Готов ли Пхеньян применить ядерное оружие в случае войны? | Русская весна

Готов ли Пхеньян применить ядерное оружие в случае войны?

В ночь на 20 августа армия КНДР произвела один залп предположительно с помощью ракетной системы залпового огня в районе уезда Йончхон провинции Кенгидо. Удары со стороны КНДР были направлены по громкоговорителю, установленному возле демилитаризованной зоны между двумя странами. В ответ армия Южной Кореи нанесла несколько артиллерийских ударов в направлении источника огня, а вооруженные силы страны были приведены в состояние высшей степени боеготовности. Насколько вероятно, что обе стороны в итоге будут втянуты в полномасштабный вооруженный конфликт?

Были ли в истории прецеденты, когда стороны оказывались на грани открытого вооруженного конфликта (и что их останавливало)?

Были. Такие инциденты происходят с завидной регулярностью, где-то раз в полтора-два года (о предыдущем таком эпизоде Slon уже писал). Причина — Северная Корея хочет денег и рассчитывает, что испуганное слухами о войне международное сообщество даст их в качестве отступных. По всей видимости, Пхеньян ничего не получит, как было и в прошлый раз, — нельзя столько раз грозить войной и не начинать ее, приедается. Все как в притче про мальчика, кричавшего «Волк! Волк!».

Кому может быть выгодно вооруженное противостояние между двумя странами?

Если речь идет именно о противостоянии, а не о конфликте, то Пхеньяну, которому оно позволяет держать население в идеологическом тонусе, а также Токио: Япония может наращивать свои вооружения, делая вид, что это направлено не против Китая, а против Северной Кореи. Сеул бы с огромным удовольствием пошел на разрядку — можно и призыв в армию отменить, и военный бюджет сократить, да и регулярная истерика в мировых СМИ в духе «Корейский полуостров на грани войны!!!» не способствует притоку туристов в страну. Пекин бы тоже предпочел иметь под боком спокойную страну, не грозящую миру атомным оружием.

Готово ли население обеих стран воевать против соседей?

Южане — конечно, нет. «Вперед, на Север, освободим страдающих соотечественников» — так думает только небольшая группа стариков-маргиналов. Насчет северян сказать сложно — соцопросы в КНДР, по понятным причинам, провести нельзя.

http://red-sovet.su/wp-content/uploads/2013/03/x60.jpg

Каким военным потенциалом обладают обе враждующие стороны?

Если верить данным южнокорейского Министерства обороны, у северян примерно вдвое больше солдат на действительной службе (1,02 млн у Севера, 495 тысяч у Юга) и резервистов (7,7 млн у Севера, 3,2 млн у Юга). Помимо этого, у Севера вдвое больше танков (4300 у Севера, 2400 у Юга), почти вдвое больше ракет «земля-земля» (100 у Севера, 60 у Юга), в полтора раза больше полевых орудий (8600 у Севера, 5600 у Юга), почти в четыре раза больше боевых кораблей и катеров (430 у Севера, 110 у Юга), в два раза больше истребителей (820 у Севера, 400 у Юга). У Юга немного больше бронемашин (2500 у Севера, 2700 у Юга) и в два с лишним раза больше вертолетов (300 у Севера, 690 у Юга).

При этом не стоит забывать, что количество не равно качеству и что северокорейская армия в основном использует устаревшие модели боевой техники.

Готов ли Пхеньян применить ядерное оружие в случае войны?

Сначала надо оговориться, что «в случае войны» — это совершенно фантастический, невероятный сценарий. Войны не будет. Но если мы будем фантазировать и представим себе худший вариант развития событий, то возможно, так как для Пхеньяна это может показаться единственной надеждой на спасение (хотя понятно, что после применения ядерного оружия от них отвернутся вообще все).

Каковы шансы, что в случае войны на Корейском полуострове в нее вмешается третья сторона и кто это может быть?

В первую очередь, конечно, Соединенные Штаты, которые не только состоят с Южной Кореей в военном союзе, но и имеют на территории этой страны воинский контингент. Остальные страны — вряд ли. Вмешательство Китая на стороне Северной Кореи я бы оценил как маловероятное — полномасштабная война, тем более в защиту такого непопулярного среди китайцев государства, как КНДР, вряд ли будет принята гражданами КНР. Россия, Япония, Монголия — это вообще из ряда фантастики.

Как официальные лица в обеих странах комментируют подобные ситуации?

Официальный представитель Объединенного комитета начальников штабов Южной Кореи полковник Чон заявил: «В нашей армии был немедленно объявлен самый высокий уровень боевой тревоги; мы следим за поведением северокорейской армии и полностью готовы среагировать надлежащим образом в случае дальнейших провокаций». Центральное телеграфное агентство КНДР пока сохраняет молчание по поводу инцидента, скорее всего, официальная реакция поступит в течение суток.

Насколько сегодня вероятны шансы открытого военного конфликта между КНДР и Южной Кореей?

По всей вероятности, они оцениваются в 0%

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS