Западный мир наполняется растерянностью и страхом | Русская весна

Западный мир наполняется растерянностью и страхом

В недавней статье «Кто и зачем не пускает джазменов в Крым» генеральный директор МИА «Россия сегодня» Дмитрий Киселев рассказал, как нескольких выдающихся музыкантов вынудили отказаться от выступления на празднике джаза Koktebel Jazz Party в российском Крыму.

Киселев привел цитаты из писем продюсеров и самих маэстро, свидетельствующие о беспрецедентном давлении и угрозах со стороны властей (в том числе — об обещаниях наказаний и штрафов), которым они подвергаются лишь за намерение участвовать в чисто музыкальном мероприятии.

Зиновьевский клуб МИА «Россия сегодня» тоже столкнулся с тем, что отдельные его зарубежные участники (в частности, в Германии и Великобритании, не говоря уже о странах Прибалтики) подверглись давлению со стороны властей, а кое-кто уже лишился работы.

Креативный класс уходит в отказ

Все мы помним историю с канадской пианисткой Валентиной Лисицей, которую уволили из оркестра за сочувственные к жителям Донбасса посты.

Это случилось в апреле этого года. А в феврале в СМИ появилось сообщение, что совет директоров Американской ассоциации славистики, восточноевропейских и евразийских исследований (ASEEES) принял решение, что деньги ученым будут выделены лишь в том случае, если из программы вычеркнут политолога Стивена Коэна. Члены совета директоров ASEEES не скрывают, что их решение вызвано недовольством позицией Коэна в отношении ситуации на Украине.

Замечу, что Стивена Коэна нельзя упрекнуть в том, что он когда-либо пел дифирамбы российскому руководству или, напротив, испытывал неприязнь к кому-либо в Киеве. Этот политолог всегда занимал объективистскую позицию, что хорошо известно российской аудитории. И если Коэн и возмущался публично по поводу чего-нибудь, касающегося современной Украины, то исключительно по поводу бомбардировок Донецка, Луганска и других городов и сел Донбасса.

Еще раньше тревожные сообщения о нарастающем давлении на инакомыслящих поступали от другого известного политолога — Александра Рара из Германии.

«Я не могу сейчас давать интервью, потому что в Германии идет атака на всех, кто старается что-то рассказать, высказать свою точку зрения, — рассказал немецкий политолог Национальной службе новостей. — Это — медийная война, в которой все, кто выступает с какой-то взвешенной позицией, подвергаются оскорблениям, личным атакам и даже угрозам».

В России сегодня дело обстоит иначе, а иногда — ровно наоборот. К примеру, некоторые чиновники считают, что оппозиционных журналистов надо не запугивать, а напротив, задабривать, что нередко превращается в анекдот, так как задабриваемые представители медиа нередко не только демонстративно отказываются от премий, но и стремятся превратить этот отказ в пиар-кампанию.

На Западе власть фактически отказывает творческой интеллигенции иметь отличную от официальной точку зрения и, не преследуя их физически, лишает статусных позиций. В России же, напротив, часть креативного класса добровольно уходит в отказ от диалога с властью.

Некуда бежать

Интересно, что западные СМИ называют такую вполне либеральную Россию авторитарной. Хотя, к примеру, в демократических США только за первую половину 2015 года полицейские застрелили больше 600 человек. И, как отмечают американские СМИ, из этих шести сотен далеко не все были преступниками (про иные формы и растущие масштабы насилия репрессивной американской системы по отношению к рядовым гражданам мы вообще умолчим).

Главный аргумент в пользу Запада, как правило, состоит в констатации того факта, что тысячи преимущественно образованных граждан РФ уезжают из России в страны Европы и США, в восточном же направлении мигрируют немногие (Эдвард Сноуден и некоторое количество экспатов — скорее, исключение, чем правило).
Между тем можно привести контраргумент: в западные страны из России бегут в основном любители западной культуры и те, у кого есть деньги или уверенность, что они там будут жить лучше, чем в России в материальном и бытовом смыслах. А вот обратного процесса не наблюдается, поскольку до потребительского общества России еще расти и расти. И вообще, периферия никогда не бывает привлекательной для жителей развитой страны.

Уровень жизни населения в России в три с лишним раза ниже, чем в США. И причем здесь демократия?

И из азиатских и африканских стран люди сотнями тысяч движутся сегодня на Запад вовсе не за демократией, а за возможностями лучше жить, а иногда даже просто выжить.

Расстреливаемое полицейскими негритянское население США с радостью побежало бы в Россию, если бы согласилось на существенное снижение уровня жизни или если бы его заботили какие-то социокультурные факторы (такие факторы были когда-то в социалистическом СССР, но в современной России их нет). Так что им действительно некуда бежать.

Именно особенности и стандарты потребления в той или иной стране являются сегодня главным фактором трансрегиональных миграций, и это, безусловно, следует учитывать не только в миграционной политике, но также в решении любых других вопросов внешней и внутренней политики нашего государства.

Принцип действия матрицы потребительского общества

В России, которая из мобилизационно-модернизационной страны все больше превращается в страну пассивно-потребительскую, поток эмигрантов в страны Запада в ближайшее время будет только нарастать. Что же касается иммигрантов (то есть граждан других стран, въезжающих в Россию на постоянное место жительства), то вот здесь процесс обещает быть интересным.

С одной стороны, и без того скудный поток в Россию статусных личностей — политиков, ученых, музыкантов, писателей и проч., — наверняка сократится и в связи с тем давлением, которое оказывается на Западе в отношении людей, симпатизирующих или как бы симпатизирующих России, и в связи с тем, что для части экспатов возвращение на родину может оказаться все более затруднительным.


Так, американскому рокеру Джо Линн Тернеру, побывавшему недавно на гастролях в Крыму и заявившему, что он «некомфортно чувствует себя в США», пока никто не чинит препятствий при пересечении границ. И хотя уровень известности певца таков, что ему вряд ли начнут перекрывать кислород, нет гарантий, что завтра ситуация не изменится и бывшего «заслуженного артиста США» не заставят заплатить в его родной стране какой-нибудь штраф за поддержку «империалистов» в России и «сепаратистов» на Украине.

С другой стороны, поток из стран Запада в Россию обычных, не статусных граждан: клерков, работяг и просто романтических молодых парней традиционной сексуальной ориентации может возрасти. Ведь в России не только куда меньше преступности по сравнению с США, но и все меньше дискомфорта (в сравнении с западными странами) в области целого ряда гуманитарных занятий — от музыки и пирушек до политики и философии.

Россия пока не стала частью западной матрицы как системы жестко контролируемых смыслов и стереотипов поведения. И привлекательность этого фактора, как мы полагаем, в скором будущем возрастет.

Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц недавно осудил власти США за недальновидную политику и заявил, что «США встали на обочину истории».

Возможно, Стиглиц опережает события, но в одном он прав: американский диктат многим в этом мире не по нраву. В том числе и многим людям в самих США. В американском обществе нарастает страх перед завтрашним днем, вызванный неадекватной внешней и внутренней политикой властей, ростом насилия, давления на инакомыслящих и проч.
Все больше вопросов возникает к своим правительствам и в странах Европы, растерявшихся перед лицом новых планетарных вызовов и пытающихся прикрыть панические настроения в верхах жесткими мерами по отношению к рядовым гражданам.

 

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS