Как и от чего погибнет человечество | Русская весна

Как и от чего погибнет человечество

На днях Верховная Рада выступила с просьбой поддержать Украину на выборах в Совет Безопасности ООН, которые состоятся в октябре с.г. Аргументы просителей потрясают: они утверждают, что готовы внести свой вклад в «спасение грядущих поколений от бедствий войны». (http://ria.ru/world/20150916/1255182592.html) Да, это утверждает та самая власть, которая преуспела пока только в одном — в убийстве своих граждан.
Спасать будущие поколения землян берется та самая Украина, лидеры которой усиленно избавляют свою страну от науки, промышленности и культуры, публикуя, в частности списки российских книг, запрещенных к ввозу на территорию этой страны, изымая их проката российские фильмы и составляя различные «черные списки» журналистов и деятелей культуры.

Спасатели с суицидальным синдромом

Киевская хунта не только «спасает» сегодня народ Украины, лишая его исторической памяти и традиционных социокультурных оснований, но и претендует — ни больше, ни меньше — на участие в спасении мира.

Табу на российскую культуру на Украине (как и запреты, например, говорить по-русски в странах Прибалтики или в коридорах власти в Молдове) — синдром болезни, диагноз которой еще в 19 веке поставил Федор Достоевский.

Согласно этому синдрому, человек, утративший ценностные ориентиры и рефлексирующий по этому поводу, часто заканчивает жизнь самоубийством (так поступили Смердяков, Свидригайлов, Ставрогин и некоторые другие персонажи из романов великого писателя). Полагаю, что антикультурные «черные списки» — своего рода акт политического суицида киевского режима, разменявшего душу украинского народа на его призрачный евротюнинг.

Под «тюнингом нации» я в данном случае имею в виду ту сторону прогресса, которая связана с внешними — техническими и телесными — его проявлениями, заточенными на потребности рынка, а не с его содержанием, предполагающем, к примеру, духовное развитие личности.

Выдающийся фантаст Рэй Брэдбери более полувека назад в рассказе «Корпорация «Марионетки» описал технологию подмены людей — вследствие развития биотехнологий — человекоподобными гуманоидами. Мотивы этого рассказа позднее легли в основу расхожих комиксов, по которым были сняты несколько фильмов, включая знаменитый блокбастер «Суррогаты» с Брюсом Уиллисом. Так вот: в названном фильме предсказано скорое будущее США — когда в них разворачивается масштабное производство человеческих копий, запрограммированных не на стяжание духа, а исключительно на развлечения.

Что имеют в виду подсевшие на американские понятия киевские власти под предлагаемым Совбезу ООН «спасением грядущих поколений»? Исключение из жизни граждан своей страны традиционной для неё культуры с последующим переводом индивидов на чтение твитов и комиксов про подвиги киборгов и суперменов типа Гитлера, Бандеры и Обамы? Трансформацию людей в напичканных чипами и пластиком гуманоидов? И если что-то другое, то что?

Пределы западного гуманизма

Как бы кто на Западе не протестовал против суррогатного будущего, глобальный рынок делает свое дело: новыми национальными грезами PaxEuroАmericana становятся две простые идеи — сверхпотребления и продления жизни. При этом продление жизни связывается в основном с повышением износоустойчивости телесных оболочек, которых хирургическими и фармацевтическими приемами заставляют служить дольше того срока, что отведен человеку природой.

Трансплантация человеческих органов, хирургическая пластика, генная инженерия, введение в организм нейропротезов и разного рода стимуляторов — вот то будущее, которое предлагают человечеству западные идеологи, определившие соответствующую перспективу как «трансгуманизм».

Скорректированное и прокачанное тело плюс форматируемая, а значит более совершенная физиология организма — вот «сухой остаток», выжимка из того, что Европа, похоже, наработала за три (если считать от Платона и Аристотеля) тысячелетия идей гуманизма. От идеалов неоплатоников, классиков европейского Возрождения и высоких персоналистских идей в западном постгуманизме, похоже, не остается почти ничего, кроме заботы о человеке в сугубо утилитарном смысле: стремления к получению удовольствий в виде адреналина, оргазма, наркотической или алкогольной эйфории, вкусовых, слуховых и прочих радостей.

Чувство справедливости в будущем трансгуманном обществе, похоже, будет заменено стремлением к тотальному комфорту, идеалы равенства — достижением потребительского рая «для всех», ну, а ценности свободы — возможностями морального раскрепощения и распоряжения своим телом. Ведь собственное тело — это, возможно, единственное из того, что останется в распоряжении массового человека в 21 веке как его личный актив и потенциальный товар.

Американский политолог Фрэнсис Фукуяма в книге «Наше постчеловеческое будущее» фиксирует, что мэйнстримом американских гуманитарных наук становится евгеника, и вопрошает: «может быть, мы готовы войти в постчеловеческое будущее, в котором технология даст нам возможность постепенно изменить нашу сущность?» (http://ria.ru/zinoviev_club/20141001/1027459698.html)

Западные политики отвечают на подобный вопрос, как правило, утвердительно и поощряют своих адептов на Украине и где бы то ни было ещё относиться к человеку, как к совокупности органов, цена которых зависит преимущественно от места и особенностей их взращивания.

Между тем, возникает вопрос: а где в прогрессистских концептах западного мэйнстрима Душа человека? И какое место в них отведится чувствам, которые определяли самые экстремальные состояния людей на протяжении всей истории человечества? Где, к примеру, Любовь во всех её проявлениях, начиная от взаимной Любви матери и ребенка и заканчивая Любовью к ближнему?

Увы, социальный прогресс в его западном варианте настроен на фактически буддистскую формулу будущего: человеческие страдания, неизбежно связанные с утратами (рано или поздно) любви и любимых людей, предлагается преодолеть путем отказа от желаний и самой способности питать к кому-либо искренние и глубокие чувства.

Современный еврогуманизм предлагает заменить суррогатами то, что больно терять. И, следовательно, рекомендуется не иметь традиционной семьи, ведь утрата близких чревата душевной болью. Предлагается иметь лишь сожителей, которых можно заменить новыми.

Предлагается не рожать особо детей и не заниматься их воспитанием, дабы не испытывать стрессов. Достаточно развивать институции суррогатного материнства, клонирования и выращивания детей «общего пользования». Дети должны стать игрушками-трансформерами, неугодные узлы в которых могут быть легко заменены по усмотрению пользователя.

Впрочем, и отец с матерью должны быть легко заменяемыми комбинациями родителей № 1,2,3,..10, легко трансформируемыми в роботов, партнеров, удовлетворителей желаний и т. п. — на усмотрение ребенка.
Предлагается забыть про любовь к Родине, а лучше вообще не иметь её, ибо верность к такой архаичной субстанции чревата необходимостью служения этой «абстракции» вплоть до готовности отдать за неё самое драгоценное, что есть у трансчеловека, — его все более комфортную жизнь.

Идеалом предлагается считать раскрепощенную, то есть не связанную с обязательствами и привязанностями по отношению к кому бы то ни было (кроме благодетельных корпораций) личность, сконцентрированную исключительно на физиологических ощущениях (разумеется, в допустимых мировой олигархией рамках) и ни в коем случае — на политике, морали и еще на чем-то таком, что «не в тренде».

Сверхобщество под видом трансчеловечества

С моей точки зрения, человечеству угрожает не ядерная война (хотя такое возможно). Оно сегодня движется к тому, чтобы самоуничтожится в результате технического прогресса. И не будет никакого «восстания машин». Сам человек превращается в машину, в обтянутый кожей титаново-пластиковый организм, способный чувствовать только то, что заложено программой.

Трансгуманисты (они же — трансчеловеки, постлюди и, следовательно, сверхлюди) утверждают, что стремятся обладать совершенным телом, чтобы стать умнее, образованнее и даже духовнее. Флаг им в руки. Большевики в стране советов тоже обещали миру идеальное будущее, а национал-социалисты в Германии мечтали о сверхчеловеке, и что? На практике стремление усовершенствовать человечество привело к уничтожению лучшей его части. По этой причине лично я предпочел бы не верить трансгуманистам на слово.

С моей точки зрения, трансгуманизм — это, по сути, инструмент запуска технологий рыночной оценки человеческой плоти. И поскольку души не обладают рыночной стоимостью, можно предположить, что в процессе капитализации телесных оболочек у людей сначала будут отобраны книги и фильмы, затем — социальные институты, ну, а в финале эволюции — и сами тела.

Согласно замыслу тех, кто финансирует движения траниндивидов, людской «биоматериал» должен быть вскорости оцифрован и внесен в реестры крупнейших био- и фармкомпаний так, чтобы не только каждый орган, но и каждая клеточка человеческого организма имела конкретную цену. И чем конкретнее и выше будет их рыночная стоимость, тем циничнее будут войны 21 века.
(http://ria.ru/zinoviev_club/20150122/1043806089.html)
В результате человечество, как я полагаю, должно прийти к такому состоянию, когда одна его часть (сверхобщество) будет цепляться за жизнь путем использования другой его части в качестве доноров. Для чего будущих доноров нужно будет загнать в государства-резервации или рассадить в клетки — как скот.

Так, в фильме Майкла Бэя «Остров» со Скарлетт Йоханссон приговоренных к донорству клонов тешат надеждой возможной отправки из бункера, где их содержат, на прекрасный экзотический остров. Похоже, что Украина, мечтающая о европейском «острове», последовательно превращается в такой бункер. При этом украинские власти хотят, чтобы народное большинство не догадывалось о подлинных перспективах. Вот почему Киеву позарез нужно в Совбез ООН — чтобы предстать перед мировым сообществом не убийцей собственного народа, но «спасителем» будущих поколений.

Владимир Лепехин, специально для RusNext.ru

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS