Новая «Киевская Русь» как возрождение проекта власовской РОА? | Русская весна

Новая «Киевская Русь» как возрождение проекта власовской РОА?

«Силы разрушения и порабощения прикрывают свои преступные цели лозунгами защиты свободы, демократии, культуры и цивилизации. Под защитой свободы они понимают завоевание чужих земель.

Под защитой демократии они понимают насильственное навязывание своей политической системы другим государствам.

Под защитой культуры и цивилизации они понимают разрушение памятников культуры и цивилизации, созданных тысячелетним трудом других народов».

Трудно поверить, но эти вполне современно звучащие строки написаны в 1944 году на организационном заседании Комитета освобождения народов России в Праге.

Обращены они одновременно против Запада и против СССР в попытке найти новую точку единения русского народа. Искать собирались через возвращение к истокам, через национализм.

Сегодня эту идею вновь пытаются эксплуатировать, на сей раз через проект «Украина – Киевская Русь».

Обратимся к истории.

Предчувствуя конец, Адольф Гитлер и Генрих Гиммлер наконец позволили русским коллаборационистам официально создать свою организацию под андреевским флагом и имперским триколором.

В более размытых формах движение русских фашистов существовало и ранее, можно вспомнить хотя бы Бронислава Каминского со своей Русской освободительной народной армией (РОНА) и Константина Воскобойника с Локотской республикой на оккупированных территориях.

Все эти русские национальные образования официальный нацистский режим поддерживал крайне неохотно. Никакого «независимого русского государства» после захвата Москвы Гитлер создавать не планировал. «Недочеловеков»-русских ставили лишь на вспомогательные и обслуживающие должности, практически не доверяя им серьезные самостоятельные функции.

Но летом 1944 года, в связи с ухудшением обстановки на фронте, Гитлеру уже было не до принципов. Так и появились крупные соединения РОА под командованием генерала Власова. РОА формировалась, в основном, из советских военнопленных и белоэмигрантов-добровольцев.

По разным данным, более 800 тыс. человек (300 тыс. максимальная оценка, и не РОА, а совокупных "русских" формирований гитлеровцев - РВ) носили отличительные знаки РОА и произнесли клятву: «Я, верный сын моей Родины, вступая добровольно в ряды Русской освободительной армии, торжественно клянусь: честно бороться против большевиков, на благо моей Родины. В этой борьбе против общего врага, на стороне Германской армии и ее союзников, клянусь быть верным и беспрекословно повиноваться Вождю и Главнокомандующему всех освободительных армий Адольфу Гитлеру».

Если бы не расовые предрассудки нацистов, численность русской армии могла бы достичь намного больших масштабов. И кто знает, как сложилась бы ситуация, если бы Гиммлер и Гитлер дали добро на создание РОА чуть раньше.

В том виде, в каком они появились, РОНА и РОА были, конечно, далеки от своих «возвышенных идеалов». Зверства «бывших русских» на оккупированных немецкой армией территориях, в том же Локотском самоуправлении и других населенных пунктах, не поддаются описанию.

При этом моральный дух власовцев колебался, и немецкое командование рассматривало власовские части как ненадежные. В целом о настроении в РОА можно судить из воспоминаний К.В.Попова, солдата Красной армии: «…В дневнике, который я читал, власовец писал, что хотел вернуться к своим, но за ними зорко следили немцы. Потом же, когда появилась возможность перейти, стало ясно: свои не поверят, не простят – вот так и пришлось стрелять в своих до конца…».

Конец РОА был закономерен, коллаборационистов во главе с Власовым предали справедливому суду за их военные преступления и казнили в 1946 году. Сталин вовремя повернулся лицом к русской идентичности, вспомнив обращение «братья и сестры», включив упоминания о великих русских святых и полководцах, дав больше свободы Церкви, наконец.

С тех пор и до развала СССР государство «национализировало» любые проявления русского патриотизма, стремясь держать его в узде. Помните, как пересчитывали православных, пришедших на пасхальную службу, и по итогам делали внушения?

О русском национальном государстве, да и об истинном патриотизме как таковом после развала Союза на какое-то время как бы забыли, хотя идея о нем все равно тлела где-то в глубине души русского человека.

Попытки возродить русский дух при помощи организаций националистического толка заканчивались либо разочарованием (поскольку подавляющее их большинство создавалось западными или отечественными спецслужбами для выявления определенных настроений), либо разгоном или развалом.

Усугубляло ситуацию и то, что у жителей России очень разнится понимание национальной идеи. Так, патриоты условно и грубо разделились на православную, языческую и коммунистическую части, и найти общий язык этим частям сообщества крайне трудно. Единственный способ сплотить разрозненный русский народ – общий враг.

Это в полной мере доказала «Русская весна», начавшаяся с противостояния киевской хунте на Донбассе и с возвращения Крыма. Десятки, сотни тысяч людей, которые десятилетиями искали русскую идею и стремились возродить национальную гордость, нашли наконец место и время, которое давало шанс «вернуться домой».

Причем, в отличие от времен Великой Отечественной войны, тут и язычники, и православные, и советские люди стерли и забыли большинство различий между собой, объединившись ради правой, священной борьбы.

Хорошо видно это на примере поднявшегося на этой теме националистического ресурса «Спутник и погром». И Гагарин, и белое движение, и неоязычество слились воедино в либерально-националистическом дискурсе, хотя, казалось бы, вещи несовместимые. Главред издания, который открыто позиционирует себя как антихристианина, при этом организовал ряд публичных мероприятий и сбор средств в помощь ополчению Стрелкова, яркого монархиста и православного.

Забавно, что украинцы называют ополченцев Донбасса и их идеи сепаратистскими, тогда как они, напротив, направлены на максимальное объединение и восстановление Русского мира.

Увы, к середине 2015 года «Русская весна» начала подбуксовывать. Колоссальный всплеск энергии оказался невостребованным и «ушел в свисток» усилиями внешних манипуляторов.

В то же время в Киеве, напротив, наблюдается не просто оживление, а очень активная и продуманная работа, хотя на первый взгляд и не производящая серьезного впечатления.

Если пару лет назад в моде был украинский ультранационализм под соусом евроцентризма, то сегодня провал идей Майдана очевиден как никогда. Национализм, питавший украинскую идентичность на протяжении 20 упущенных Россией лет, исчерпал себя полностью. Как ранее в самой России исчерпали себя всевозможные истинно сепаратистские, направленные на окончательный развал бывшей Российской империи проекты «Великой Якутии», «Великой Сибири», «Ингерманландии» и прочие.

На Украине уже даже после промывания мозгов все труднее верить в то, что древние укры выкопали Черное море, и тому подобную чушь.

В этот момент западные политтехнологи, управляющие процессами распада на постсоветском пространстве, придумывают и внедряют гениальную в своей простоте идею, невероятно удачную и опасную. Впервые она была четко высказана после празднования 1000-летия преставления святого князя Владимира и 1027-летия Крещения Руси.

Киев решил присвоить себе всю ту часть истории государства Российского, которая относится к Древней Руси. То есть Древняя Русь – это как бы не про Россию, поскольку великокняжеский престол находился в Киеве. Святослав, Ольга, Олег, Владимир, Ярослав и «далее везде» – не русские князья, а…украинские.

Первый пробный шар был брошен на самом государственном празднике, который назвали Днем Крещения Киевской Руси – Украины. Петр Порошенко смазал впечатление невнятной речью, мысль которой постоянно уплывала: «Наше государство со времени принятия христианства стало полноправным членом всей христианской Европы, а не только ее восточной части. И сегодня мы вновь возвращаемся к Европе, словно к родному дому.

Борьба против российской агрессии – это битва за Украину, и в то же время это война на востоке континента за саму Европу, за ее фундаментальные ценности, за волю, демократию, свободу». Но уже даже детям понятно, что потомков протоукров в Европе никто не ждет, да и не ждал никогда. Да и в России уже тоже.

На следующий день последовало и продолжение. Мэр Новограда-Волынского Владимир Загривый официально предложил президенту Украины внести изменения и дополнения в конституцию Украины «путем переименования государства Украина в Украину-Русь (Киевскую Русь)». Текст предложения будет направлен также в Верховную раду, правительство, Ассоциацию городов Украины и всем городским председателям, уточняет пресс-служба Загривого.

В письме к Порошенко и в парламент отмечается, что «именно это наименование было украдено у украинского народа вместе с его славной историей и присвоено несколько веков назад нынешней страной-агрессором. А также отмечается: «Указанный факт станет лучшей данью уважения для миллионов украинских патриотов, которые отдали свои жизни за свой Народ. Так начнется активный процесс построения Новой Украины-Руси».

Эта идея возрождения Киевской Руси на ее исконной земле и противопоставление официальной плутократической власти как России, так и Украины имеют гораздо большие перспективы, чем любая сепаратистская идея. Все те миллионы людей с пустотой и разочарованием внутри, не видящие впереди ничего, кроме войны и распада на обломках Российской империи, устремятся к этому новому государству, как в Небесный Иерусалим. Им будет казаться, что наконец они обрели ту Родину, которой так не хватало русской душе. Родину, которую можно защищать, которой можно гордиться, в которой есть во что верить. По крайне мере, им так будет казаться.

Мощнейший пропагандистский ресурс у проекта «Киевская Русь» готов – это все тот же «Спутник и погром», которому ничего не стоит перекраситься в имперско-монархические цвета. У него готова огромная армия всех преданных и проданных бойцов многочисленных независимых батальонов и украинских военных. И готово несколько вариантов лидера, который пока лишь тихо собирается и ждет своего часа, чтобы повести войска в бой.

Примером может служить Дмитрий Ярош, открыто называющий себя православным, а «Правый сектор» – революционной организацией, отстаивающей интересы народа. И простые украинцы, разочарованные в киевских властях, ему верят. Иначе говорить он не может, поскольку в рядах правосеков и добровольческих батальонов множество граждан России. Либеральная оппозиция в России и ее лидеры уже дискредитировали себя настолько, что более-менее адекватные люди только и ищут альтернативу.

Сила и ясность, сквозящие в идее новой Киевской Руси, выглядят для простого человека гораздо привлекательнее и здоровее вырожденческого и гниловатого «айнрэндовского» фашизма. Скажем так, из этих двух разновидностей фашизма большинство безусловно выберет Киевскую Русь.

Что касается Донбасса, то лишь на первый взгляд кажется, что ополченцы никогда не поддержат тех, кто бомбил и убивал их. Но бомбил их все тот же официальный Киев, всегда можно сослаться на приказ и пропагандистский обман. Многочисленные случаи резкого поворота мировоззрения и перехода на сторону противника есть у обеих сторон, а за новую Киевскую Русь, основанную на христианских и братских принципах, без сомнения, выступят и те, и другие. У них попросту остается все меньше выбора, в условиях, когда они ощущают себя лишь пешками в большой геополитической игре, чьи жизни и интересы не учитываются.

У России чрезвычайно мало времени на то, чтобы успеть, по примеру Сталина, усвоить идею такого объединения и повернуть ее в свою пользу. Российская империя намного ближе Киевской Руси, и миллионы людей готовы подхватить и защищать национальную идею, идею достоинства и народного величия. Когда выяснится, как это было в случае с РОА и РОНА, что это вновь лишь видимость, будет уже поздно. В мире, который на глазах разрушается, власть получит тот, кто первым возьмет на себя ответственность и инициативу и утолит жажду потерянного в веках русского народа вернуться на Родину.

Анастасия Казимирко-Кириллова, ЦАРЬГРАД МЕДИА

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS