Последний бросок на Восток | Русская весна

Последний бросок на Восток

Армия Украины готовит роковое для себя наступление на Донбасс

За последние дни ситуация на Донбассе серьезно обострилась.

В ночь на понедельник ВСУ обстреляли половину районов Донецка, есть жертвы.

Продолжается постоянный обстрел Горловки и других населенных пунктов народных республик.

Официальный Киев продолжает заверять, что ополченцы обстреливают себя сами, но не скрывает, что хочет направить к линии фронта тяжелую артиллерию. Хотя многие наблюдатели отмечают, что украинские тяжелые орудия уже давно на линии фронта.

По словам замкорпуса Минобороны ДНР Эдуарда Басурина, к линии соприкосновения украинская сторона уже подогнала 435 танков, 830 минометов и 135 систем залпового огня. Как заявил Басурин, эти действия ВСУ свидетельствуют о срыве Минских соглашений и начале новой фазы войны. «Киев готовит острую фазу спецоперации, которую планирует завершить до октября, так как воевать по осенней распутице украинские солдаты так и не научились», — подчеркнул замначальника штаба корпуса Народной милиции ЛНР Игорь Ященко.

Представитель ДНР на переговорах в Минске Денис Пушилин уже заявил, что народные республики готовы к новому наступлению ВСУ и переходу в контрнаступление.

Действительно, весь предыдущий опыт говорит о том, что каждое новое наступление украинской стороны заканчивается для нее полным разгромом.

Так было в июле прошлого года и в начале 2015-го. И оба раза контранступление ДНР и ЛНР было остановлено только дипломатическим путем, так на свет появились Соглашения «Минск-1» и «Минск-2».

Последняя договоренность стала результатом усилий лидеров России, Германии и Франции. Но вряд ли Донецк и Луганск — в случае очередного провала ВСУ — согласятся на «Минск-3».

Возможно, новое наступление на Донбасс нужно киевской власти для собственного спасения. Американский профессор Стивен Коэн открыто говорит, что многие политики в США уже спокойно относятся к идее отделения Донбасса от Украины. Обращают на себя внимание и участившиеся переговоры между Москвой и Вашингтоном. Не исключено, что Порошенко решил с помощью силовой операции внести свои коррективы в переговорный процесс между мировыми державами.

— Важный фактор — ни одно из положений Минских соглашений украинской стороной не соблюдается, — обращает внимание военный аналитик Борис Рожин. — Не были отведены от линии соприкосновения тяжелые вооружения, не произошло обмена военнопленными, не было даже прекращения огня. Можно констатировать, что спустя полгода, положения Минских соглашений так и остались на бумаге.

Сейчас интенсивность вечерних и ночных обстрелов резко увеличилась. Применяются как обычные вооружения, так и тяжелые калибра 152 мм, в последние дни заметно применение и систем залпового огня. В воскресенье пришло сообщение, что Украина сосредоточила на линии фронта три ударные группировки. Александр Захарченко уже признал, что фактически Минские соглашения сорваны.

Ситуация находится на грани жесткой эскалации. Видимо, стороны будут пытаться спровоцировать противника на силовые действия, чтобы иметь правовые основы для ответа. При этом в военном отношении достигнут относительный паритет.

Я не вижу оснований думать, что нынешнюю ситуацию удастся разрешить мирными переговорами. Скорее всего, обстрелы в прифронтовой полосе усилятся. Не исключена и вероятность локального наступления украинской армии.

— Речь идет о локальном, а не широкомасштабном наступлении?

— Именно так. В июле прошлого года и в январе текущего украинская сторона могла использовать преимущество в людях и технике. Сейчас такого превосходства нет. Сильно ослаблена механизация ВСУ, что не дает возможности развернуть наступление на большую глубину. Реально украинские войска могут продвинуться на 10−20 километров и захватить некоторые прифронтовые города, такие как Докучаевск, Славяносербск, возможна попытка отрезать Горловку от Донецка. Но сил для уничтожения ДНР и ЛНР сил у украинской армии на сегодняшний момент нет.

— Тогда какие цели ставит перед собой Киев?

— Народные республики идут по пути непризнанных государственных образований. Укрепляются государственные институты, ДНР и ЛНР становятся экономически всё более независимыми от Киева. В республиках работает свой центробанк, своя финансовая система, отвязанная от гривны. Получается аналог Южной Осетии, Абхазии. Если Украина хочет сохранить Донбасс, то она должна пытаться сорвать процесс госстроительства.

Стоит учитывать, что Киев не самостоятелен, его политика определяется Вашингтоном. Если за океаном будут заинтересованы в эскалации конфликта, то мнение Киева будет вторичным.

— Как Украина сможет объяснить миру срыв минских договоренностей?

— Подчеркну, что за полгода Киев не выполнил ни одного пункта Минских соглашений, ни военных, ни, тем более, дипломатических. Напомню о заявлении председателя Верховной Рады Владимира Гройсмана, который говорил, что Минские соглашения нужны Украине только для остановки наступления ополчения под Дебальцево, и что Киев подписал Соглашения под давлением Франции и Германии. Гройсман говорил, что перемирие будет использовано только для восстановления боеспособности армии. Сейчас его слова полностью подтверждаются.

— Может, с помощью нового наступления Порошенко хочет сохранить свою власть, опасаясь, что о судьбе Донбасса без него смогут договориться Россия и США?

— Конечно, Порошенко обеспокоен политическим выживанием. После визита госсекретаря США Джона Керри в Сочи в мае появилось много слухов, что произошел размен Донбасса на Сирию. Но по факту мы видим, что американцы продолжают угрожать России санкциями, не прекращают в ее отношении воинственной риторики. Идут попытки публично наказать Москву, чему свидетельство — инициатива с трибуналом по малайзийскому «Боингу». Значит, пока нет соглашения, которое бы устроило обе стороны. Хотя не исключено, что оно появится в будущем. Вообще, единственная возможность решить конфликт дипломатическим путем — достигнуть договоренности между Москвой и Вашингтоном. Даже гарантии Германии и Франции вторичны.

— Способны ли войска ДНР и ЛНР ответить на наступление ВСУ?

— Армии народных республик значительно повысили свой боевой потенциал, завершилось формирование корпусов. За последние полгода увеличилось количество вооружений. Численно формирования ДНР и ЛНР уступают ВСУ, но не критически, как это было в прошлом году. Есть достаточные силы, чтобы вести оборонительные и наступательные действия. Конечно, не всегда управление войсками адекватно ситуации, но такая же проблема есть и у киевской стороны. Донбасс в состоянии себя защитить и нанести контрудары.

— Могут ли армии республик отодвинуть позиции ВСУ на безопасное расстояние для крупных городов?

— Для этого требуется проведение масштабных операций. Надо будет прорвать линию обороны украинской армии и разбить крупные силы ВСУ. Но для этого нужно много войск и политическое решение. Как я понимаю, такая задача сейчас в Донбассе не ставится, лидеры республик больше обращаются к Минским соглашениям.

Скорее всего, мы увидим контрбатарейное противостояние, войну на истощение ресурсов. Но о серьезном смещении линии фронта пока речи не идет.

— То есть, скорее всего, будет эскалация конфликта, обе стороны понесут потери, но кардинально ситуация не поменяется?

— Всё зависит от планов Киева. Если ВСУ попытается захватить крупный город, то Новороссия попытается окружить украинскую группировку.

Серьезное изменение ситуации возможно, если вмешаются Россия или НАТО. Но тогда масштабы войны будут совсем другими. Иначе будут позиционные бои. Фронт может сдвинуться на 10 километров. В принципе, военным путем ситуацию сильно не изменить, требуется политическое решение на высшем уровне.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS