Сказ про «Джавелины», ядерное оружие и неумение пить | Русская весна

Сказ про «Джавелины», ядерное оружие и неумение пить

На днях президент Украины Порошенко разродился очередными искромётными высказываниями. Как известно, он замечен в неумеренном прикладывании к бутылке. В этот раз, в ходе интервью американской газете The Wall Street Journal, он потребовал у США 1240 противотанковых ракетных комплексов «Джавелин». Это, по его словам, послужило бы хоть и слабой, но всё же компенсацией за 1240 ядерных боезарядов, от которых после развала СССР отказалась Украина.

Ликбез о ядерном оружии

Начнём с того, что Украина отказалась от ядерного статуса не по Будапештскому протоколу в 1994 г., как считают киевские политики. Это соглашение (кстати, не ратифицированное Киевом) по духу было лишь последней точкой в процессе отбора у Украины того, что ей никогда не принадлежало. Начало было положено куда раньше, причём ещё при существовании СССР. По Будапештскому меморандуму США, РФ и Великобритания обязались лишь не применять ядерное оружие против Украины и в случае чьей-то ядерной агрессии против этого государства защищать Киев через СБ ООН.

К моменту распада СССР большая часть стратегического и тактического ядерного арсенала Советской армии была сосредоточена в России. Но достаточно большое количество такого оружия находилось в группах войск в Европе, были арсеналы и в республиках бывшего Союза. Крупнейший из них находился на территории Украины. Там размещалась солидная группировка стратегических ядерных сил из состава РВСН и Дальней авиации. Запасы тактического ядерного оружия тоже были крупными. Ведь пять военных округов УССР входили во второй стратегический эшелон армии СССР. Первым с территории Украины было вывезено именно тактическое ядерное оружие (ТЯО) – как более многочисленное и опасное в плане контроля. Конечно, не потому, что его проще украсть – это голливудские страшилки. Но такой вид вооружения, как, к примеру, портативная диверсионная ядерная мина, не требует ни самолёта, ни ракеты, ни гаубицы для доставки. Этим и опасен. Всего на Украине было заскладировано почти 3 тыс. боеприпасов ТЯО.

24 октября 1991 г. Верховная рада заявила о безъядерном статусе тогда ещё никем не признанного «государства» Украина. Одновременно советское командование начало срочный вывоз ТЯО с территории УССР. Процесс начался в ноябре и был в целом закончен к началу мая 1992 года. Тогда были зафиксированы вывод и принятие армией России 2883 тактических боеприпасов разных видов. Причём по украинским документам их было на 250 штук меньше.

Это послужило поводом к длительному маханию кулаками после драки в Раде. Там расследовали, откуда же появилась такая разница и куда это оружие делось. Как выяснилось, оно не пропало, хотя в итоге по 14 боеприпасам к общему мнению украинцы так и не пришли.

Стратегический аргумент

После Алма-Атинского и Минского (Беловежского) соглашений 1991 года контроль над ядерным оружием СССР перешёл к правопреемнику Союза – России. Официальный отказ от ядерного статуса Украины, Белоруссии и Казахстана произошёл по Лиссабонскому протоколу от 23 мая 1992 года. Тогда эти три страны признали себя сторонами Договора СНВ-1. Одновременно они присоединились к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), оказавшись в списке стран, не обладающих ядерным оружием. Именно тогда, а не через два года в Будапеште, как считают шоколадные магнаты, возомнившие себя политиками.

Тогда же начался процесс передачи стратегического ядерного оружия. Тактическое к тому времени уже было выведено из Белоруссии и Казахстана. Причём контроль над ядерными боеприпасами и средствами доставки всегда оставался у Центральных командных пунктов (ЦКП) РВСН и ВВС, и ЦКП армии сначала СССР, потом СНГ и затем России. Иначе и быть не могло. Система боевого управления выстраивалась десятилетиями и «заточена» именно на управление центральными военными органами из Москвы.

То есть никаким контролем, кроме формального политического, никто в республиках не обладал и при желании воспользоваться этими арсеналами попросту бы не смог. Там не смогли бы даже их взорвать. Не говоря уже о позиции Запада, который поддержал бы любые действия Москвы, направленные на восстановление единого контроля над ядерным оружием в случае попыток перехвата управления арсеналами. Как бы в Вашингтоне ни приветствовали распад Союза, но появление сразу нескольких новых ядерных держав в планы Белого дома не входило и не входит.

В отличие от Киева белорусские и казахстанские руководители вели себя в ядерном вопросе достаточно сдержанно. Средства доставки спокойно передавались России для дальнейшей эксплуатации или утилизации, а вот Украина уничтожала носители ЯО уже сама.

На Украине в момент распада СССР находились 130 шахтных пусковых установок (ШПУ) МБР УР-100Н (по классификации НАТО – SS-19 «Стилет») с 6 боевыми блоками (ББ) на каждой и 46 ШПУ тяжёлых МБР РТ‑23УТТХ «Молодец» (по классификации НАТО – SS-24 «Скальпель») с 10 ББ на каждой. Также там были дислоцированы 19 тяжёлых стратегических бомбардировщиков Ту-160 и 25 Ту‑95МС и 2 Ту-95К – в составе тяжелобомбардировочной дивизии. В сумме ядерных боеприпасов СЯС было и правда 1240. Выводили их в Россию до 1996 года. Шахты, да и большую часть ракет, уничтожали под контролем инспекторов из РФ и США.

Украинцы передали часть Ту‑160 и Ту-95МС России вместе с более чем 800 крылатыми ракетами к ним. Но это было уже после вывода ядерных боеприпасов в обмен на газовые долги.Американцы были против и очень хотели, чтобы эти самолёты и ракеты были уничтожены, как случилось с остальными машинами.

Стрясти деньги вторично

Причём «отказ» от ядерного статуса был небезвозмездным. За вывезенные из Украины стратегические ядерные боезаряды Россия поставила на Украину 1800 тепловыделяющих сборок для АЭС. А за ТЯО, оценённое в полмиллиарда долларов США с учётом утилизации, производился взаимозачёт долга за энергоносители. Много это или нет – вопрос спорный. Понятно, что стоимость арсеналов реально куда выше, но кому их продашь? Даже такие деньги в те времена были огромными для резко обнищавшей от незалежности Украины.

Так что попытка поживиться ещё хоть чем-то за счёт давно оплаченного товара выглядит откровенной глупостью даже в глазах вашингтонских покровителей Порошенко. Как и постоянные пустые угрозы «вернуть себе ядерный статус».

Мечты о «вундерваффе»

Отдельно хочется сказать о пресловутых «Джавелинах». Часто в истории войн было, что проигрывающая войну нация начинает бредить «супероружием», или «вундерваффе». Особенно сильно это проявилось в Третьем рейхе. Но итог известен, несмотря на реально совершённый немцами колоссальный технологический рывок в ряде областей. Киеву рассчитывать на это не приходится. Поэтому там предпочитают верить, что супероружие обязательно привезёт американский волшебник в голубом вертолёте «Блэкхок» (и бесплатно покажет кино). Из этой же серии и мечты о «Джавелинах».

ПТРК малой (2–2,5 км) дальности «Джавелин» в принципе не способен изменить ход войны на Донбассе. Там победа зависит в первую очередь от артиллерии. Этот неплохой ПТРК имеет свои плюсы вроде автономности ракеты от комплекса. Но также есть и минусы. Например, достаточно сложный процесс предварительного наведения и относительная уязвимость к помехам. Да и показать результаты он сможет лишь в руках хорошо обученных и умелых операторов. Даже кажущаяся простота в использовании самонаводящегося «Джавелина» тут не должна обманывать.

Ну и самое главное – в такой «войне артиллерии» массовое появление любого совершенного ПТС малой дальности приведёт не только к появлению средств противодействия, но и к смене тактики применения войск. В первую очередь это вынудит армии республик точнее следовать уставу в плане подготовки и проведения артподготовки наступления. То есть увеличить расход боеприпасов, что позволит уничтожить не менее 2/3 противотанковых средств противника на глубину до 5 км. Война не выигрывается «вундерваффе», она выигрывается в первую очередь грамотным применением войск и сил.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS