Будущее арабского мира решится в Йемене | Русская весна

Будущее арабского мира решится в Йемене

На фоне событий в Ираке, где идет наступление антиджихадистских сил на позиции «Исламского государства» (ИГ), и Сирии, где атаки турецких ВВС на позиции курдов фактически спасли от падения столицу ИГ – город Ракку, а также попыток Эрдогана сформировать на сирийской территории буферную зону для организации наступления на Алеппо и Дамаск внимание экспертов сконцентрировалось на военных очагах за пределами Аравийского полуострова.

Между тем война, которую ведет в Йемене Саудовская Аравия при поддержке армии ОАЭ и подразделений признанного монархиями легитимным йеменского президента Хади, заслуживает не меньшего внимания.

Если в Сирии, Афганистане, Ливии и других странах Ближнего и Среднего Востока во внутренних конфликтах Саудовская Аравия участвует «по доверенности», через контролируемые и поддерживаемые ею военизированные группировки исламистов, то в гражданской войне в Йемене саудовские войска задействованы непосредственно. Со всей очевидностью Эр-Рияд воспринял события, происходящие в этой стране, куда более остро, чем во всех прочих уголках арабского мира.

Саудовской Аравии это грозило катастрофой. Как следствие, королевство втянулось в дорогостоящую авантюру с бомбардировками йеменской территории. Разрекламированная антихуситская коалиция оказалась мифом, так как страны, согласившиеся войти в ее состав, никаких реальных действий, за исключением чисто символических жестов в поддержку КСА, производить не собирались.

Правда, авиакрыло, сформированное монархиями Залива, Йемен разбомбило, уничтожив его инфраструктуру, находившуюся в пределах воздушных атак, и несколько тысяч гражданских лиц, но платить за все пришлось той же Саудовской Аравии, а результаты оказались более чем сомнительными.

Взяв Аден, хуситы и подразделения экс-президента Салеха, пытавшегося вернуть с их помощью влияние своему клану, сделали серьезную заявку на участие во власти в Йемене, действуя на территории южан, традиционно враждебных северным племенам и склонных к сепаратизму. Достигнуты ли экспедиционным саудовско-эмиратским корпусом, отрядами, верными президенту Хади, и йеменскими наемниками, которых саудовские СМИ называют «добровольцами» после взятия ими Адена, успехи в борьбе с их зейдитскими противниками – большой вопрос.

В том числе потому, что число активных игроков в Йемене значительно больше, чем традиционно упоминаемые прессой хуситы, Салех, Хади и Саудовская Аравия со товарищи.

Все против всех

Южнойеменские ополченцы при поддержке «аравийской коалиции» стараются удержать наступательную инициативу, продвигаясь по ряду направлений севернее и северо-западнее Адена. Помимо прочего им удалось занять город Занджибар, который считается «воротами» в провинцию Абъян.

Смысл этого маневра состоит в том, чтобы побудить местные ополчения присоединиться к ним в походе на север. Возглавляет эти подразделения ветеран Афганистана и личный друг Усамы бен Ладена Тарик аль-Фадли, с которым Управление общей разведки КСА взаимодействует в постоянном режиме.

До настоящего времени аль-Фадли хранил нейтралитет, не вмешиваясь в ситуацию. При этом он как прямой наследник династии правителей Абъяна вряд ли захочет делиться властью с кем бы то ни было. Что касается хуситов, их отрядов на территории провинции не было. Так что, когда мы слышим об «освобождении Абъяна», следует отдавать себе отчет в том, что его никто и не оккупировал.

Эта провинция в результате действий Саудовской Аравии, скорее всего, в ближайшее время превратится в салафитский анклав, как ранее Хадрамаут, где сторонники «Аль-Каиды Аравийского полуострова» перешли на легальное положение. Удары американских БЛА ситуацию в данном случае не исправят. Ранее удары по целям исламистов сопровождали сухопутные операции подразделений «Куат аль-хасса», которые американцы готовили во времена президента Салеха специально для этих целей. Сейчас же они воюют против сил, лояльных нынешнему президенту Хади.

Этот вакуум власти активно заполняется радикальными исламистами, причем отнюдь не всегда идеологически близкими «Братьям-мусульманам», к которым тяготела ослабленная сейчас партия «Ислах», однако настроенными преимущественно салафитско-джихадистски. Сегодня приверженцы этого течения с опорой на местные племенные кланы и племена контролируют Хадрамаут, широкий коридор от города Аль-Шихр на побережье Индийского океана до саудовской границы, провинции Абъян и Мариб.

После отхода зейдитов с юга отряды «Аль-Каиды Аравийского полуострова» взяли под контроль три города в окрестностях Адена. Поражение зейдитов автоматически ведет к усилению исламистского сегмента в стране, что очень беспокоит американцев, которые неоднократно поднимали эту тему как в разговорах с саудовцами, так и в период тайных консультаций в Иордании в конце июля с делегацией хуситов.

Ситуация неутешительна для американских интересов на Аравийском полуострове, поскольку означает полный провал предпринятых США усилий по борьбе с салафитским влиянием в этом регионе.

Война стучится к саудитам

Пока объявленные успехи в наступлениях на том или ином направлении означают лишь, что местные племена берут под контроль районы своего традиционного проживания, за границы которых не выходят. Иных сил, кроме завербованных «под Хади» йеменцев и собственной бронетехники, у «аравийской коалиции» нет.

В итоге в Йемене мы наблюдаем «лоскутное одеяло», состоящее из областей, контроль над которыми осуществляют либо хуситы, либо силы, которые сложно назвать вертикально интегрированными в одну армию с единым командованием.

Тем более что подчинение их президенту Хади весьма сомнительно – он справедливо считается на юге страны тем самым человеком, который подавил в 90-х по приказу Салеха выступления местных сепаратистов.

С учетом того, что хуситы вынуждены держать значительные силы на границе в Сааде на случай начала интервенции саудовских войск с севера, взятие Саны позволило бы «аравийской коалиции» не только одержать крайне важную с точки зрения пропагандистского эффекта победу, но и перекрыть пути контрабандной доставки хуситам топлива из других частей страны. Кроме того, занятие столицы Йемена означало бы резкое сужение пространства для поиска убежищ для командования зейдитов и их лидеров.

В этой связи ряд экспертов указывают на то, что со стороны хуситов весьма вероятен такой неожиданный для саудовского руководства тактический ход, как активизация боевых действий непосредственно на саудовской территории, в Наджране. Именно там ими был сбит вертолет ВВС КСА. Там же была атакована салафитская мечеть в городе Абха провинции Асир, расположенном в непосредственной близости от йеменской границы. Атака была проведена против молящихся в мечети военных из сил спецназначения: погибли 13 военных, еще 10 человек получили ранения.

Ответственность за теракт в мечети в Абхе по традиции взяли на себя сторонники ИГ, но эксперты в этом сомневаются, связывая эту атаку с действиями специальной команды из сил, лояльных экс-президенту Салеху, тем более что боевики ИГ до сих пор никогда не нападали на территории Саудовской Аравии на суннитские мечети.

Эксперты не могут пока ничего сказать о сторонниках ИГ в Йемене и КСА. Саудовское население симпатизирует борьбе этой организации против шиитов, но от сочувствия войне против иноверцев в соседних странах до организации войны на собственной территории очень далеко.

Учтем, что саудовская авиация в предыдущие месяцы разбомбила все мосты в Таизе и Лахдже, чтобы предотвратить снабжение хуситов и подход к ним подкреплений под Аден. Это ей тогда удалось, но теперь препятствует наступлению сил аравийской коалиции. Тем не менее саудовцы явно предполагают развивать наступление, несмотря на предсказуемые тяжелые потери. Облегчить его может договоренность с местными племенами в Таизе о взаимодействии и поддержка заблокированных там ополченцев. Но переброска тяжелой техники и подкреплений для них по-прежнему реальна исключительно через Аден.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS