Конъюктивит подмосковной фемиды. В Мособлсуде рассмотрели дело Алексея Коноваленко (ВИДЕО) | RusNext.ru

Конъюктивит подмосковной фемиды. В Мособлсуде рассмотрели дело Алексея Коноваленко (ВИДЕО)

29 октября в Московском областном суде состоялось рассмотрение апелляционной жалобы Алексея Коноваленко, осужденного к 5 годам лишения свободы по резонансному делу о поджогах автомобилей компании «Шереметьево-Карго».

Несмотря на отсутствие доказательной базы, сфальсифицированные материалы и украденную в ходе следствия машину-вещдок, судья Мособлсуда Матошкин никаких нарушений в следствии не заметил и оставил приговор в силе.

Предыстория: весной 2013 года в Москве и Подмосковье неизвестные лица сожгли 5 автомобилей и 4 квартирные двери, принадлежащие сотрудникам и акционерам аэропорта «Шереметьево-Карго». Не сумев (или побоявшись) найти реальных преступников и заказчиков (предположительно, весьма известные компании и рейдерские структуры), следственные органы ГУВД Московской области повесили все поджоги на двоих жителей Московской области: Алексея Коноваленко и Павла Чижова. И поспешили отчитаться в раскрытии резонансного преступления.

Алексея Коноваленко многие помнят по многочисленным репортажам центральных каналов, документальному фильму «Видимая брань: Церковь против наркомафии» и передачах на радио «Радонеж». В связи с нашумевшим в 2002 — 2004 годах судебным процессом его не раз показывали в передачах «Русский дом» Александра Крутова, «Русский взгляд» Ивана Демидова и «Момент истины» Андрея Караулова.

Будучи до этого оперативником уголовного розыска, Коноваленко вместе с сослуживцами боролся с преступностью и этническими ОПГ на территории Долгопрудного и прилегающих районов. Перейдя дорогу интернациональной наркомафии, оперативники уголовного розыска оказались на скамье подсудимых.

В течение трех лет, пока над Алексеем Коноваленко шел суд, поддержать его в Долгопрудный приезжали сотни людей из разных городов, православные верующие шли крестным ходом вокруг здания суда и благословляли опальных милиционеров. В итоге, суд присяжных полностью тогда оправдал сотрудников уголовного розыска, которые стали своего рода народными героями. Тогда же после наших репортажей послетали со своих должностей несколько больших милицейских чинов и даже сам прокурор города.

Но, видимо, ту победу в суде Алексею не забыли.

Разочаровавшись в милиции, из Системы Коноваленко ушел. 10 лет прошло, и кто-то снова его вспомнил. В 2013 году его обвинили в поджогах машин и дверей сотрудников «Шереметьево-Карго»… На основании сфальсифицированного следователем Акта ОРМ Алексея Коноваленко задержали и отправили в Следственный изолятор.

1 июня 2015 года Химкинский городской суд приговорил Алексея Коноваленко к 5 годам лишения свободы. Хотя защита указывала на отсутствие доказательной базы и многочисленные нарушения в ходе следствия, в Химках это пропустили мимо ушей.

Таким образом на момент апелляции Алексей провел в СИЗО почти 2 года. Все надеялись, что апелляционный суд восстановит его честное имя, непредвзято разберется в материалах дела и отменит приговор Химкинского суда. Но вышло иначе…

29 октября, рассматривая апелляцию, судья Московского областного суда Матошкин, проигнорировав абсолютно все факты и доводы защиты, оставил приговор в силе.

 

Как и 13 лет назад, поддержать Алексея Коноваленко в суд приехали православные верующие, в основном, пенсионеры, бабушки, старики. Зал был переполнен.

Еще до начала процесса судья не стал скрывать своего раздражения и в грубой форме стал допрашивать пришедших пенсионеров, зачем они пришли на этот суд. Услышав, что они верующие, сочувствуют подсудимому, судья выгнал половину людей из зала. При этом даже не объяснив им причины…

Процесс длился почти два с половиной часа. Те, кто все же остался в зале, услышали шокирующую информацию о множественных нарушениях и должностных преступлениях, допущенных в ходе предварительного следствия. К концу слушания у всех появилась надежда, что теперь-то суд во всем разберется. Приговор отменят, и невиновных освободят…

Наивные люди…

Сложив 12 томов этого уголовного дела в одну большую тележку (похожую на те, с которыми ходят за продуктами по супермаркету), судья быстро удалился в совещательную комнату. Через 10 минут он вернулся и скороговоркой зачитал шаблонный текст приговора.

Никаких нарушений в следствии суд не увидел, оснований не доверять следствию не нашел. Доказательную базу (которая в этом деле, по мнению экспертов, вообще отсутствовала) счел вполне достаточной и допустимой.

Приговор Алексею Коноваленко оставил без изменений. 5 лет лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима.

От ужаса и непонимания в зале на мгновение повисла тишина. Слезы будут потом, в тот момент было только изумление.

Судья Матошкин с невозмутимым видом поспешил удалиться. Поднялся шум. Не в силах сдержать эмоции, кто-то громко пригрозил, что этого так не оставит, будет писать в Генпрокуратуру и Следственный комитет. Кто-то прятал лицо, чтобы не показывать слезы…

— Да здравствует наш суд, самый добросовестный суд в мире!..

Для всех пришедших увиденное стало потрясением. Люди, как пришибленные, выходили из зала. До сих пор не верилось, такого исхода не ожидал никто.

Хотелось поскорее покинуть это здание, уйти от него подальше. Новопостроенное, огромное и роскошное, сейчас здание Московского областного суда вызывало какой-то ужас и омерзение. Выходя, одни возмущались, другие утирали слезы. Женщины и старики, присутствовавшие на процессе, еще долго не могли успокоиться:

— Ну, разве так можно с людьми?! А судья? Почему он с нами, как с врагами какими-то? Разве мы враги? Мы ведь только хотели поприсутствовать, поддержать Алешу, чтобы не падал духом… У меня больные ноги, я два часа из другого конца Москвы еле-еле сюда добиралась… За что же судья так поиздевался над нами?

— Вы что, не заметили, с каким пренебрежением он смотрел на нас? Мы для судьи — никто. Люди — никто. Он же просто упивался властью… Не только над подсудимыми — над всеми нами…

— Но мы же не совершили никакого преступления, нас-то за что так ненавидеть?
— Ну, судью тоже можно понять. Он каждый день имеет дело с преступниками, убийцами. Вот, наверное, и привык теперь в каждом человеке видеть врага и преступника. Говорят, это профессиональная деформация.

— И что, все судьи такие?
— Нет, не все… Такое первый раз наблюдаем.

Старики обступили жену Алексея Коноваленко Тамару. Кто-то из бабушек пытался всучить ей какие-то деньги, видимо, последние остатки от скудной пенсии. Они, и так прожившие нелегкую жизнь, сейчас видели, как тяжело теперь будет этой бедной девчонке. Тамара пыталась сдерживать слезы, хотя удавалось ей это плохо. Благодарила людей, сама успокаивала их.

Но это была беда.

Как теперь маленький сын будет жить без отца? Как объяснить ему, что папа в такой «командировке», что не приедет на Новый год и на День рождения? Как объяснить ему, что отца оклеветали… И посадили за преступления, которые он не совершал.
Вокруг нее стояла толпа людей. На нее смотрели по-отечески, с глубокой жалостью. И было видно, что ее горе — сейчас горе каждого из них. Они вернутся по домам, и будут глотать валидол или что там у наших стариков еще есть…

— Но нельзя же это так оставлять! Ведь Алексею теперь никто не поможет, никто не защитит.
— А мы и не оставим. Давайте собирать подписи. Будем писать в Следственный комитет и Генеральную прокуратуру, Президенту напишем.
— Ну, так нас там и послушают…

— Но мы же не оппозиция. Мы за Президента. Мы — граждане России! Нельзя сажать невиновного! Если не мы, то кто же?! …

Старики расходились в подавленном состоянии, сегодня от увиденного в Мособлсуде все испытали шок.
Несмотря на все трудности жизни, они, как и большинство сограждан, надеялись на лучшее, верили в будущее России, радовались ее возрождению.

Но увиденное сегодня в Московском областном суде стало для них настоящим ударом. Будучи православными верующими, они и дальше будут искренне молиться за Президента Владимира, которому доверяют, на которого надеются.

Но вот такие фортели со стороны ослепшей Фемиды, вопреки усилиям воли вызывают в людях разочарование, отчаянье. И такие чудовищные перекосы подмосковного правосудия, увы, в сознании простых людей подчас сводят на нет все титанические усилия Президента, все блестящие победы России на международном уровне.

Осознание собственного бессилия перед сложившейся Системой правосудия, бессовестной и бездушной, повергает в уныние, убивает в человеке остатки патриотизма.

А это, пожалуй, гораздо страшнее и серьезнее, чем все проплаченные и лицемерные кликушества штатных оппозиционеров.

Конъюктивит подмосковной фемиды. В Мособлсуде рассмотрели дело Алексея Коноваленко (ВИДЕО) | RusNext.ru
Конъюктивит подмосковной фемиды. В Мособлсуде рассмотрели дело Алексея Коноваленко (ВИДЕО) | RusNext.ru
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS