Противник России — не Запад, а «западнизм» | RusNext.ru

Противник России — не Запад, а «западнизм»

Противник Росии — не Запад, а «западнизм»

В ходе состоявшегося на минувшей неделе заседания Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» между его участниками состоялась дискуссия по вопросу о том, что следует понимать под Западом и как понимать западнизм.

Напомню, что термин «западнизм» принадлежит российскому философу Александру Зиновьеву, который понимал под ним определенный социальный строй, не сводящийся к капитализму в экономике и к демократии в политике, притом что капитализм и демократия считаются фундаментальными основами современного западного мира. (См. Зиновьев А. А. Запад. Феномен западнизма. — М., 2003.)

Такая, на первый взгляд, казуистика объясняется тем, что западное, то есть евроамериканское общество (или обобщенно — Запад) и западнизм — почти тождественные, но все же разные вещи. (Понятно, что западнизм — продукт развития Запада, однако последний вполне мог бы обойтись, в идеале конечно, и без западнизма).

Не буду углубляться в анализ различий содержания этих двух категорий, понятных разве что профессиональным философам, приученным к строгой работе с дефинициями, замечу только, что для Европы и США все меньше характерны капитализм и демократия и все больше — западнизм. Более того: западнизм представляет все большую угрозу и для капитализма, и для демократии, и, следовательно, для западного общества в целом. Замечу попутно, что западнизм не сводится к глобализму (как может показаться); более того — представляет угрозу и для него тоже.

Как появился западнизм и как он поработил Запад

Прежде чем дать определение этому «вполне молодому», как утверждает А.Зиновьев, явлению, предлагаю кратко рассмотреть эволюцию западного мира, под которым понимаются, прежде всего, большая часть Европы (без европейской части постсоветского пространства) и США.

Полагаю, что Запад выделился в особый, я бы сказал передовой, регион мира в момент становления в восточном Средиземноморье морских портов как центров трансрегиональной торговли, а затем и как столиц торговых государств. Этот процесс адекватнее и подробнее, чем кто-либо, описал французский историк Фернан Бродель в целом ряде своих работ, и в первую очередь в работе «Динамика капитализма».

Именно Бродель и, возможно, некоторые другие авторы известного французского исторического журнала «Анналы», а не всемирно известные экономисты вроде Адама Смита или Карла Маркса (как принято считать) разгадали тайну первичного образования маржи как основы торговой прибыли и, соответственно, описали процесс формирования внутри европейского общества торговой субкультуры, которая (здесь я дополняю от себя), спустя тысячелетия с момента ее становления как сверхотрасли, уже к XX веку и породила такое явление, как западнизм.

Так вот: с момента формирования в восточном Средиземноморье еще в дохристианскую эпоху первых торговых республик Южная Европа (других европ как трансрегиональных субъектностей на тот момент еще не существовало) развивалась по формуле «ТОВАР-ДЕНЬГИ-ТОВАР».
С момента превращения денег в главный двигатель торговли и универсальное мерило всех возможных благ, а также формирования новой социальной касты финансистов, приобретших более высокий социальный статус в сравнении со статусом торговцев (что произошло, как я полагаю, в период, предшествующий крестовым походам) и, пожалуй, вплоть до начала промышленной революции в Европе ключевые центры политического влияния в этой части света сместились к северу и северо-западу от Средиземного моря, а базовой формулой экономического развития стала уже формула «ДЕНЬГИ-ТОВАР-ДЕНЬГИ».

Разграбление колоний в результате Великих географических открытий и, как следствие, «финансовая революция» в Старом Свете предопределили бурный научно-технический прогресс на европейском континенте, начало промышленной революции в ряде западноевропейских стран и становление капитализма как такового.

В свою очередь, капитализм породил раскол в западно-христианской церкви (реформация Мартина Лютера в 1517 году была не чем иным, как заказом нового социального сословия — бюргерства) и — что самое главное — начало захвата финансистами высшей государственной власти в ряде европейских стран, а также основание США крупнейшими олигархами Нового Света с последующим наступлением финансистов и промышленников на сословную знать и латифундистов не только в этой стране, но и по всей Европе.

Взятие власти на Западе банкирами (в течение последних двух веков) и формирование мировой финансовой системы под контролем частных банков с контролируемыми ими печатными станками и мировыми валютами заставило мир развиваться по формуле «ДЕНЬГИ-ВЛАСТЬ-ДЕНЬГИ».

Согласно логике этой формулы, тех, кто сопротивлялся процессу перехвата власти у традиционной аристократии (династии Габсбургов, Валуа, Романовых и т. п.), либо уничтожили в ходе европейских революций и последующих мировых войн, либо превратили в декорацию — как это произошло с Виндзорами, Бурбонами, Бернадотами и проч.

Ну, а после Второй мировой войны, особенно после уничтожения-распада СССР, новые властные группы стран Западной Европы и США, фактически объединившихся в единый Запад, начали отход от собственно капитализма и собственно демократии в сторону сначала управляемой рыночной экономики и управляемой демократии, а затем и прямой олигархической экономики и олигархо-охлократических политических систем.

В итоге первое, что приходит на ум любому непредвзятому исследователю, берущемуся за изучение современной Евро-Америки, это «сверхобщество», в котором правят не капитал и свободный рынок и не гражданские институты и свободные СМИ, а олигархические группы, использующие в качестве основного инструмента обогащения уже не столько рыночные, сколько административно-политические методы.

Суть и смысл западнизма — в сверхвласти

Вот такой строй — с олигархическими системами и принципами управления, развивающийся в логике «ВЛАСТЬ-ДЕНЬГИ-ВЛАСТЬ» (когда в основе получения сверхдоходов находятся уже не собственно бизнес и рыночная конкуренция, а властные решения — прямой отъем собственности у населения, преференции конкретным олигархическим корпорациям и безудержное разграбление природных ресурсов) и имел в виду Александр Зиновьев, когда говорил о западнизме, отмечая, как это явление на рубеже XX—XXI вв. уничтожает классическую Европу и традиционные библейские ценности.

Словом, западнизм — это сверхвласть, порождающая у ее носителя претензии на исключительность со всеми вытекающими отсюда сверхчеловеческими амбициями и античеловеческими технологиями.

В сфере экономики сверхвласть обрастает сверхмонополиями, глобальным протекционизмом, сверхкоррупцией (масштабы коррупции в администрации, к примеру, Виктора Януковича — как и в иных постсоветских администрациях меркнут в сравнении с масштабами сверхкоррупции в тех же США), глобальным рэкетом и рейдерством (которому подвергаются уже не отдельные компании, а целые государства вроде Ирака, Ливии, Сирии или Украины) и «гибридным» насилием по отношению к экономическим конкурентам.

Мировая финансовая олигархия — есть ли альтернатива

В сфере политики сверхвласть давно трансформировалась в субглобальную (стремящуюся стать глобальной) мегаолигархию, насаждающую методами «революций», «интеграций» и создания «зон свободной торговли» (то есть — посредством деконструкции традиционных политических систем и национальных государств) новые, встроенные в систему прозападных и олигархических отношений безлико-марионеточные режимы по всему миру.
В социальной сфере сверхвласть формирует, с одной стороны, привилегированное «сверхобщество» (элита западного мира), с другой — «массовое общество» безропотного и лишенного традиционных идентификаций потребителя универсальных продуктов и стандартов.

В сфере информации сверхвласть сопровождается сверхдемагогией как стержневым элементом манипулирования массами. Александр Зиновьев в книге «Запад. Феномен западнизма» писал по этому поводу: «В сфере социально-политической западнизм стремится к усилению недемократического аспекта системы власти и управления, к усилению роли государственности, к введению недемократических элементов в систему власти и к превращению демократии в средство манипулирования массами и в камуфляж для тоталитарного аспекта».

В «информационном обществе», каким западные эксперты часто называют западный мир, феномен информации все больше сводится к технологическому аспекту — к тому, что можно загнать под колпак АНБ, и в нем почти не осталось места для профессиональной журналистики, в связи с чем персонажи, подобные Джулиану Ассанжу, становятся исключениями в прямом и переносном смысле.

Как противостоять сверхвласти, и стоит ли?

Замечу, что западнизму и другим родственным явлениям — глобализму по-американски, олигархизации мира и т. п. — противостоит, прежде всего, сам Запад. В частности, сегодня нигде нет такого активного антиглобалистского движения, как в США и Европе. И хотя современное антиглобалистское движение — неотъемлемый элемент западнизма (ведь ничто так не легитимирует какое-либо явление, как мощное движение за его отмену), большинство участников этого движения искренни в своем протесте и против американизации мира и против насаждения исключительности, кем бы она ни насаждалась.

Сопротивляется проамериканскому глобализму и Россия, предложившая альтерглобалистский проект — формулу многополярного мира, предполагающую упразднение олигархического права на исключительность посредством предоставления такого права всем и каждому.

Альтерглобализм — основной элемент антизападнизма и подлинного антиглобализма, если понимать последний как отрицание глобализма по-американски. В этом смысле Александр Зиновьев — самая яркая фигура в современном альтерглобализме и, безусловно, первый серьезный идеолог современного, западного в том числе, антиглобализма, который мировому антиглобалистскому движению еще предстоит открыть.

В ходе последнего заседания Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» главный редактор популярного интернет-издания Russia Insider американец Чарльз Баусман заметил, что в США и Европе сегодня немало журналистов и интеллектуалов, готовых к диалогу с российскими журналистами и экспертами. Действительно, такой диалог — важнейшее условие преодоления технологий и институтов сверхвласти. Во всяком случае, классический Запад не в меньшей степени, чем Россия и другие страны мира, заинтересован в преодолении западнизма.

 

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS