Украина: в поисках подходящего праздника | Русская весна

Украина: в поисках подходящего праздника

Современная Украина — страна развитой… некрофилии. Поминать кого-то и даже что-то тут любят и умеют это делать с особым шиком и размахом. Плюхнуться на колени возле гроба новоиспеченного «героя» из «АТО» — святое дело. Ну, как святое… Для любого свидомого укра-патриота. Потому что здравый умом человек, тем более верующий, делать фетиш из еще не похороненного трупа не станет.

Календарь Незалежной — это список «дней памяти». Тут, естественно, и день памяти жертв голодомора и политрепрессий. И день памяти погибших под Крутами — чуть ли не самая первая дата, появившаяся в календаре после Дня независимости. Кстати, тот факт, что костяк «кровавого войска большевика Муравьева» составляли помимо латышских стрелков вояки из УНР, красноречиво умалчивается.

Дальше-больше. Во времена президента-патриота Ющенко поминальный маразм достиг едва ли не ежедневного масштаба. Поминали с завидным постоянством. Складывалось впечатление, что едва ли начинавшая приходить в себя промышленность «незалежной» работала на мемориалы и кресты, коими утыкали всю ее территорию. Естественно, на всех этих мемориалах виноват «кровавый большевицкий сталинский режим». Особенно много подобного фетиша открылось на Галичине. И скажу вам по секрету — не зря. Там действительно был голодомор. И действительно в начале 30-х годов двадцатого века.

Причина несколько иная. Галичина, а точнее ее часть Гуцульщина, находилась… в составе Польши. И голодомор там был по причине запрета вырубки лесов в Карпатах — основного источника доходов для местных жителей — гуцулов, бойков и лемков. Голод был и голод был страшный, вызвавший массу голодных бунтов, жестоко подавляемых правительством Пилсуцкого. Об этом умалчивали при Ющенко, а сейчас подобная информация вообще относится к категории запретной.

Сам же раскручиваемый со времен Ющенко «некрофильский бренд» о голодоморе не выдерживал критики даже тогда, когда он стартовал. В школы Украины хлынули потоки распоряжений «об увековечивании памяти жертв голодомора». Учителей обязали оформить в каждой школе «уголки памяти» и каждую неделю (!) отчитываться о проведенных мероприятиях.

И мало кто обратил внимание, что большинство фотографий 30-х годов украсившие эти «уголки памяти» родом из… Поволжья и даже из… США. А если и мелькали фотографии из Украины, то почему-то на них счастливые лица, привозившие тонны зерна на местный ток. Праздничная некрофилия доходила до абсурда. Во время празднования дня независимости одна из школ днепропетровской области умудрилась вбабахать среди традиционной композиции украинской культуры и быта голодоморный поминальный крест, пугая своим видом проходящих мимо людей. Именно тогда на экранах телеканалов Украины появились «gif’ки»-свечки, напоминающие о траурных днях. Веселая, хлебосольная, добродушная и остроумная в советское время, да и в лихие 90-е, Украина превратилась в постоянно стонущую, проклинающую «проклятый совок» и молящуюся трупам территорию. Историки-грантоеды из созданного в Киеве «института памяти» превратили историю в какой-то непрерывный некролог. 

Даты смерти какого-то свежепридуманнной исторической личности или очередной «кровавой расправы большевицкого режима над украинским народом» сыпались с завидным постоянством. Успехи украинского народного хозяйства, индустриализация, героическое сопротивление украинских партизан и подполья в годы Великой Отечественной, четыре (!) города-героя на территории Украины, послевоенное восстановление и возрождение, да и вообще все дальнейшие достижения Советской Украины просто умалчивались. Такое впечатление, что все 70 лет Украина переживала страшный эксперимент, и именно здесь большевики включили весь свой аппарат репрессий.

Особенно «пострадала» конечно же Галичина. И мне, уроженцу Запада Украины, это обидно слышать. Мои родители приехали в красивейший город Львов в 50-х. Отец был кочегаром и был вынужден… срочно переучиваться на машиниста. Почему? Да очень просто. На Львовской железной дороге не оказалось специалистов, а брать местных даже на должность кочегара никто не решался — 90% населения Галичины было безграмотным. Мало того в центр крупных городов — Львов, Станислав, Дрогобыч, Тернополь, местным жителям во времена Польши был путь заказан. В крайнем случае они могли туда попасть работая золотарями или дворниками. Только десятки из миллионного населения могли получить начальное образование и устроится рабочим на какой-то фабрике или заводике, коих было очень-очень мало. Были и те, кто «выбивался в люди», получал высшее образование и даже преподавал во львовских вузах, но их были единицы, и они покинули Галицию еще в 1939-м.

Именно мои родители стали свидетелями, по сути, строительства новой Галичины. Львов за время СССР стал не только культурным, но и крупным промышленным и научным центром. Предприятия «Электрон», ЛАЗ, «Биофизприбор», «Искра», заводы кинескопов и автопогрузчиков, гигантский железнодорожный узел. О знаменитых «Свиточе», мебельных и стекольных производствах, сохраненных и преумноженных при «уничтожающем Львов совке» даже упоминать не стоит.

Что осталось сейчас? Только общепит и турбизнес. Хороший, если судить по меркам Украины. Но где все остальное? Оно исчезло еще в 1992-м. Причем некоторые «современные» львовяне даже гордятся таким положением вещей: воздух, говорят, над городом намного чище и вообще «мы идем в постиндустриальное общество».

То, что Львов сейчас культурная столица Украины — это миф придуманный самими львовянами. Башмет и Ярмольник давно осели в Москве, покойный Ступка и нацист Бенюк — в Киеве. Навскидку назвать какого-нибудь «культурного дияча зи Львова» крайне сложно. Весь турбизнес в плане культурного наследия сводится к посещению теряющей свои запасы картинной галереи, Львовской оперы и театра Заньковецкой. А все остальное — достижения далеко не украинского, а поликультурного Львова, чем этот город, до обретения Украиной независимости, и гордился. Вся эта бандеровско-вышиваная братия олицетворяющая «культуру Львова» к нему никогда никакого отношения не имела.

Впрочем, я отвлекся, но не зря. Все что происходило и происходит на Украине рождалось и рождается именно здесь, в столице Западной Украины. Даже «знаменитая» история Украины «великого баснописца-президента» Грушевского, которой разъедает мозг украинским детишкам написана не в Киеве, а в австро-венгерском Львове. Именно отсюда пошла бебиковская легенда о «великих украх», над которой потешается все думающее и читающее человечество. Вот так, очистив черепные коробки молодежи и влив туда эту вышиваную бурду, было создано, именно создано, два поколения украинцев на всей территории страны. Украинцев, готовых идти и убивать тех, кто не то чтобы возражал — засомневался. Украинцев видящих единственного врага — Россию, и ненавидящих все русское. Они не виноваты. Им это говорили в непрерывном режиме с того самого момента, когда они только начинали понимать человеческую речь. Говорили голосами СМИ, говорили на страницах учебников и устами учителей.

Анализировать услышанное, искать дополнительные источники информации? Вы что? Зачем? Ведь мы точно знаем, что «пьяная Рашка» во главе с русскими царями и генеральными секретарями, а теперь «кровавым Путлером» — это наша главная беда! И это «весь мир» подтвердит. И то что в Одессе «пожгли рюських колорадов», в Мариуполе расстреляли «ментов и террористов из Рашки», а в Славянске и Луганске «уничтожали ватную нечисть продавшую идею об единой Украине» — это все правильно! И значит тот, кто сделал это — герой! Почти святой, а святых надо почитать! Вот потому мы встанем на колени перед гробом «погибшего в АТО героя»!

И встают же! А так хочется праздника!

А с ними на фоне постоянных черных траурных дат беда. За почти четвертьвековую историю своей независимости Украина утеряла большинство существовавших советских праздников, практически их не восполнив их своими. День независимости (24 августа) и день сборности (22 января) — вот пожалуй и все. Причем не ясно ОТ КОГО была эта независимость. От Туркмении что ли? Россия приняла акт о независимости несколькими днями раньше. День соборности вообще странная дата. Бог с ними, с ново- и малороссийскими территориями, а что с было в далеком 1919-м с западными? И рассматривала ли Польша эти территории как часть «единой и неделимой». Подобную бумажку мог подмахнуть кто угодно — полномочий у нее ноль.
В общем институт памяти расшибал лбы об столы, выдумывая поводы для новых праздников и никаких положительных сдвигов в этом вопросе не достиг, сочинив еще парочку десятков некрофильских «дней памяти», но никак не праздников.

Пришлось заняться «историей новейшей». Сразу после событий февраля 2014 года в календаре Украины возникло две даты. 21 ноября — день революции достоинства и, как без некрофилии, 21 февраля — день памяти «героев небесной сотни». Естественно первый «патриотический праздничный удар» приняли учебные заведения. Именно туда, в 2014-м году, журавлиным осенним косяком полетели циклограммы, в которых к ющенковским голодоморным мероприятиям добавились мероприятия по чествованию «героев майдана уничтоживших предательский режим Януковича». То, что 70 процентов участников киевского майдана — приезжие из западных областей, то что на юго-востоке в подавляющем большинстве майдан восприняли мягко говоря не очень положительно, и просто продолжали жить и работать, никого из рассылавших циклограммы не интересовало. Нашелся повод для праздника — давайте праздновать! Что еще интересно — 21 ноября был днем начала оранжевого майдана 2004-го года. Ющенко объявил его днем свободы в 2005-м году, но праздник не прижился — идеи «померанча» не прожили и нескольких месяцев.

Честно скажу: визуально с праздником не очень получилось. Ну, одели ленточки, перекрасили в желто-синее все что можно перекрасить, раздали ведущим тексты, включили на заднике видеоряд о событиях на майдане, рекомендуемый «сверху»… Не пошло! Во-первых: идет непонятная и не всеми поддерживаемая война против своего народа. Во-вторых: лица в майдановском видеоряде не очень интеллектуальны, а порой просто обезображены нескрываемым идиотизмом. Наконец, в-третьих: все видят последствия этой самой «революции достоинства» — резкое падение уровня жизни, уличный беспредел и незащищенность граждан, страх попасть под мобилизацию и вообще полная безнадега похлеще, чем в 90-е. Да и ноябрьская погода в тот день подыграла — на всей территории был мелкий дождь, таял первый снег, грязь и слякоть. Даже традиционную свечку не поджечь и на коленях не постоять. А тут еще в донецком аэропорту «герои-киборги» отгребли по-полной… Вообще нескладушка вышла.

Зимой начали вроде бы готовится в соборности, Крутам и, как финал, дню памяти «небесной сотни». Уж тут ожидались и тысячи свечей, и на коленях постоять вдоволь. Волонтеры из школ не вылазили. Причем ядреные такие ребятки, кровь с молоком, таким воевать и воевать. Инструкции «сверху» пошли угрожающе активно: что делать, когда свечку поджигать и как трогательней эти события преподнести. Но… Дебальцево зачеркнул весь некрофильский шабаш. Вернее усугубил (тут как читателю будет удобно). К «небесной сотне» прибавилась «дебальцевская тысяча».

Дело шло к святому для каждого порядочного украинца празднику Дню Великой Победы. Почему порядочного? Потому что как бы институт памяти не старался — миллионы погибли сражаясь против фашизма в составе Красной армии, в красноармейских партизанских отрядах и подполье. Гибли в оставаясь советскими гражданами. Для властей это было не очень хорошо.

Вообще-то первые серьезные разбирательства в верховной раде касаемо Дня Победы начались еще в 90-х. Тогда западноукраинские националисты и часть руховцев активно продвигали проект об отмене сразу двух праздников, оставшихся после распада СССР. 23-е февраля — День Советской армии и 9-е мая — День Победы. Но коммунисты и юго-восточные депутаты подавляющим большинством отстояли эти священные праздники. Единственно что изменилось это название — 23 февраля стал Днем защитника Отечества. Западные украинцы пытались потом даже 8-е марта отменить, ссылаясь на нетолерантность этого праздника и пытались просунуть американский День матери. Ну тут возмутились даже их, «дэмократични дэпутатши» и День матери был просто добавлен в календарь, но не очень отмечался — второе воскресенье мая совпадало с мероприятиями ко Дню Победы.

К Дню защитника Отечества был добавлен еще один «мужской» праздник, 6 декабря — день Вооруженных сил Украины. С этим набором светских праздников мы прожили 24 года. В западной же ситуация сложилась немного иначе. День Победы 9 мая там не отмечали, а праздновали, причем очень активно и пафосно 30 июня — день восстановления украинской республики. В этот день в 1941 году в оккупированном гитлеровцами и бандеровцами Львове был принят соответствующий акт. Венцом его стал печальноизвестный и отрицаемый нынешними властями на Украине львовский погром, и последующее прекращение немцами полномочий этого «акта». На самом деле даже видавших виды фашистов удивил уровень зверства местных хлопцев по отношению к своим согражданам.

О том, что необходимо перенести 9 мая на 8-е число снова заговорили во времена правления Ющенко. Не секрет, что отец будущего президента, по его собственному признанию «очень неплохо жил и работал в Освенциме». Кем там «работал» папа, Виктор Андреевич не уточнял. Коммунисты и регионалы снова отстояли эту дату. И вот он февраль 2014-го и одно из первых заседаний рады. И снова встает этот вопрос…

Мне, бывшему офицеру, у которого один дед погиб в первом же бою в 1941-м под Смоленском, а второй освобождал мой родной Львов, было горько наблюдать как корежилась 25 лет история Великой Отечественной. Как настойчиво сбрасываются инструкции не употреблять термин «Великая Отечественная», заменив его на безликий «Вторая мировая». Как сопливые «патриоты» избивали моих сограждан в 2011-м только за то, что они вместе с родственниками погибших пришли на львовский Холм славы. Среди них был и мой отец. Он не пострадал, а вот его товарищ попал в больницу. Но это так, проза украинской жизни. Весной 2014-го было принято решение о переносе празднования 9-го мая на 8-е, и, что особенно больно, переименовании его в День Победы, памяти и примирения в Европе. Или как-то иначе. Не суть важно. Важно то, что Украина, положившая в годы войны в землю около семи миллионов граждан, отказалась от своей Победы.

Читая инструкции к мероприятиям в мае, меня поразила неприкрытая ложь в тех рекомендациях, которые к ним прилагались: Украина воевала на два фронта против двух тоталитарных систем: советские воины-освободители стали оккупантами, а единственно кто действительно сражался за украинский народ были бандеровцы. Цинизм в квадрате!!! О георгиевской ленточке говорить не приходилось — это «символ сепаратизма и терроризма». Ее сменила непонятная и внешне напоминающая кадр фильма из категории «+21» эмблема — набор черно-красных кружочков, которую почему-то назвали маком. Мак в Европе, и в частности во Франции, действительно является символом памяти о погибших в годы войны. Первой мировой. Вторую мировую там не очень любят вспоминать — сдалась когда-то великая страна фашистам очень быстро, потери были минимальны, и кроме партизан-«маков», «Нормандии-Неман» и-Де Голля собственно ничем французы не отличились. В Италии красный мак тоже одевали. Но это было давно, в 17–18 веке. Одевали его… проститутки в критические дни, чтобы предупредить клиентов. Вот такой символ.

Но цинизм украинских властей на этом не закончился. Была введена новая дата — 14 октября. Что это за день? Как по мне высосанная из пальца дата. В церковном православном календаре — День Покровы Пресвятой Богородицы и казалось бы к светским праздникам никакого отношения не имеющий. Украинские «изобретатели» праздников еще в 90-х подогнали под этот праздник День украинского казачества, поясняя это тем, что покровительницей казаков была Богородица. Не думаю, что усатые и чубатые мужики праздновали именно «День казака». В церковь они ходили, но по другому поводу.

Впрочем, праздник на Украине прижился и носил не столько религиозный, сколько этнографический веселый характер. И даже больше напоминал «праздник окончания сбора урожая». Во многих школах и даже детских садиках устраивали благотворительные ярмарки, танцевали гопака и пели народные песни. И всем было светло и радостно. Теперь это день защитника отечества. Причем, даже выходной день, чего за Покровой не замечалось. Пишу принципиально все с маленькой буквы. Почему? А в том то и дело, что этот праздник к украинскому казачеству и тем более к Богородице отношения не имеет. Это день образования украинской повстанческой армии (УПА). Той самой, что стреляла в спины наших дедов, среди которых было немало и украинцев, в годы Великой Отечественной войны. Вот такие дела!

Но это еще не все! Есть еще один воинский праздник. Пока еще не в тренде, но за властями не заржавеет — в мае прошлого года зерно вброшено, стало быть через год жди урожай. 17 мая — день победы украинских сичевых стрельцов над российской имперской армией под горой Маковка в 1915 году. Украинские историки слюной исходят по поводу этого события. Интересная деталь — никто из них даже не пытается посчитать сколько украинцев из Мало- и Новороссии воевало под русским флагом. Это неважно. Важно, что галицкие победили!

И побеждают! А что же остальные украинцы?

Украинцы продолжают ожидать праздника. А креатива в этом деле сейчас у Львова хоть отбавляй. И кем окажутся жители остальной части Украины на этом празднике — полноправными хозяевами или, как обычно, посрамленными окупантами не имеет для них никакого значения. Зажгут свечку, выпьют за упокой «героев» горилки, закусят салом и… встанут на колени.

Чем не патриотизм? А галицкие хозяева по голове за это погладят.
Вам не стыдно?
Эй! Украинцы?
Мне, глядя на вас, своих сограждан, очень.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS