Слабые места украинской электроэнергетики  | RusNext.ru

Слабые места украинской электроэнергетики

Украинский экономист Сергей Тутов анализирует уровень подготовки Украины к зиме на сайте 112.ua

Украину ожидает ежегодная энергетическая напасть — зима. Впрочем, глава Минэнерго Украины Владимир Демчишин в ноябре делал уверенные заявления о том, что ситуация с энергетикой в этот период ему понятна, и она вовсе не критическая, а абсолютно рабочая. Энергосистема стабильна и готова к зиме.

На чем же базируется такая уверенность министра?

Половина электроэнергии в Украине генерируется на атомных станциях. Они обеспечены ядерными тепловыводящими элементами (ТВЭЛ) российским «Росатомом» до октября 2016 г. Кроме того, в апреле прошлого года «Энергоатом» договорился с американской компанией Westinghouse о диверсификации поставок ядерного топлива на атомные станции. Пять из 13 ТВЭЛов, необходимых для наших станций, сегодня готовы поставить американцы.

Но с украинско-американским сотрудничеством не все так радужно. Сразу после развала Союза на отечественный рынок ядерного топлива попыталась зайти Westinghouse Electric Company, которой принадлежит 20% мировых поставок реакторного топлива. Несмотря на то что их технологии используются на половине АЭС в мире, из которых более 50% находятся в Европе, освоить поставку топлива для советских реакторов, работающих в Украине, американцам не удалось. В 2008 г. «Энергоатом» заключил контракт с Westinghouse на поставку тепловыделяющих сборок на три энергоблока украинских станций. Однако уже в 2012 г. на двух энергоблоках Южно-Украинской АЭС были зафиксированы нарушения в работе сборок американского производства. В связи с этим было принято решение полностью выгрузить ядерное топливо из зоны реактора энергоблоков. Повреждения были обнаружены во время планового ремонта, и последствия были минимальными. В этом году американцы озвучили намерение быть единственным поставщиком для всех блоков украинских АЭС. Так что диверсификация выглядит как замена одного поставщика на другого, но в условиях российско-украинской конфронтации подобное решение видится оправданным. Хотя безопасная работа американских топливных элементов до конца не отработана.

По словам министра, с еще одним видом топлива — природным газом — дела обстоят неплохо. «На данный момент в хранилищах находится 16,4 млрд куб. м. Этого достаточно для того, чтобы с поставками из Европейского Союза пройти отопительный сезон. Потому зависимость от России в части поставки газа на данный момент вообще отсутствует, у нас достаточно газа». Вот только назначение газа — в первую очередь сырье для промышленности и лишь потом использование населением для хозяйственных нужд. Говорить о нем как о топливном резерве не совсем корректно.

Этот резерв — уголь, а с ним ситуация несколько иная. Запасов его хватит только до конца года. И хотя зависимость от внешних поставок угля сокращена на 30% по сравнению с прошлым годом, без импортного угля нам не обойтись. Почти половина электроэнергии производится на ТЭС. Назовем оптовые цены на топливо, предназначенное для сжигания на электростанциях. Самый дешевый антрацит (примерно по 50 долл./т) был с Донбасса. Россия прекращает поставки, их уголь стоит 70–85 долл. Договорились о завозе топлива из ЮАР, даже из США, чей уголь из-за логистики получается вдвое дороже отечественного. Прекращение российских поставок при непонятной ритмичности африканско-американских грозит дефицитом в украинской энергосистеме. Такое уже было в декабре прошлого года, и тогда нам пришлось организовать поставку электроэнергии из той же России. Эти поставки критикуются до сих пор, а сегодня они вполне могут оказаться невозможными, несмотря на продолжающийся переговорный процесс с россиянами.

Главная проблема с электроэнергией — неравномерное ее потребление в течение суток, пиковые нагрузки и спады потребления электричества. Атомщики, дабы не останавливать мощности в период таких спадов, для нормальной работы станций готовы поставлять электроэнергию бесплатно. У нас наблюдается излишек базовой и недостаток маневровой мощности энергосистемы. Даже сегодня в Украине, раскинувшейся на 1300 км с запада на восток, существует огромный резерв для правильного использования электричества. Причем для этого не нужны никакие реформы, а необходимо согласование работы энергосистемы, о стабильности которой заявляет министр энергетики. Наши сети и производства родом из СССР. По этой причине поставлять электроэнергию в ЕС сегодня не получится. Помешают качественные несоответствия европейским стандартам, например, по скачущим частотным характеристикам. О взаимопоставках с Россией говорить не приходится. Остается внутренний рынок, не приведенный в максимально технически сбалансированное состояние, да еще испытывающий на себе партизанщину группировок, не наигравшихся в боевые действия.

Сейчас формально реализуется вступивший в силу 1 января 2014 г. закон об основах функционирования рынка электрической энергии Украины, за который Верховная Рада проголосовала в октябре 2013 г. Этот закон был написан для «углесжигателей», которые получили преференции, а ядерщики выступили в качестве доноров. Готовили и принимали его еще до военных действий на Донбассе. Смысл закона сводился к выгодному распределению денег. Формальная реализация этого закона свелась к борьбе за влияние в энергетическом секторе рынка, а не его реформированию.

В Украине рынок производства электроэнергии сильно монополизирован. 80% его принадлежит государственной компании «Энергоатом», компании ДТЭК Рината Ахметова и госкомпании «Укргидроэнерго», производящей до 8% отечественной электроэнергии. «Энергоатом» поставляет половину всей электроэнергии, хотя всегда получал лишь четвертую часть средств от всех государственных доходов при ее продаже. Сейчас реформы приостановлены, а сохранившаяся централизация позволяет государству контролировать цену для потребителей. Кроме того, существуют механизмы для перераспределения долей крупных игроков — например, не переплачивать ДТЭКу за произведенную и поставленную энергию.

Суть планируемой сегодня реформы, начало реализации которой анонсировано Минэнерго с 1 июля 2017 г., сводится к тому, чтобы все поставщики оказались в равных условиях, а потребитель имел право выбора поставщика. Содержание будущего законопроекта по старой доброй традиции покрыто мраком, но его нормы обещают согласовать с Третьим энергопакетом Европейского Сообщества, который начал применяться в 2011 г.

Системные недостатки украинской энергетики наиболее остры в период отопительного сезона. Оккупация Крыма и война на востоке Украины подчеркнули проблемы, не решавшиеся десятилетиями. В 2014 г. это привело к веерным отключениям потребителей электроэнергии. Нет гарантии, что подобное не повторится и наступившей зимой.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS