Ирак: Период полураспада — верхи не могут, низы не хотят | Русская весна

Ирак: Период полураспада — верхи не могут, низы не хотят

Ровно год назад в Ираке сменилось правительство. С приходом нового многие связывали большие надежды, которые, как уже можно констатировать, не сбылись. Ни один из семи пунктов программы, обнародованной новым премьер-министром Хейдаром аль-Абади в сентябре 2014 г., не был выполнен. Глава правительства делал все, от него зависящее, но каждый раз натыкался на мощное противодействие. А ситуация стремительно обострялась, охватив самые чувствительные и важные аспекты. Сбылись, увы, самые худшие прогнозы.

Безопасность

Количество беженцев и внутренних переселенцев за год возросло вдвое и превысило 3 млн. человек. Если за весь 2014 г. в стране погибли 17 174 мирных жителя (и это наивысший показатель с 2007 года), то с начала 2015 убиты уже более 10,6 тысячи. В конце апреля после тяжелых полуторамесячных боев удалось выбить боевиков «Исламского государства» (ИГ) из столицы провинции Салах эд-Дин города Тикрита, а также района Беджи к северу от него, где находился крупнейший в Ираке НПЗ. Причем основую роль сыграла не регулярная армия, а многочисленные отряды шиитского «народного ополчения», которые по способам и методам своих действий мало чем отличались от боевиков ИГ. Тем не менее взятие Тикрита было представлено как историческая победа, за которой последует освобождение Мосула и полное изгнание террористов из Ирака. Дело, однако, обернулось иначе: 17 мая отряды ИГ всего за несколько часов овладели Рамади  крупнейшим городом провинции Анбар. Расположенный по соседству г. Феллуджа находится под контролем ИГ с января 2014 года и от него до Багдада менее 80 км. В начале августа исламисты вернули под свой контроль и Бейджи, хотя от тамошнего НПЗ уже давно остались одни руины: он многократно переходил из рук в руки и в итоге был практически стерт с лица земли. В полном окружении находится гарнизон близ г. Хадиса на западе провинции Анбар  снабжение находящейся там группировки и почти 100-тысячного населения города осуществляется исключительно по воздуху благодаря наличию хорошей ВПП, построенной во времена Саддама, а также присутствию почти 400 американских военнослужащих, именуемых советниками и специалистами.

Экономика и финансы

Вице-премьер Баха аль-Араджи публично заявил: в период с 2004 по 2014 год был израсходован почти триллион долларов (800 млрд. из бюджета страны и 200 млрд. иностранных инвестиций), но никаких ощутимых результатов в улучшении экономической ситуации не отмечается. Масштабы коррупции достигли размеров, ограниченных только размерами Галактики. В 2015 году известное рейтинговое агентство Fitch Ratings присвоило Ираку категорию В-, то есть существенно недостаточный уровень кредитоспособности. Говоря иначе, государство находится на грани дефолта, при этом финансовые показатели бюджета неуклонно ухудшаются, и к концу 2015 г. долг может составить 51% от ВВП. Эксперты объясняют такие прогнозы тем, что резко падают цены на нефть (а это 90% поступлений в бюджет Ирака) при возрастающих расходах на войну с ИГ. Специалисты, менее зависимые от биржевых индексов, объясняют это более доступно: страна разворована дотла. Такое объяснение, во-первых, недалеко от истины, а во-вторых, очень понятно населению. И оно массово ощутило это на себе  задержки выплаты зарплат достигли полугода, а некоторые категории работников власти принудительно отправили в неоплачиваемый отпуск задним числом.

Свою роль в донесении до сознания общества степени проблем сыграла даже природа. Нынешнее лето в Ираке оказалось на редкость жарким. В июле температура неоднократно превышала 53 градуса, из-за чего власти официально четырежды объявляли в южных провинциях нерабочие дни. При этом перебои в подаче электроэнергии достигали 1012 часов в сутки, а некоторые районы оказались и вовсе обесточенными. Даже привычные к тяготам и лишениям иракцы не выдержали  люди вышли на массовые демонстрации, требуя обеспечить минимально приемлемые условия существования. Власть сделала шаг навстречу  посыпались заявления о конституционном праве граждан страны на проведение акций и шествий, силовым структурам был отдан строгий приказ ни в коем случае не препятствовать «реализации гражданами своих законных прав» и, напротив, всемерно оберегать их от «провокаций и поползновений внешних сил».

Пытаясь продемонстрировать деятельность по «удовлетворению чаяний народа», в Багдаде объявили, что МВФ согласился предоставить финансовую помощь в размере 1,24 млрд. долларов (что в масштабе экономического бедствия страны явно недостаточно, мягко говоря). При этом одновременно было принято более радикальное решение пополнения казны: под предлогом защиты местного производителя резко усилили фискальное давление и ввели новые налоги и сборы (например, на операторов мобильной связи  20% за каждую операцию). Венцом креативной деятельности стали дополнительные таможенные пошлины на импорт  от 5 до 30% в зависимости от категории товара, а также инициатива введения двухсотпроцентной пошлины на ввоз кондиционеров  пока жарко. Причем все эти нововведения не коснулись Иракского Курдистана, поскольку в Багдаде совершенно справедливо предположили, что там их просто проигнорируют.

Реакция снизу не заставила себя ждать  произошло то, что называют «принципом домино». Осознав, что аргументы властей исчерпаны, 6 августа коммерсанты остановили импорт через погранпереходы на границе с Ираном и Кувейтом в южной провинции Басра, а именно через эти пункты и порт Умм Каср в страну ввозится ¾ товаров и грузов. На границе скопились тысячи груженых многотонных автопоездов. Местные власти быстро оценили ситуацию и взбунтовались: они отказались исполнять указания о введении повышенных налоговых ставок и в ультимативной форме потребовали того же от таможенников. Вышли на улицы сторонники предоставления провинции Басра статуса автономии. В связи с возникшей ситуацией премьер-министр Хейдар аль-Абади дал указание руководителю таможенной службы отложить исполнение новых тарифов до 15 августа, но было уже поздно.

Политика

Начались события, которые впечатляют масштабами, быстротой развития и последствиями. В пятницу 7 августа, верховный духовный лидер шиитов Ирака, Великий аятолла Али ас-Систани призвал премьер-министра «железной рукой» побороть коррупцию и навести в стране порядок. Спустя сутки было объявлено о масштабной реформе всей системы государственного управления и фактически децентрализации власти. Хейдар аль-Абади обнародовал программу действий, включающую такие мероприятия, подготовка которых даже при самых смелых оценках занимает недели, а то и месяцы кропотливой и напряженной работы большой команды профессионалов. Речь шла, в частности, о ликвидации должностей вице-президентов и вице-премьеров, передаче полномочий восьми федеральных министерств властям 15 провинций страны (всех, кроме входящих в состав курдской автономии) с последующим сокращением числа федеральных министерств с 33 до 22 (а на втором этапе  до 15), ликвидация партийных квот при назначении на руководящие должности, реформе судебной системы и т. д. При этом президент страны Фуад Маасум публично заявил, что по поводу предложенных реформ с ним никто не консультировался, а содержание принятых решений глава государства узнал из сообщений СМИ.

Далее происходят еще более поразительные вещи: после мгновенного утверждения реформ в правительстве парламент страны, который весь прошлый год (да и ранее) откровенно бойкотировал практически все начинания премьера и его попытки найти выход из ситуации, не только одобрил все инициативы, но и попытался выдать их за свои, расширив перечень мероприятий. При этом был установлен рекорд  на заседании присутствовали более 80% депутатов, чего не было за всю историю этого органа с 2003 года. Правда, один пункт был все же отложен  об отказе от двойного гражданства. Накануне вице-премьер Баха аль-Аараджи заявил, что, по его данным, по меньшей мере 11 министров и многие из депутатов имеют двойное гражданство, что является прямым нарушением законодательства.

В качестве отступления: 12 августа Генеральная прокуратура объявила о возбуждении уголовного дела в отношении Баха аль-Аараджи, курировавшего топливо-энергетический комплекс. О содержании обвинений не сообщается, однако стало известно, что к расследованию подключился антикоррупционный комитет.

21 августа вышеупомянутый Великий аятолла Али ас-Систани через своего официального представителя возложил ответственность за нынешнее крайне тяжелое положение в стране на предыдущих руководителей. Клирик отметил, что «многие из них не заботились о потребностях народа, уделяя главное внимание интересам собственным и стоящих за ними кланов и группировок». Он призвал к последовательному продолжению реформ системы управления и, в частности, совершенствованию судебной системы с целью беспощадной борьбы с коррупцией. Было подчеркнуто, что в случае провала реформ и разочарования населения в их результатах Ирак ждет неминуемый раскол.

Простой народ восторженно воспринял начавшиеся перемены, демонстрации приняли массовый характер и охватили большинство провинций страны, однако лозунги были уже иными: помимо требований улучшить условия жизни и предоставить работу люди требовали найти и покарать казнокрадов, положить конец кумовству, сменить потерявших доверие руководителей. Одним из первых ощутимых результатов объявленных реформ стала набирающая темп кампания показательных сокращений управленческого персонала. Уже уволены десятки руководителей среднего звена, ликвидированы многие управленческие структуры, но перечень запросов приобрел новый масштаб  появились требования отставки губернаторов, министров, роспуска советов провинций и т. д., вплоть до отставки премьера и роспуска парламента.

Представители трех ветвей власти (законодательной, судебной и исполнительной) уже замечены во взаимных претензиях. Так, парламентская фракция организации «Бадр» (составляет основу коалиции «Национальный альянс») потребовала от премьер-министра пояснить, на каком основании лишились постов два министра, представлявших эту коалицию. Последовали протесты туркоман, т. к. было ликвидировано Министерство по правам человека, которое возглавлял единственный в правительстве представитель этого нацменьшинства. В ответ пресс-служба главы правительства выпустила заявление, в котором эти шаги были приравнены к «противодействию принимаемым мерам по выводу страны из кризиса».

На 28 августа назначена «манифестация миллионов», к проведению которой призвал своих последователей и всех иракцев известный шиитский клирик Муктада ас-Садр. При этом он отметил, что существует реальная угроза использования законных требований народа некими силами в собственных интересах, далеких от интересов Республики Ирак. Впрочем, данное словосочетание все больше состоит из-де-юре и меньше  из-де-факто. Почему же перечисленные потрясения происходят именно сейчас? Ведь не секрет, что план расчленения страны был разработан довольно давно, а первым шагом по его реализации стало введение в 1991 г. «бесполетных зон», когда Багдад заставили вывести свои войска из Курдистана и Юга страны, а самолеты ВВС Ирака, залетевшие севернее Тикрита и южнее Насерии, подлежали уничтожению.

Вторым этапом стало раздробление иракского общества по конфессиональному признаку, стравливание суннитов и шиитов, чем усиленно занималась оккупационная администрация США, а затем посаженный ею в кресло премьера Нури аль-Малики согласия и одобрения Ирана). Усилия дали результат: то, что выдается за вторжение неких пришлых наймитов «Исламского государства» на самом деле является полномасштабной гражданской войной между иракцами-суннитами и иракцами-шиитами, с ожесточением уничтожающих друг друга.

Ответ на поставленный вопрос представляется очевидным: на сегодня государство ослабло настолько, что пришло время третьего этапа  оформление распада на три части (курдскую, шиитскую и суннитскую), как это и планировалось изначально.

Впрочем, есть и более радикальный вариант. Недавно назначенный председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Джозеф Данфорд, выступая на слушаниях в конгрессе, сказал следующее: «Честно говоря, я думаю, что курды и шииты более обустроены в экономическом и ресурсном плане, кроме того  у них хорошие, перспективные системы управления, что позволяет им построить свои отдельные государства, чего я не могу сказать о суннитах». Генерал долго служил в морской пехоте и не привык к витиеватым дипломатическим фразам, но суть изложил верно и ему долго аплодировали.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS