На ренегате ренегат | Русская весна

На ренегате ренегат

Вы обращали внимание, как любопытно разграничена Африка?

Очень много ровных линий и прямых углов. Когда-то колонизаторы не потрудились поделить угодья с учетом этнических особенностей населения, и разграфили квадратно-гнездовым способом огромные территории, разделив племена родственные по разным странам, и загнав в одну страну племена враждебные.

Современные межэтнические конфликты в Африке — во многом следствие этого бездумного подхода.

Если вы поговорите на эту тему с любым мало—мальски образованным человеком, то он без труда поддержит разговор и осудит выбранную колонизаторами методику. Он, наверное, скажет, что эти болваны не удосужились углубиться в вопрос — для них все чернокожие были на одно лицо, и какая разница, что есть уклад, традиции, культура, делающие похожих внешне людей разными по содержанию. Для различных стран эта проблема решается с учетом степени цивилизованности населения.

Более развитые регионы мира относятся к культурному разнообразию приветственно, даже порой сознательно культивируя традиции сохранения этнических особенностей тех или иных территорий. Возьмите Баварию: они гордятся своими национальными отличиями и всячески их подчеркивают, осуществляя принцип — в главном единство, а во второстепенном разнообразие. Щвейцария, говорящая на разных языках, Канада, некогда населенная переселенцами из разных стран мира — примеров множество, и все они указывают на разницу в уровнях общественного сознания.

Мы тоже между собой похожи, но вот дилемма: если украинцы полагают, что они и русские суть два разных народа, на что делают акцент идеологи украинства, возводя его корни к глубокой древности, то им придется признать, что наша похожесть чисто внешняя, а значит львиная доля Украины населена представителями другой национальности. Как здесь поступать: по-европейски, или по-африкански?

Если опираться на позицию украинофилов в их худшем исполнении, трындящих о неоднокоренном происхождении русских и украинцев исключительно с целью размежевания двух братских народов, то тогда нужно вернуться к истории образования территории, которой время подарила название Украина, а имперские правители России, а позже и Советского Союза — огромные куски земель с барского плеча, без которых Украина не то, чтобы выхода к Черному морю не имела, но даже и Карпат бы не видела, как своих ушей. Не говоря уже о Донбассе. Есть сербы, а есть хорваты; есть среди европейцев даже одного этнического происхождения мусульмане, католики и православные, что предопределяет в значительной мере отличия и по происхождению, и по ментальности.

Совсем не так с Украиной и Россией, где и вера одна, и история, и этнос. Есть работы в области исторических исследований, посвященные деталям украино-российского договора 1654 года, где современные украинские авторы вполне аргументированно рассуждают о том, что оригинальный его вариант существенно отличается от последующих, в которых права Украины по договору значимо урезались, превратив ее из самостоятельного игрока в вассала России. Не берусь спорить, но хотел бы обратить внимание на то, чем была Украина той поры.

Битвы между турками и поляками происходили у Каменец-Подольского — о чем-то говорит? Откройте карту и посмотрите. Украина времен Богдана Хмельницкого — несколько центральных областей, а сам Хмельницкий, достигнув определенных успехов в войнах с поляками не оценивал свое положение, как устойчивое, и рассматривал варианты, с кем заключить союз, который в его ситуации по сути не мог быть иным, чем вассальным. Основными и единственными кандидатами на заключение союза были русские, турки и……поляки, в теплые объятия которых Хмельницкий рассматривал возможность вернуться.

Украина не изменила своей философии и поныне — все так же ищет, куда бы приткнуться, и все так же в ущерб народу. Я не думаю, что вы настолько наивны, что думаете, будто бы Хмельницкий, рассматривая возможность снова отдаться полякам, преследовал цели, выходящие за рамки интересов старшины, которая его поддерживала, а значит включите воображение и представьте, что было бы, если бы состоялся брачный союз не с Россией, а с Турцией, да даже с той же Польшей. О какой Украине тогда вообще можно было бы говорить?

Турки, так те даже в современных условиях проводили работу с мусульманами в Крыму, готовя почву для будущего. СБУ в свое время обнаружило немало схронов в Крымских горах с литературой и оружием в период активизации крымско-татарских выступлений. Представьте, что громоотвода в виде войны на Востоке не было бы: хаос и разброд в Украине обострился бы до крайности. Если сейчас «герои» майдана вымещают свое разочарование на нас, то тогда бы они проделывали все это на правительстве. Неизвестно, куда бы все это завело, но не исключаю, что разваливание Украины на куски стало бы неизбежным, и в Крыму возобладал бы другой фактор влияния.

Может, Переяславский договор и был переделан, но Россия с течением времени сполна это компенсировала и создала Украину такой, какая она была на момент развала Союза. Это не смелое заявление — это факт: без России мы даже не знали бы такого названия — Украина. А понимая склонность украинской элиты к двурушничеству, что очень скоро продемонстрировал престарелый герой-любовник Мазепа, может быть и нужно было, не во имя элиты, но во имя народа, не забавляться в союзничество, а взять под жесткий контроль, как это делают сейчас американцы, территорию, и уберечь ее и от агрессивных католиков, и от агрессивных мусульман.

Пример Армении разве не показательный? Плюньте мне в лицо, если поляки или турки позволили бы вытворять с собой то, что позволяет «хреновая» во всех видах Россия. Если французы изобрели гильотину, как гуманный способ казни, то поляки не сильно церемонились, сажая украинских холопов на кол.

Так кто же мы, такие разные, и такие похожие? А разные ли мы? Разные интересы элит, что сейчас, что во времена Хмельницкого и Мазепы: и тогда все искали, и сейчас ищут, где потеплее, и ложатся под всех подряд, предавая народ и веру. А все остальное — и одинаковое, и общее. Есть, безусловно, разнообразие, есть понимание того, что Западная Украина подверглась существенному влиянию, находясь в составе других стран почти до середины двадцатого века — это никогда не было проблемой, даже наоборот — привлекало. Это обособленчество имеет корни в вопросах контроля сфер влияния.

Местные баре быстро смекнули, какие перспективы им сулит выход из состава СССР. Во-первых, сам развал сделал возможным образование нового класса, или социальной страты, людей богатых, что при Союзе могло быть только подпольным, а во-вторых, сделать это в стенах национальных квартир без давления руссих казалось куда как более реальным, — и понеслась: прибалты, кавказцы, азиаты, — все побежали. Но с этими ладно — их отличия даже не оспариваются, а вот как быть с Украиной, где в сознании людей укоренилось понятие полного родства с русскими? Народу сначала скармливали утку про то, что теперь, когда не нужно кормить Россию, — заживем — покупали посулами.

Потом перешли на промывку мозгов на более тонком уровне: включили элемент национальной самоидентификации, призвали к ментальной сепарации с целью очистки от примесей для образования единой нации, повели атаку на русский язык. Хозяева жизни подкармливали идеолгов украинского национализма, которые подводили глубокое обоснование под их претензии на самостоятельное окормление своих угодий — тут интересы циников и идеалистов-утопистов сошлись. Да не вышло добиться коренных изменений в мозгах широких слоев — помешали гены. Кое-кто подхватил идеи украинства, а остальные, взрощенные на ниве интернационализма и любви к ближнему, отказались переформатироваться. Идеологический подкат не сработал, украинство осталось забавой для эльфов. Но тут подоспела геополитика, силы борцов за лабораторное украинское сознание возросли, и при помощи и поддержке извне начался новый, бескомпромиссный виток.

Вот я и спрашиваю: кто мы и миллионы таких, как мы, для Украины? Если мы, не согласившиеся переформатироваться, остались носителями смешанного сознания, где понятия русского и украинца неразрывны, то мы — инородные образования в вашей, господа украинофилы, реальности, и нас нужно либо отпустить без взаимного насилия, либо признать нашу инаковость и выстраивать диалог без попыток диктата, как это делают там, куда вы так стремитесь — в цивилизованной Европе. А если мы и вы — одно целое, на что вы претендуете, называя нас предателями каких-то ваших идей, как будто они распространяются и на нас, то вся ваша русофобская идеология — карточный домик, ренегатство и откровенная ложь своему народу в попытке навязать ему противоестественные стереотипы.

А что до меня, то никакие вы не особые — плоть от плоти и кровь от крови одной с русскими матери. Вы напоминаете ребенка бедных родителей, который вдруг захотел дружить со сливками общества, но, боясь натолкнуться на презрение, предпочел отречься от своей семьи. Разница только в том, что те сливки, перед которыми вы заискиваете, знают, кто вы есть, и как бы вы не старались — своими вас не признают, а предательство корней скажется и на том свете, и в грядущих поколениях, и останетесь вы и им не друзья, и нам не товарищи.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS