Сохранить честь. Как русские воины спасали свои знамена от врага | Продолжение проекта «Русская Весна»

Сохранить честь. Как русские воины спасали свои знамена от врага

Утрата знамени боевой части производит сильнейший деморализующий эффект, не сохранивших полотнище военнослужащих отдают под трибунал, а подразделение обычно расформировывают. Солдаты и офицеры русской армии не раз рисковали жизнью, совершали подвиги, спасая воинское знамя от врага.

Не жалея себя

В Русско-японской войне 1904–1905 годов Российская императорская армия не сдала врагу ни одного боевого знамени. В качестве трофеев японцам достались лишь два знаменных древка, все полотнища и юбилейные ленты удалось сохранить. Офицеры и солдаты, спасавшие свои знамена, нередко проявляли не только героизм, но и недюжинную смекалку. В ночь на 20 декабря 1904-го перед капитуляцией гарнизона осажденного Порт-Артура лейтенант Алексей Косинский собрал штандарты девяти полков и Квантунского флотского экипажа, оборонявших крепость, а также серебряные рожки канонерских лодок «Бобр» и «Гиляк» и погрузил их на эскадренный миноносец «Статный». Под покровом темноты команде удалось незамеченной проскользнуть мимо кораблей японского флота и прорваться в китайский порт Чифу, где знамена передали русскому консулу. Позже их вернули в полки.

Известно несколько эпизодов спасения боевых знамен в ходе кровопролитного Мукденского сражения. Двадцать пятого февраля 1905 года 162-й пехотный Ахалцыхский полк сошелся врукопашную с превосходящими силами противника. Знамя части находилось при сводной роте, которой командовал капитан Степан Жирнов. Опытный офицер вовремя заметил, что противник почти завершил окружение его подразделения, и отдал приказ прорываться на штыках. Перед последним броском унтер-офицер Гришанов спрятал полотно знамени под одеждой, в то время как Жирнов отвлек противника на себя, бросившись с древком в другую сторону. Капитан погиб в бою, однако Гришанову позже в плену удалось спрятать штандарт. Он передал его поручику своего полка Хондажевскому, который хранил реликвию почти девять месяцев до своего освобождения. Знамя вернулось в расположение 162-го полка.

За линию фронта

Множество знамен по тем или иным причинам были утеряны на начальном этапе Первой мировой войны. Часть из них удалось вернуть, некоторые — буквально чудом. В середине августа 1914-го во время неудачных боев в Восточной Пруссии своего знамени едва не лишился 1-й Невский полк 1-й пехотной дивизии 13-го армейского корпуса. Часть понесла серьезные потери, попала в окружение и была большей частью разгромлена. При отступлении фельдфебель-подпрапорщик Никифор Удалых, бывший знаменосцем полка, закопал штандарт в землю, оставив на месте тайника едва заметную метку. Остатки части вернулись в Россию на переформирование. В Лиде Удалых познакомился с только поступившим в распоряжение полка поручиком Александром Игнатьевым и рассказал ему о спрятанном штандарте. Тот немедленно загорелся идеей спасти боевое знамя и долго подговаривал Удалых отправиться на поиски.

Через некоторое время они пропали из расположения части и первые дни считались дезертирами. Однако прошло чуть больше двух недель, и оба вернулись в полк — оборванные, окровавленные, но с заветным знаменем, заботливо завернутым в солдатскую рубаху. Выяснилось, что Удалых и Игнатьев тайком пробрались в Восточную Пруссию, передвигаясь по ночам и скрываясь в лесах от немецких разъездов. Они нашли тайник и выкопали реликвию. Когда смельчаки переходили линию фронта в обратную сторону, нарвались на патруль неприятеля. Игнатьев получил пулю в ногу, но Удалых на себе вынес товарища из-под огня. Обоим удалось скрыться в болотах и благополучно вернуться к своим. За этот подвиг подпрапорщик Никифор Удалых был награжден солдатским Георгиевским крестом 1-й степени, а поручик Александр Игнатьев стал кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени.

Народ и армия

В первые, самые страшные месяцы Великой Отечественной войны немцы захватили десятки знамен советских полков и дивизий, принявших на себя удар танковых клиньев вермахта. Красная армия отступала на восток, ожесточенно отбиваясь и истекая кровью в попытках хоть немного задержать могучего и безжалостного врага. Но даже в котлах лета-осени 1941-го советские солдаты не сдавали знамена без боя. Один из героических эпизодов того времени связан со штандартом 24-й стрелковой дивизии, вошедшей в историю войны как Железная. Летом 1941-го бойцы соединения противостояли многократно превосходящим силам немцев в Белоруссии и были вынуждены отходить. Знамя дивизии хранил у себя старший политрук Барбашев — 6 августа с двумя бойцами он попытался вынести полотнище из окружения в районе деревни Анютино Чериковского района Могилевской области. Но все трое погибли в перестрелке.

Свидетелем этого боя был местный житель Дмитрий Николаевич Тяпкин, ветеран Русско-японской войны. Ночью он тайком пробрался к телам красноармейцев и обнаружил у одного из них красное полотно. Позвав на помощь соседа, Дмитрий Николаевич похоронил бойцов и спрятал знамя в братской могиле, где оно и хранилось до октября 1943-го. Когда войска 38-го стрелкового корпуса освободили Анютино, Тяпкин рассказал о могиле начальнику политотдела соединения. А 8 марта 1944-го в штаб 24-й дивизии поступил приказ за подписью заместителя наркома обороны маршала Василевского. В документе были изложены причина пропажи и история спасения знамени дивизии. Далее указывалось следующее: «Для сохранения славных боевых традиций старейшей дивизии Красной армии вернуть 24-й стрелковой Бердичевской дивизии боевое знамя и впредь именовать ее «24-я стрелковая Бердичевская, дважды Краснознаменная Железная дивизия». Дмитрий Николаевич Тяпкин был награжден орденом Красного Знамени и навечно зачислен в списки соединения.

Еще более удивительная история произошла со знаменами 968-го и 970-го стрелковых полков 255-й стрелковой дивизии, оборонявшей в первые месяцы войны Киев. Двадцатого сентября 1941-го десятилетний школьник Костя Кравчук, прятавшийся в подвале от бомбежки, выбрался наружу и увидел на перекрестке двух красноармейцев. Они, убедившись, что мальчишка — пионер, передали ему тугой сверток с полковыми знаменами и попросили как следует его спрятать. Сначала парень закопал их в ближайшем саду, но потом, испугавшись за их сохранность, перепрятал — сложил полотна в холщовый мешок, просмолил его и опустил в заброшенный колодец. Позже Костю отправили на принудительные работы в Германию, однако он сбежал и перешел линию фронта. Киев к тому моменту освободили, поэтому вскоре после возвращения домой пионер достал из тайника знамена и отдал их коменданту города. Первого июня 1944 года Костя Кравчук был награжден орденом Красного Знамени, став самым юным кавалером этой высокой награды.