«У нас постмодернистский переворот. Без танков, но при помощи банков», — греческие эксперты | Русская весна

«У нас постмодернистский переворот. Без танков, но при помощи банков», — греческие эксперты

Греция шокирована тем, что итоги пафосного референдума были растоптаны как международными кредиторами, так и собственным правительством, его организовавшим, - передает из Афин спецкор Комсомольской правды Дарья Асламова

Мой друг, греческий бизнесмен Атанасиос Чортакиас принципиально отказался голосовать на референдуме. Зато он обошел вместе со мной избирательные участки, где произвел фурор.

«Люди! Вас обманывают! - возмущался он. - Этот референдум нужен властям, чтоб подтвердить свою легитимность. Правительство просто хочет переложить ответственность на граждан. А после они вас всех сдадут. И Ципрас подпишет все, что ему скажут кредиторы». (Прямо как в воду глядел.)

Люди в очередях вздыхали и говорили: «Ну, все-таки надо голосовать. А вдруг Европа нас услышит?» «Вас никто не услышит! - кричал Атанасиос. - Всех греческих политиков, начиная с 1981 года, надо посадить в тюрьму как государственных изменников!»

Избиратели поддержали его бурными аплодисментами.

«Если вы всех посадите, откуда же вы возьмете других, честных политиков? - с сомнением спрашивала я. - У вас всего-то населения 10 миллионов».

«Найдем. Выборы прошли всего лишь пять месяцев назад. Что обещала «Сириза?» Она говорила: мы будем просить новый кредит не с опущенной, а гордо поднятой головой. Популисты обещали невозможное: мы останемся в зоне евро и не будем платить кредиты».

«Но ваши люди тоже как овцы, - возмутилась я. - У них не хватает храбрости взглянуть в лицо фактам». «Да, греки любят верить в сказки. Мое мнение: мы не должны выплачивать долги. Необходимо вернуть драхму, отменить визы русским туристам и отказаться от санкций, чтобы Россия в обмен открыла рынок для наших продуктов. И начать движение к Евразийскому союзу».

REUTERS
ВСЕ ГРЕКИ - НЕМНОЖКО АНАРХИСТЫ
Фото: REUTERS

Панайотис Пиларинос, адвокат, хотя и проголосовал на референдуме «нет» требованиям кредиторов, но не питает больших иллюзий, что Евросоюз отпустит греков живыми:

- Слишком важная стратегическая средиземноморская территория. Хотя для нас единственно правильное решение — выход из еврозоны и из ЕС. Чем быстрее мы это сделаем, тем быстрее развалится Евросоюз. Когда-то ЕС устраивался как объединение народов, а на самом деле, это объединение финансовых корпораций. Но в глубине души я не верю, что Европа оставит нас в покое».

ВСЕ ГРЕКИ - НЕМНОЖКО АНАРХИСТЫ

Утренняя встреча в кафе с моей новой знакомой Нонной, журналисткой из маленькой русскоязычной газеты «Мир и Омония». Прямо под знаком «Курить нельзя» Нонна с удовольствием затягивается сигаретой.

«Кофе без сигареты — деньги на ветер», - говорит она.

Хозяйка бара лишь машет Нонне рукой, чтоб пепел она сбрасывала на каменный пол. Я, вымуштрованная и российскими, и европейскими правилами, с ужасом жду скандала. Уже через десять минут кафе заполняют пышные греческие дамы, пришедшие за утренней порцией сплетен. Все столики с интересом смотрят на нас.

«Сейчас нас выгонят», - шепчу я Нонне.

Ничего подобного. Все восемь дам достают сигареты, и через пять минут в кафе нечем дышать из-за дыма.

«А если придет контролер, и хозяйку оштрафуют на тысячу евро?»

«Как придет, так и уйдет, - отмахивается Нонна. - А попробует оштрафовать, сами же посетители затопчут. Тут недавно был скандал в автобусе с контролером. У 18-летнего пацана не было билета, и проверяющий решил выписать ему штраф. А парень ему сказал: «Я безработный. Понимаешь? У нас в стране половина молодых без работы. Но лучше я буду голодать, чем займусь такой подлой работой, как ты. Ты у бедных готов последнее вырвать». Вскочил, раздвинул двери автобуса и выпрыгнул на ходу. И тут его насмерть сбила машина. Так вся Греция возмутилась! Теперь контролеры ходят тише воды, ниже травы. Вот когда у меня нет денег, я тоже езжу без билета. Подходит проверяющий, я ему тихонечко говорю: «Нет билета и нет денег». И он тоже тихонечко отходит. Вообще, греки правила не любят. Если нельзя, значит, все-таки можно».

REUTERS
Когда Греция пошла ко дну, Меркель с лицемерным возмущением рачительной немецкой домохозяйки заявила, что греки жили не по средствам
Фото: REUTERS

Это верно. Когда мои друзья паркуют машины, я глазами сразу ищу автомат для оплаты. Греки сильно возмущаются: «Мы на своей земле живем. Почему это мы должны платить за парковку?» Правительство пыталось внедрить платный паркинг, но из-за этого развернулись настоящие сражения. Потом пришлось сократить муниципальную полицию, проверять стало некому, и вопрос умер сам собой.

«Ну, они другие, понимаешь? - говорит Нонна. - Я приехала сюда восемь лет назад и застала еще времена, когда греки жили очень хорошо. А теперь пришло время трудностей и борьбы. Но они не хотят ничем жертвовать. Им хочется, чтоб все осталось как прежде, а так не бывает. Каждый грек — прирожденный актер. Ему нужна сцена. Но подвиги надо совершать в реальной жизни. Нас, людей из бывшего СССР, воспитывали в традициях самопожертвования. Мы готовы к жертве ради родителей, детей, друзей, любимого человека, ради родины. Это для нас очевидные вещи. А греки, - они чудесные, открытые, дружелюбные, гостеприимные. Но Греция — это такое сочное яблоко, внутри которого червячок. Он завелся в нем за тридцать лет благополучной жизни».

REUTERS
Граффити противников "общеевропейского" курса Греции в Афинах.
Фото: REUTERS

КАК ОНИ ПОПАЛИ В ЛОВУШКУ

«Я родился в бедной семье, в другой Греции, - вспоминает замечательный журналист Джордж Деластик. - Мой отец тяжело работал, а вечером он шел в дешевую таверну, где можно было выпить и закусить с друзьями за смешные деньги. Мы жили бедно и весело. Никто не рвался в Евросоюз. Еще в 1980 году Андреас Папандреу заявил, что Греция через несколько лет будет жить при социализме. Это сильно напугало европейцев. И Грецию забрали в ЕС в 1981 году для того, чтобы контролировать ситуацию».

«Люди не хотели идти ни в ЕС, ни в НАТО, считая, что это одно и то же, - говорит журналист Петрос Папаконстантинос. - Но у нас были серьезные проблемы с Турцией, захватившей половину Кипра. Остро стоял вопрос национальной безопасности. Одновременно падала привлекательность СССР как альтернативы. Но еврозона оказалась настоящей катастрофой. Легкие кредиты, уничтожение производства. Наша экономика была тотально неподготовленной для жесточайшей конкуренции. Экономика сморщилась, Грецию накрыло настоящее цунами бедности и безработицы, достигшей военного времени».

Сначала Грецию просто завалили дешевыми кредитами. И не только Грецию. Италию, Испанию, Португалию. Причина в том, что германское промышленное производство значительно превосходит внутренний рынок, и для экономического процветания немцам необходимо сбрасывать свои товары на внешние рынки. Вот что говорит об этом журналист Джордж Деластик: «Когда еврозона стала реальностью, Германия сохранила низкие цены в стране, хотя они резко подскочили во всей Южной Европе. Если в начале двухтысячных 27 % качественных немецких товаров экспортировалось в страны еврозоны, то в 2010 в разгар кризиса(!) экспорт достиг уже 44 %».

Германия не желала стимулировать внутренний спрос (для этого требовалось повысить зарплаты собственному населению, что немедленно бы сказалось на цене немецких товаров). Она сделала ставку на масштабный экспорт. Ее целью была оккупация Южной Европы через евро. Дешевые немецкие товары вытеснили с рынка продукцию южных стран, буквально разорив местные производства и оставив без работы сотни тысяч людей. Даже в когда-то сельскохозяйственной Хорватии в магазинах теперь продается немецкое(!) молоко.

Зато немецкие банки охотно давали кредиты южанам, прекрасно зная, что их не отдадут. Германия — главный участник преступления по разорению не только Греции, но и всего юга Европы. На что рассчитывала Германия? На полное рабство и подчинение южной части континента. Деньги можно напечатать, это всего лишь бумажки. Но у должников можно забрать самое ценное: их РЕАЛЬНУЮ собственность и предприятия.

Кроме того, в рамках НАТО Германия и Франция принудили Грецию покупать их военную технику (разумеется, дело не обошлось без местной коррупции и откатов).

Когда Греция пошла ко дну, Меркель с лицемерным возмущением рачительной немецкой домохозяйки заявила, что греки жили не по средствам. Теперь им придется затянуть пояса, чтобы выплатить долг и умопомрачительные проценты. Но меры жесткой экономии никогда и никому не помогали. Это мнение всех ведущих экономистов мира: Томаса Пикетти, Джозефа Стиглица, Пола Кругмана. Когда людей выкидывают с работы или им резко снижают зарплаты и пенсии, соответственно падает уровень потребления. На языке экономистов это называется «спиралью сжимающейся экономики». Даже не говоря о том, что это ведет к общему обнищанию населения, это делает невозможным спасение утопающей страны. Она кричит, плачет, а ее сверху добивают веслом. И все это делается под высокоморальными лозунгами наказания развратных и легкомысленных греков. Это обыкновенный рэкет времен «диких 90-х», когда неплатежеспособного должника «ставили на счетчик», только в мировом масштабе.

REUTERS
Во время митингов у здания парламента Греции неподалеку от будки Почетного караула всегда дежурит полицейский спецназ.
Фото: REUTERS

КОГДА ГРЕЦИЮ ЕЩЕ МОЖНО БЫЛО СПАСТИ

«В 2010 году у нас был шанс, - рассказывает журналист Георгиос Алексис. - Огромный долг Греции относился к частным банкам. Вот тогда Греция могла объявить дефолт, ввести драхму и выбраться из долговой ямы. В сущности, так поступила Исландия. Но правительство Джорджа Папандреу одолжило деньги у международных институтов, у МВФ и Европейского Центрального банка (ЕЦБ) и перевело все долги Греции в подчинение наднациональным институтам и под британское законодательство, вместо греческого».

«Это было продажей страны, - говорит экономист Георгиос Папалексио. - Предатель Джордж Папандреу, отказываясь от дефолта, спасал немецкие и французские банки от убытков».

«Но почему вы так трусите сейчас?! - возмущаясь я. - Вы были такими храбрыми во время Второй мировой войны. Только Греция и Югославия в Европе сражались против фашизма».

«Храбрость — непростая вещь. Людям все нужно объяснять. Газеты еще до референдума грозили грекам всеми египетскими библейскими карами, чуть ли не нападением саранчи и пожиранием всех посевов, если мы не встанем на колени. Европа закрыла нам банки для устрашения. Мы будем рабами, а Греция станет лабораторией по проверке, насколько можно опустить, унизить и разорить людей, а они и не пикнут».

REUTERS
То, что происходит в Греции, это постмодернистский переворот
Фото: REUTERS

ЕЩЕ НЕМНОГО О ГРЕЧЕСКОМ ХАРАКТЕРЕ

«Грецию столько раз завоевывали, что у нас менталитет рабов, - с горечью признает журналист Джордж Деластик. - У нас был Перикл (золотая эра государственности и процветания), герой Леонидас и 300 спартанцев и предатель Эфиальт, который продал спартанцев персам. Греция колеблется между героизмом и предательством. Премьер-министр Ципрас мечтал начать как государственник Перикл. Потом он начал делать уступки немцам, а за каждую уступку немцы просят еще две».

«И что сейчас? Греки проголосовали «охи» всем соглашениям кредиторов, а Ципрас все подписал. А теперь немцы хотят еще больше. Да, может быть, они дадут Греции 90 миллиардов денежных фантиков, но Греция заплатит за них кровью. Теперь кредиторы требуют приватизации всей собственности Греции на 50 миллиардов евро (вся собственность пойдет в специальный фонд, контролируемый кредиторами, и именно кредиторы будут назначать цены на порты, железные дороги, аэропорты, энергетику). Ципрас начал как Перикл, а заканчивает как предатель Эфиальт».

Мой собеседник в ответ молча улыбается грустной, философской улыбкой.

«То, что происходит в Греции, это постмодернистский переворот — но не при помощи танков, а при помощи банков, - утверждает журналист Петрос Папаконстантинос. - Если Германия выжмет Грецию, как лимон, это будет ее плохая победа. Она породит эмоции ненависти к ней. Она спровоцирует приход к власти во Франции Марин ле Пен через два года. Криминальную политику Германии Европа не забудет. Если немцы разрушат демократию в ЕС, это будет историческая трагедия с катастрофическими последствиями для Европы».

Недавно умерший немецкий писатель Гюнтер Грасс описывал в своем стихотворении Грецию «голой, прикованной к позорному столбу». Страдал от того, что кредиторы заставляют ее выпить чашу с ядом цикуты, намекая на трагедию Сократа, приговоренного к смертной казни. Но предсказывал, что Европа погибнет без страны, «дух которой ее создал».

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS