В МИД допустили выход России из Совета Европы | Продолжение проекта «Русская Весна»

В МИД допустили выход России из Совета Европы

16 января Госдума приняла заявление, что не собирается направлять заявку на подтверждение полномочий членов российской делегации в ПАСЕ и не будет платить взносы в Совет Европы в 2019 году, пока в организации сохраняется возможность использовать политические санкции против национальных делегаций. Накануне аналогичное заявление принял Совет Федерации. Заместитель председателя Госдумы Петр Толстой заявил РБК, что по ПАСЕ уставу заявку можно подать только в январе, то есть в следующий раз Россия сможет подать ее только в январе 2020 года.

Заявления Госдумы и Совета Федерации касаются январской сессии, которая является основной, сообщил РБК глава Департамента общеевропейского сотрудничества МИД России Андрей Келин.

«В этом году помимо январской будет еще несколько сессий, — объяснил он. — Российские парламентарии отказались ехать только на одну, январскую. Однако мы мосты не сжигаем. Трактова положения устава ПАСЕ, согласно которой заявку на подтверждение полномочий делегации можно вносить только один раз в год, может быть оспорена».

Келин не исключает, что российская делегация может принять участие в июньской сессии, на которой будет избираться новый генсек организации, «если к тому времени ситуация изменится и в ПАСЕ сложатся условия для возвращения наших парламентариев».

На прошлой неделе председатель комитета министров Совета Европы получил шорт-лист кандидатов на пост генерального секретаря, отобранных странами — членами организации, следовало из сообщения Совета Европы. В список попали глава МИД Бельгии Дидье Рейндерс, бывший премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс, депутат парламента и бывшая глава МИД Греции Дора Бакоянни и заместитель премьер-министра и глава МИД Хорватии Мария Пейчинович-Бурич.

По словам Келина, пока говорить о предпочтениях России рано. «Все кандидаты должны будут в марте представить свои программы. И мы будем на их основании выносить свои суждения. В предварительном порядке могу сказать, что кандидаты наиболее крайних взглядов вряд ли получат одобрение», — заявил он. По его словам, есть сомнения в отношении Кубилюса, который неоднократно призывал ввести новые санкции против Москвы и нарастить помощь Киеву.

В 2014 году, после присоединения Крыма, Россию лишили права голоса в ПАСЕ и участия в заседаниях уставных органов Совета Европы. В 2016 году страна отказалась от участия в ПАСЕ, а летом 2017 года заявила о приостановке выплат в Совет Европы в связи с неучастием ее делегации (годовой взнос составляет €33 млн).

В целом, говорит Келин, Россия признает и осознает ценность участия в Совете Европы, тем более что важнейший «элемент этого участия — Европейская конвенция по правам человека».

«Выход из совета будет автоматически означать выход из конвенции. Но в то же время мы не можем закрыть глаза на то, что права наших парламентариев ущемляются», — пояснил он.

Келин напоминает, что наряду с Парламентской ассамблеей в Совете Европы есть также межгосударственное взаимодействие: «Работа в межгосударственном формате не прекращалась и продолжается, огромная, по всем линиям». Россия участвует в порядка семидесяти конвенций и более чем тридцати двухсторонних программах, уточнил он.

По словам Келина, «на уровне профессионалов и дипломатов подавляющее большинство собеседников в европейских столицах прекрасно понимают, что Россия должна оставаться в Совете Европы». Москва, утверждает он, также фиксирует смещение настроений в ПАСЕ в лучшую сторону, но этот процесс идет довольно медленно.

Сейчас для России вопрос о поправках в устав Совет Европ, запрещающей лишать национальные делегации полномочий по политическим мотивам, является принципиальным, говорит Келин. Восстановления российской парламентской делегации в правах недостаточно, нужны гарантии, что повторения подобных инцидентов невозможно, отмечает дипломат.

В соответствии с 9-й статьей устава организации, «если какой-либо член Совета Европы не выполняет своих финансовых обязательств, Комитет министров может приостановить его право на представительство в комитете и в консультативной ассамблее до тех пор, пока упомянутые обязательства не будут выполнены». Осенью 2018 года генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд заявил, что из-за отказа вносить финансовый взнос к России могут быть применены меры.

По словам Келина, в ПАСЕ будет создана специальная комиссия для запуска возможной приостановки представительства России, но положения устава очень гибкие и допускают различные трактовки. Формально вопрос о приостановке может быть поднят, но бюрократический процесс займет много времени, говорит дипломат.​ «Если же разбирательство действительно начнется, для нас это будет унизительно. И будет означать, что мы сами выйдем из Совета Европы», — резюмировал Келин. ​

Наиболее вероятно, что в 2019 году Россия покинет ассамблею, считает доцент кафедры интеграционных процессов МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули. Среди российской политической элиты есть два лагеря со своим взглядом на то, нужно ли России остаться, отмечает эксперт. Кремль, по его словам, считает, что членство в СЕ России больше не нужно, потому что оно связано с чрезмерными компромиссами, и он может использовать сложившуюся ситуацию как повод для выхода.

«С этой позицией борются профессионалы, которые понимают, что членство в Совете Европы нам нужно, но позиция первых является определяющей», — говорит он. «Если Совет Европы внезапно проявит способность к компромиссу, хотя непонятно, зачем ему это нужно, тогда та часть нашей внешнеполитической элиты, которая за сохранение представительства, сможет протолкнуть этот вариант», — утверждает Тэвдой-Бурмули.