка моя)! Галя еще 20 лет назад связалась со свидетелями Иеговы. Стала ходить на их мессы. Ну и Владика с собой стала таскать. А он маленький еще был, годика три ему было. Ну что он там поймет? Я, чтобы понять, не промывают ли Гале там мозги, тоже пару раз сходила на эти сборища. Но ничего преступного там не увидела. Ну, а когда Владу исполнилось четыре года, он уже сам сказал матери: «Не хочу больше к этим дядям и тетям ходить!» И с тех пор моя невестка уже одна ходила к своим «свидетелям».

Старушка говорит, что в последнее время Влад стал черствым — совсем перестал общаться с отцом. Игорь Росляков раньше работал на заводе. Жена вместе с ребенком ушла из-за того, что он много пил. Однажды Игорь пьяным упал с моста, ударился головой. С тех пор у мужчины начались проблемы со здоровьем. Ему даже дали инвалидность.

«Игорь в основном сидел дома, — продолжает бабушка Рослякова. — Но ему хотелось погулять с сыном. Игорь просил его: «Владик, пойдем к морю, еще куда-нибудь». А внук в последнее время только отмахивался от отца. Говорил: «Я взрослый. Мне с тобой не интересно».

До сих пор открытым остается вопрос, где Влад взял деньги на ружье и патроны. Мать и сын жили так бедно, что не могли вовремя оплачивать даже коммуналку. У них в подъезде мы обнаружили квитанцию, из которой следует, что Росляковы просрочили 2 тысячи рублей за прошлый месяц.

«Они едва концы с концами сводили, — кивает бабушка Влада. — невестка моя санитаркой за 14 тысяч в месяц работает. Внук в прошлом году записался в спортзал. Но уже через месяц ему пришлось оставить тренажерный зал. Не хватило денег, чтобы заплатить за весь абонемент».

Так откуда же вдруг взялись 50 тысяч на боекомплект?

«Мой сын раньше ездил на мотоцикле. В последние годы он просто пылился у нас в гараже вместе с прицепом, — добавляет Галина Рослякова. — Следователи предположили, что Влад мог продать мотоцикл. Когда они узнали про гараж, сразу забрали у меня ключи от него. Устроили там обыск. На месте мотоцикл или нет, я не знаю. Ключи мне пока не вернули».

Поздним вечером бабушка убийцы Галина обнаружила пропажу всех сбережений.

«Рядом с фотоальбомом в косметичке у меня хранились 20 тысяч, — хриплым от рыданий голосом рассказывает пенсионерка. — Внук знал про них. Может быть, взял, когда забирал фотографии в последний раз» — Влад накануне бойни посетил дом бабушки и забрал почти все свои детские фото из альбома под предлогом того, что хотел их оцифровать. Галина собирала эти деньги себе на похороны.

Росляков взял деньги в «Микрокредитах»?

Самый простой способ быстро и легально получить наличные — микрозаймы. «Комсомолка» заглянула в керченские конторы, предоставляющие кредит по паспорту.

В Аршинцево, отдаленном от центра Керчи районе, где проживал с мамой стрелок, точка займов всего одна. Барышня-менеджер пристально смотрит на фотографию Рослякова в моем телефоне.

«Думаете, этот убийца у нас деньги брал? — ежится девушка. — Не было у нас такого! Я бы запомнила. А сколько ему лет? 18? О, тогда точно это не наш клиент. Мы выдаем деньги с 21 года!»

Отправляемся к автовокзалу. Там точек быстрого кредитования — больше всего. В основном, все дают в долг от тысячи до 30 тысяч рублей на 20–30 дней под 2–2.7 процента (начисляется ежедневно).

Кстати, в большинстве подобных фирм, как и в первой точке, деньги выдают только с 21 года. Но нашлись и исключения. В одной конторе предлагают до 69 тысяч рублей всем 18-летним.

«Но мы требуем у молодых клиентов телефон кого-то из родителей. И прежде, чем дать деньги, звоним, спрашиваем: „В курсе ли вы, что ваш ребенок берет кредит?“ Но Рослякова у нас не было».

В следующей конторе добавляют:

«К каждому клиенту подходим индивидуально, смотрим на платежеспособность, принимается решение, — улыбается девушка с фирменным галстуком. — 18-летнему могут не выдать большую сумму, особенно если занимает в первый раз».

Мы обошли семь микро-фирм. Ни в одной из них стрелка не опознали. Может, Влад, действительно, нашел другой способ разжиться деньгами. А, может, менеджеры просто нагло врут.

Мастер на заводе, где стрелок 2 месяца проходил практику, рассказал, что студенту не заплатили ни копейки.

Накануне мы рассказывали, что на судостроительный завод, где стажировался Росляков, нагрянули следователи. Задачей сыщиков было выяснить — не стащил ли студент с предприятия детали, которые потом мог использовать для создания взрывчатки.

«Это совершенно исключено, — уверяет мастер Валерий Чернай. — Всех, кто выходит с завода, досматривает охрана. И сумки все проверяют. И люди проходят через специальные рамки».

К слову, на предприятии Росляков не заработал ни копейки.

«Это была обычная производственная практика. Мы за нее не платим, — добавляет Чернай. — Да и за что ему платить было. Росляков никогда не слушал. Постоянно сидел в своем телефоне. Он ничего не умел, не знал. И не хотел ничему учиться».