Deep Strike: дубина над главной базой ЧФ в Севастополе | Продолжение проекта «Русская Весна»

Deep Strike: дубина над главной базой ЧФ в Севастополе

Несмотря на заметное отставание военно-промышленного комплекса США в области разработки перспективных ракетных комплексов средней дальности, оснащённых гиперзвуковыми баллистическими или крылатыми ракетами с радиусом действия 1000 км и более, а также наличие в распоряжении ВВС США лишь сырой, недоведенной до уровня оперативной боевой готовности 5,5-маховой крылатой ракеты X-51A «Waverider» с гиперзвуковым прямоточным воздушно-реактивным двигателем, Пентагон всё же располагает инструментами, представляющими серьёзную угрозу для зенитно-ракетных средств Воздушно-космических сил, а также подразделений ПВО Сухопутных войск России, дислоцированных в Южном и Западном военных округах России.

Одним из таких инструментов является перспективная малоразмерная оперативно-тактическая баллистическая ракета «Deep Strike» («Глубокий удар»), также известная в западной прессе под акронимом PrSM («Precision Strike Missile»).

Данное средство воздушно-космического нападения разрабатывается американской компанией «Raytheon» в рамках многообещающей программы LRPF («Long-Range Precision Fire») для дополнения, а затем и вовсе замены оперативно-тактических баллистических ракет семейства ATACMS (MGM-140B и MGM-164B), обладающих дальностью действия лишь в 300 км и достаточно большой радиолокационной сигнатурой (около 0,2 кв. м), что позволяет обнаружить посредством обзорных РЛС 91Н6Е и 96Л6Е (комплексов С-400 «Триумф») на удалении 160–240 км.

На сегодняшний день основной спектр работ выполнен: в июле 2018 года была осуществлена интеграция макета-демонстратора «Deep Strike» в ранее разработанный транспортно-пусковой контейнер нового образца (с меньшим калибром, нежели у стандартного 610-мм контейнера для ATACMS), о чём сообщило новостное и военно-аналитическое издание «Jane`s».

С этого момента ракеты «Deep Strike», проходящие последнюю доводку бортового радиоэлектронного оборудования (включая инерциально-навигационные системы, оптико-электронные корреляционные датчики и приводы аэродинамических рулей), будут адаптированы к применению из самоходных гусеничных ПУ M270 РСЗО MLRS, а также колёсных пусковых установок M142 реактивных систем залпового огня HIMARS.

Никого не удивит, если в ближайшие 3–5 лет ракеты PrSM войдут во многочисленные контракты, заключённые между европейскими государствами-участниками блока НАТО и компанией «Рэйтеон» по линии иностранных военных продаж (FMS), после чего пополнят боекомплекты румынских и польских РСЗО MLRS. Всё бы ничего, если бы не дальность действия «Deep Strike», которая может достигать 450–500 км, а также эффективная отражающая поверхность (коэффициент отражаемой телом электромагнитной волны), которая, в сравнении с ракетой ATACMS, снизится в 2–4 или более раз (до 0,1–0,05 кв. м) благодаря меньшему диаметру корпуса ракеты и более широкому применению композиционных и радиопоглощающих материалов в конструкции корпуса. О чём это говорит?

Основываясь на обнародованном эскизе, размещённом на ресурсе asc.army.mil, нетрудно определить, что калибр «Deep Strike» находится в пределах 330–340 мм. Малые окружности — 227-мм ячейки управляемых реактивных снарядов M31A1, большие (белые) — 330-мм ячейки перспективных ОТБР «Deep Strike»

Во-первых, состоящие на вооружении румынской армии, а также дислоцированные в Румынии артиллерийские подразделения СВ США РСЗО HIMARS, оснащённые ракетами «Deep Strike» в дополнение к управляемым реактивным снарядам M31A1, смогут «дотянуться» не только до северо-западного побережья Крыма, включая Евпаторию, но и до юго-западных и центральных районов полуострова, включая главную военно-морскую базу Черноморского флота ВМФ России в Севастополе. Оперативно-тактические баллистические ракеты версии ATACMS Block IIA c дальностью стрельбы 300 км такими возможностями не обладали.

Во-вторых, в связи с меньшей радиолокационной сигнатурой «Deep Strike», дальность их «захвата» посредством радиолокационных средств наведения комплексов С-300В4 и С-400 «Триумф» (радаров наведения 9С32 М и подсвета 92Н6Е) будет составлять лишь около 100–140 км. При подлётной скорости «Deep Strike» в 1700–1800 км/ч у расчётов С-300В4/400, прикрывающих военные объекты ВКС и ЧФ ВМФ России в Республике Крым будет оставаться лишь 55–80 с на перехват данных ракет. Конечно, если учитывать тот факт, что каждый зенитно-ракетный дивизион С-400 «Триумф» и С-300В4 способен одновременно перехватывать 10 и 24 цели соответственно, то становится ясно, что несколько данных комплексов без затруднений отразят даже массированный удар баллистическими ракетами «Deep Strike»/PrSM; тем более, что их будут дополнять такие зенитно-ракетные системы, как С-300ПМ1, также защищающие воздушно-космическое пространство над Западным Крымом. Более того, наличие в боекомплектах систем С-300В4 новых зенитных управляемых ракет 9 М82 МВ с активными радиолокационными головками самонаведения позволяет уничтожать «Deep Strike» даже в момент подлёта под углом 95 градусов, когда радары ЗРК не могут увидеть ракету ввиду недостаточного обзора в вертикальной плоскости. Но есть здесь и одна неприятная загвоздка.

Очевидно, что оперативно-тактические баллистические ракеты «Deep Strike», в отличие от ATACMS, будут заточены под выполнение противозенитных манёвров с перегрузками более 20 ед. (как и наши «Искандеры-М»). Следовательно, даже двухступенчатые зенитные ракеты 9 М82 МВ, две боевые ступени которых способны маневрировать с перегрузками около 30 ед., могут и не перехватить маневрирующую ОТБР PrSM; ведь все мы знаем, что для уничтожения маневрирующего баллистического объекта перехватчик должен обладать в 2,5–3 раза большими собственными перегрузками.

Единственная ракета-перехватчик, подходящая для поражения столь «вёртких» воздушно-космических «гостей», — 9 М96Е2/ДМ, получившая «пояс» из газодинамических двигателей поперечного управления. Но судя по длительному молчанию военно-дипломатических источников и СМИ относительно принятия на вооружения ЗРК «Витязь», данные ракеты так и не доведены до уровня начальной боеготовности, и это не радует. Стоит учитывать и тот факт, что без зенитных ракет 9 М96 ДМ в арсеналах С-400 американские ОТБР «Deep Strike» будут представлять заметную угрозу не только стратегически важным объектам в Крыму, но и военной инфраструктуре российской армии в западных областях РФ, имеющих общие границы с Польшей, Литвой, Латвией и Эстонией.

Deep Strike: дубина над главной базой ЧФ в Севастополе | Продолжение проекта «Русская Весна»