10 главных вопросов о военной операции русских в Сирии | Русская весна

10 главных вопросов о военной операции русских в Сирии

1. Почему Россия именно сейчас взяла на себя роль лидера в борьбе с запрещенным в нашей стране «Исламским государством» (ИГ) и развернула воздушную операцию?

Зона террористических действий ИГ в Сирии с каждым днем разрасталась, несмотря на то, что США и некоторые их союзники уже длительное время бомбили вооруженные формирования этой организации. И хотя было заявлено, что в этой коалиции участвуют самолеты почти 60 государств, на самом деле реально террористов били с воздуха самолеты лишь 5 стран — США, Франции, Англии, Германии и Австралии. Причем эти бомбежки чаще всего были неэффективны, что признал даже один из военных советников Обамы, публично заявив, что результативность таких ударов стремится к нулю. Отряды ИГ заняли почти 70% территории Сирии, им противостояла на земле лишь армия Асада, власть которого Россия поддерживает. Положение Дамаска было критическим, поскольку одновременно на него давила и так называемая умеренная вооруженная оппозиция (которую поддерживают США), а вместе с ней и террористические формирования организации «Фонт ан-Нусра». Москва пришла к выводу, что сирийская правительственная армия нуждается прежде всего в мощной поддержке с воздуха.

2. Законны ли такие налеты?

Прежде чем принять решение, Кремлю надо было решить немало военно-политических и правовых вопросов. Во-первых (в соответствии с международными правилами), получить официальное прошение Асада об оказании российской военной помощи. Во-вторых, заранее согласовать свой план военных действий не только с Дамаском, но и с такими ключевыми игроками региона, как Иран и Ирак (для этого и появился координационный информационный центр, а по сути — объединенный штаб «новой» коалиции). Наконец надо было все же как-то договариваться с США, которые подавали Москве сигналы, что готовы вместе с русскими участвовать в борьбе с «Исламским государством», но при условии, что Асад сам должен уйти. Но похоже, что после ночных переговоров с Обамой Путину удалось повлиять на позицию американского руководства — уже вскоре госсекретарь Керри заявил, что США изменили взгляды на судьбу Асада и его смещение не ставят во главу угла. В свою очередь, Москва тоже пошла на компромисс — согласилась с Вашингтоном в том, что «Россия не будет бить вооруженную сирийскую оппозицию». Кроме того, надо было договориться о принципиально важных «правилах игры» — какую часть задач по борьбе с ИГ на себя берет Россия, в какой форме она будет участвовать в операции. Судя по тому, что в ту же ночь министру обороны США Эштону Картеру было приказано немедленно открыть все каналы связи с Министерством обороны России, политики передали все эти вопросы военным. Кроме того, Кремлю и МИД РФ надо было основательно прощупать позицию ряда стран региона, которые активно влияют на ситуацию в Сирии, и заручиться их поддержкой операции против ИГ. И только после решения всех этих вопросов и согласований Президент России обратился в Совфед за разрешением использовать войска в Сирии.

3. Какова сегодня расстановка сил?

С одной стороны, это правительство Асада и поддерживающая его армия. Им помогают несколько иранских отрядов спецназа и бойцы «Хезболлы». С другой стороны, это ИГ, «умеренная» вооруженная оппозиция, а также террористическая организация «Фронт ан-Нусра» (ответвление «Аль-Каиды»).
По мере того как вооруженные формирования ИГ захватывали все новые территории Сирии, а положение правительства страны и его армии становилось критическим (ее прижали к морю и сильно потрепали за время четырехлетней войны), Асад обратился с просьбой к Москве ускорить не только поставки модернизированных в России сирийских самолетов (МиГ-29), но и тех, которые Дамаск решил приобрести по новым контрактам (включая Су-30 и другие). Заодно Дамаск приобретал у России партию зенитных ракетных комплексов типа С-300, «Панцирь», «Бук-М» для прикрытия аэродрома в Латакии и пункта технического обеспечения в Тартусе. Москва еще в начале лета этого года приняла решение о форсированных поставках Сирии заказанного ею оружия (не только для ВВС и ПВО, но и для сухопутных войск).
Одновременно было принято решение о направлении в Сирию большой группы российских военно-технических специалистов, которые приступили к обучению сирийских военных работе на новой сухопутной технике, включая бронетанковую (многие летчики ВВС Сирии проходили подготовку непосредственно в России еще задолго до гражданской войны).

4. Подключатся ли наши сухопутные и военно-морские силы?

Пока речь идет только — и только — о применении самолетов. Причем не только на территории Сирии. Ирак попросил Россию наносить воздушные удары по тем позициям на иракской территории, где засели отряды ИГ. Но похоже, что воздушная операция будет не только российской. К ней подключатся ВВС Сирии, Ирака, Ирана (а это, по сути, уже мощная воздушная армия). Основной аэродром, с которого работают сегодня наши пилоты, находится в Латакии. Хотя нельзя исключать, что будут использовать и аэродромы Ирака и Ирана.
Воздушную операцию обеспечивают наши спецы по вооружению и техническому обслуживанию самолетов, радиотехнические подразделения, подразделения ПВО, космическая, воздушная, радио-электронная и «пешая» разведка. Охраняют аэродром в Латакии наши морские пехотинцы.

5. Привлекут ли призывников?

Ни в коем случае! Это категорически запрещается российскими законами. В любой горячей точке могут действовать только российские военнослужащие-контрактники.

6. Некоторые западные СМИ сообщают, что наши летчики в Сирии бомбят не только банды ИГ, но и мирное население. Это правда?
Нет, это провокационная ложь. Удары наносятся только по хорошо разведанным целям формирований ИГ — их штабам, оборонительным пунктам, основным районам дислокации, базам, складам с боеприпасами и горючим.

7. Сколько боевых самолетов задействовано?

Количество российских машин — конфиденциальная цифра. Западные эксперты и СМИ чаще всего пока называют «резиновые» данные на сей счет — от 40 до 50 российских самолетов.

8. Чего мы можем добиться своими силами?

В одиночку Россия в Сирии не действует. Наши самолеты поддерживают с воздуха сухопутные части сирийской армии. На земле действуют также подразделения и части иранской и иракской армий. Главная задача на этом этапе операции — рассечь армию ИГ, сбить ее с основных дорог, лишить подпитки боеприпасами, оружием, продовольствием. Нельзя забывать, что сегодня (по данным разведок) в вооруженных формированиях ИГ насчитывается до 80 тыс. человек (а есть данные и о 120 тысячах!). Это очень мощная группировка, на уничтожение которой не хватит и 50 российских самолетов. Нужно создавать крупный военный кооператив.
К сожалению, США и другие страны НАТО вместо участия в совместной борьбе занимаются лишь провокационным критиканством войны с ИГ и распространением антироссийской дезы.

9. Какими могут быть сроки воздушной операции?

Сейчас это трудно предположить. Нельзя ожидать, что даже после массированных ракетно-бомбовых ударов с воздуха ИГ разбежится или выбросит белый флаг. Террористическая зараза глубоко въелась в тело Сирии и некоторых соседних стран. Вытравить ее — это не блох на дворняжке дустом извести. Да и тут надо очень зорко смотреть за тем, как отреагирует мусульманский мир, не превратится ли операция в Сирии против ИГ в войну цивилизаций. Это очень тонкий и сложнейший вопрос. Если в мусульманском мире найдутся охотники подкармливать ИГ деньгами и оружием — борьба с ИГ может стать «вечной». И это будет самый худший вариант развития событий.

10. Можно ли ждать, что лазутчики ИГ станут устраивать в России теракты?

Да, такую возможность нельзя исключать. Сейчас нашим спецслужбам, правоохранительным органам да и всем гражданам надо быть особенно бдительными. Но эта угроза возросла бы многократно, если бы Россия не вмешалась. Армия Асада была бы сметена вооруженной оппозицией. А ее власть, в свою очередь, смели бы террористы из ИГ. Сирия превратилась бы в тот самый «мировой халифат», о котором и мечтают главари ИГ. Это был бы кровавый и вечно бурлящий военно-политический вулкан, под лавой которого гибли бы десятки тысяч сирийцев, не принимающих власти ИГ (да и так называемой умеренной оппозиции). Сирия могла бы превратиться в фабрику мирового терроризма, от которой бы не было покоя на любом континенте земли.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS