Капитализм — не «стадия», а чудовищная гиперагрессивная патология | Русская весна

Капитализм — не «стадия», а чудовищная гиперагрессивная патология

Помогать друг другу, соревноваться в помощи друг другу (кто лучше и больше поможет ближним) — суть и основа цивилизации. Без неё вообще не возникло бы общество: зачем бы сходились вместе древние охотники и собиратели, если бы думали только о том, как друг друга прибить?!

Приносить взаимное благо — это лежит в основе коллективной жизни. Сделать жизнь друг друга лучше — таков основной мотив культуры и тех жертв, которых требует искусство. Капиталистическая конкуренция — диаметрально противоположное явление. Её основная и официально провозглашенная задача — сделать друг другу плохо. В рамках конкуренции люди соревнуются в принесении друг другу вреда и урона. Чем успешнее вредит человек другим людям — тем более он конкурентоспособен…

Безусловно, схема цивилизации и схема конкуренции должны были войти в жесточайшее противоречие. И они вошли. Если общество представляет собой гигантский тренажер, на котором днём и ночью отрабатывают до предельного совершенства способы выжать ближнего, как лимон, и выпотрошить его, как рыбу — то, конечно, это должно закончится величайшей катастрофой с возможным исчезновением человечества.

Человечество исчезнет или полностью, биологически, или — как человечество, создав путём психических мутаций особый тип выживающей в этой кислотной среде нелюди. Капитализм предельно агрессивен. Как только он вырвался из-под феодальных отношений — он занялся колониальным грабежом, работорговлей, наркоторговлей (опиумные войны Англии) и т. п. Торжество торгашей буржуазии во Франции кончилось кровавым содомом наполеоновских войн, первой мировой войной. Затем феодальные монархи Европы кое-как подмяли капитализм под свои круглые зады, и около 100 лет удерживали живчика с той или иной степенью эффективности.

Его били по голове и дворянским арапником, и церковным кадилом. Но не добили: он снова вывернулся из-под каменных задниц Венского Конгресса, и устроил чудовищную империалистическую бойню 1914–18 гг. После неё часть человечества поняла, что так дальше нельзя и некуда — и стала строить социалистические республики — без всевластия торгашей и рыночной конкуренции. Но остававшемуся на воле капитализму было мало, и он устроил вторую мировую бойню, таких масштабов, что 50 лет после неё человечество находилось в состоянии контузии. И вот снова (по мере выхода из комы после гитлеровских бомбёжек): Ирак, Афганистан, снова Ирак, Югославия, Ливия, Сирия, войны на территории бывшего СССР…

Какие вам ещё нужны доказательства, что капитализм — предельно агрессивен, что он успел устроить за краткий исторический миг своего господства четыре мировых войны (наполеоновские войны, 1,2 мировые и расчленение СССР)? И, самое главное, он ведь не думает останавливаться на достигнутом, да и не может остановиться на достигнутом.

Он — по сути и системному своему строению — тренажер нанесения ущерба ближним.

Ведь ничему другому, кроме как давить соседей огромным многообразием способов его системы не учат. В условиях капитализма человек тренируется вредить, как спортсмен тренируется в беге, плавании, стрельбе. И, как у спортсменов бывают в итоге чемпионы, так и у капиталистов возникают чемпионы вредительства. Они топят целые континенты — и за это (именно за это!) получают дома почёт, уважение, становятся образцами для подражания и предметами зависти. Но именно поэтому капитализм ставит себя в положении врага всякой культуре, всякому знанию и познанию, всякой рациональности, книжности, и вообще всему, составляющему цивилизацию.

Капитализм — чувственнен, а не разумен, и выстроен он на азарте, адреналине худших чувств человека. Чувственность садиста, которая сродни оргазму, отбрасывает вопросы разума типа «а зачем мне одному столько еды, обуви, комнат и гектаров?» Капитализм заставляет разум молчать — во имя чувственности и инстинктов альфа-самца. Именно поэтому капитализм — величайшая угроза человеческой цивилизации со времен коллективной охоты на вымирающих мамонтов.

Не стадия и не ступень, как полагал К.Маркс (и КПСС, являвшаяся детсадом и дурдомом в одном флаконе) — а чудовищная гиперагрессивная патология.

Она не продолжает преемственность от примитивных форм морализирующего теизма (феодальная религиозность) к более развитым формам моралократии, связанной с поступательным развитием и совершенствованием нравственно-духовных начал. Капитализм (потому он патология и угроза, а не стадия) — прерывает эту традицию восхождения книжников к нелицемерному торжеству духа и заповедей.

Капитализм — это аллергическая реакция зверя в человеке на человечность.

Человечество всю свою историю пыталось строить царство Правды из царства произвола и хаотического насилия. Грубую наглость пытались заменить на моральное поведение, причем не из-под палки, не под угрозой наказания, а сознательно и добровольно моральное. Капитализм повернул это движение, длившееся более 5 тыс. лет вспять. Капитализм начал сворачивать то, что составляет саму суть человечности и человеческой мечты, заменяя её звериным произволом сильного хищника, не знающим ни границ, ни самоограничения.

Как и почему К. Маркс в этом античеловеческом откате углядел «стадию развития», к тому же обязательную для всех народов — Бог весть! Почему нелепый, по сути, взгляд Маркса был принят таким большим количеством людей, причем инстинктивно ненавидящих капитализм за его культ вреда ближнему — тоже загадка и гримаса истории… Но нам пора уже начать кое-что понимать…

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS