Уроки Чавеса | Продолжение проекта "Русская Весна"

Уроки Чавеса

Поражение правительства Николаса Мадуро на парламентских выборах декабря 2015 г. фактически ставит под вопрос само существование боливарианского проекта, начатого великим венесуэльцем Уго Чавесом (1954–2013). Беспрецедентное давление со стороны ЦРУ и Госдепа США, других стран Запада, отсутствие эффективной поддержки от союзников, тяготы, связанные с мировым кризисом и резким падением цен на нефть принесли свои негативные плоды.

Падение режима Мадуро (благодаря получению квалифицированного большинства в парламенте, оппозиция уже через три месяца может ставить вопрос об импичменте президента) нанесет тяжелейший удар по «красной волне» 2000-х годов в Латинской Америке, изменит мировой геополитический баланс в пользу США.

В преддверии этих событий особенно важно оценить вклад Чавеса не только в историю своей страны, но и в новейшую историю мира. Он стал ярчайшим политиком XXI века, и это признавали не только друзья, но даже его враги. Правление Чавеса явило собой образцовый пример сочетания патриотизма, смелости и здравого смысла, служения Боливарианской республике и народу.

Какой же опыт можно извлечь из внутренней и внешней политики Чавеса, позволившей совершить скачок в экономике, социальной сфере и стать единственной страной в современном мире, где провалился сценарий военного путча и «цветного» переворота?
-------------------------

После смерти Уго Чавеса в марте 2013 г. США «всерьез занялись» страной, обладающей самыми большими разведанными запасами нефти в мире.

Уже в те дни, когда все мировые лидеры выражали соболезнование в связи с кончиной выдающегося деятеля (по мнению международных экспертов, зараженного вирусом, созданным в лабораториях ЦРУ), администрация президента Обамы ограничилась заявлением о том, что «США помогут Венесуэле и возьмут на себя часть бремени по восстановлению демократии и прав человека в этой стране». В нынешнюю эпоху эти слова выглядят весьма угрожающе. Ведь именно под лозунгами «восстановления демократии и прав человека» происходило вторжение в Ирак, Афганистан, Ливию, готовилась агрессия против Сирии и Ирана.

За прошедшее время активизировались госдеп и ЦРУ, резко увеличилась финансовая помощь венесуэльской оппозиции, которая регулярно проводит свои акции в Каракасе — ее сторонники, одетые в оранжевые футболки, стремятся превратить в свой «майдан» проспект Боливара в центре столицы. Необъявленная блокада страны приводит к перебоям в снабжении продовольствием, росту цен и спекуляции, необходимости поиска кредитов для погашения внешней задолженности, резкому снижению темпов роста экономики.

Участились прямые акты саботажа — несколько раз выводились из строя электроподстанции и столица погружалась во мрак («блэкаут»). Президент Н. Мадуро отменил ряд визитов в зарубежные страны, получив данные о готовящихся на него покушениях…

Велика угроза того, что США, используя свои огромные ресурсы, запустят сотни раз обкатанный ими сценарий государственного переворота (в том числе с использованием выборных технологий) и приведут к власти в Венесуэле «гусанос» («червяков») — так называют латиноамериканцы продажных политиканов, ставленников мирового правительства.

В этом случае огромный урон будет нанесен всем прогрессивным силам на континенте, всем попыткам координированного сопротивления диктату Вашингтона в экономике и политике латиноамериканских стран. Россия потеряет десятки миллиардов долларов, вложенных в нефтяную отрасль Венесуэлы и контракты по поставке вооружений. Более того, она лишится главного геополитического союзника в Западном полушарии.

(Хотя это, похоже, мало интересует российские власти, которые флегматично наблюдали за подобными потерями в Азии, Африке, да и других частях света, включая ближнее зарубежье).

Сейчас все продажные аналитики и журналисты в мире заняты созданием виртуальной пропагандистской прокладки для готовящегося переворота, сваливая нынешние проблемы страны на «популизм» и «перераспределительную политику» покойного президента (использование им «чрезмерной» доли от нефтяных прибылей для улучшения положения бедноты, что, дескать, создало финансовые «дыры» в бюджете и повлекло ухудшение экономической конъюнктуры). Так ли это? Будет ли «проект Чавеса» выброшен на свалку истории, как один из неудачных примеров «левого популизма»? Успокоится ли поднятая им революционная волна против засилья США, мародеров-банкиров и мирового правительства, против идеологии «свободного рынка», глобализма, насильственной «политкорректности» и псевдо-демократии? И какие уроки можно извлечь из наследия Уго Чавеса?

Корни протеста

Одна из богатейших по своим сырьевым запасам страна в мире. Нефть в руках горстки олигархов и политиков, которые десятками миллиардов вывозят награбленные богатства в оффшоры, покупают острова в Средиземном море, виллы в Ницце, умопомрачительные яхты, живут в скандальной роскоши, отправляют своих детей учиться в престижные колледжи и университеты Европы, тогда как 90 процентов населения прозябают в нищете. Власти, которые лживо и лицемерно трубят о «социальном государстве», «заботе о нуждах граждан», в то же время жирея на казнокрадстве и всячески препятствуя сокращению разрыва между богатыми и бедными.

Создание комиссий по искоренению коррупции, состоящих из числа самых отъявленных коррупционеров. Приватизация всего и вся, восхваление «свободного рынка», который «автоматически» разрешит все проблемы экономики. Разрушение местной промышленности и сельского хозяйства под предлогом «неэффективности» и «неконкурентоспособности». Беспрецедентные подтасовки на «свободных выборах», которые гарантируют приход к власти «своих» и недопущение «чужих».

Миллионы безграмотных и полуграмотных молодых людей, прошедших через дебильную систему школьных экзаменов, почерпнутую из США. Платное высшее образование, фактически означающее невозможность его получения выходцами из «низов». Пьянство и наркомания среди молодежи, не видящей выхода из создавшегося положения. Колоссальный уровень преступности и проституции.

Именно такой, несчастной и обреченной на жалкое существование, видел свою страну молодой офицер-десантник Уго Чавес, окончивший в 1975 г. с отличием военную академию и отправленный для прохождения службы в свой родной штат Баринас на северо-западе Венесуэлы.

Многим его друзьям по учебе и военной службе был ненавистен либеральный режим, но что можно сделать одиночкам против огромного аппарата насилия, созданного антинародным правительством, олигархами и банкирами? С другой стороны, военная служба для выходца из семьи сельских бедняков, с индейскими и негритянскими корнями, сулила хорошие перспективы для карьерного роста и получения высокой зарплаты. Подобного «пряника» было вполне достаточно для большинства сверстников Чавеса, но не для него!

Чавес был по своей природе революционером, он выдвинулся на авансцену во времена национального кризиса и выступил катализатором социальных процессов и движений. Этот блестящий взлет стал возможен не только благодаря его личным качествам — воле, амбициям, харизме и ораторскому таланту. Главным фактором стали проповедуемые им политические взгляды и идеи, программа построения «боливарианского социализма», которая оказалась близка массам, вызвала их доверие и уважение.

Три столпа «чавизма»

Сочетание религиозной веры, опоры на армию и стремления к социальной справедливости с детства захватили воображение Чавеса, и как его основная «идейная триада» сохранились на всю жизнь.

Он прошел через сложнейшие и опаснейшие этапы подпольной борьбы (наряду с успешной «легальной» военной карьерой, принесшей ему звание подполковника), неудачного государственного переворота 1992 г., тюремного заключения (до амнистии 1994 г.), организации легальной политической партии («Движение Пятой Республики»), которая привела его к убедительной победе на президентских выборах 1998 г.

Чавес стал первым в плеяде левых латиноамериканских лидеров, пришедших к власти в конце ХХ ¬¬- начале XXI вв. (2002 г. — Лула да Силва в Бразилии; Л.Гутьерес в Эквадоре, Н.Киршнер в Аргентине — 2003 г.; Т.Васкес в Уругвае — 2004 г.; Э.Моралес в Боливии — 2005 г.; Р. Корреа в Эквадоре, Д. Ортега в Никарагуа — 2006 г.). И он первым среди мировых лидеров открыто провозгласил в 90-е годы в качестве своей цели построение социализма. Причем сделал это еще в эпоху «Вашингтонского консенсуса», засилья в мировой экономике и политике неолибералов и МВФ, когда после поражения Советского Союза и его союзников в Холодной войне многим казалось, что сама идея социализма была окончательно дискредитирована и выброшена на свалку истории.

Идея «боливарианского социализма» отличалась от той догматической версии, которая завела советское руководство в идеологический тупик. Чавес в поисках своего пути обратился к латиноамериканским мыслителям — прежде всего К. Мариатеги, который считал, что индейцы (как и другие народы мира) тысячелетиями жили при первобытном социализме, что идеи социальной справедливости были характерны для сельских общин, традиционных сообществ, и этот богатейший опыт должен использоваться в наши дни.

«Чем дальше мы идем к своим корням, — заявлял венесуэльский лидер, — тем более современными становятся наши лозунги социализма. Я — социалист, боливарианец, революционер!»

Он буквально был одержим идеями Симона Боливара («Освободителя Латинской Америки» в годы Войны за независимость XIX века) — на них, по его словам, основывал все свои жизненные и политические планы. Обожествление Боливара приняло со стороны Чавеса характер своеобразного культа: его именем было названо подпольное движение в рядах вооруженных сил, которое он возглавил — «Революционное Боливарианское движение — 200» (MBR-200), комплекс реформ после прихода Чавеса к власти («Боливарианская революция»), сама страна сменила название (Боливарианская Республика Венесуэла), именем Освободителя были названы местные органы власти и самоуправления («Боливарианские миссии»).

В дополнение к высшей награде — Ордену Освободителя, учрежденному в конце XIX в., появилась традиция награждения выдающихся деятелей копией знаменитой шпаги Боливара. Не раз во время важнейших заседаний правительства Чавес просил не занимать одно из кресел, призывая «дух Боливара» принять участие в обсуждениях.

В вопросах веры он полагался на «народную религию», объединившую католичество с местными языческими верованиями и ритуалами. Чавес был сторонником «теологии освобождения», сочетающей религиозные взгляды с целями социальной справедливости, и заявлял: «Иисус, несомненно, был исторической фигурой — он был повстанцем, одним из нас, антиимпериалистов. Он восстал против Римской империи. У кого повернется язык сказать, что Иисус был капиталистом? Капиталистом был Иуда, получивший свои сребреники! А Христос был революционером. Он восстал против религиозных иерархий. Он восстал против экономической власти того времени. Он предпочел смерть для защиты своих гуманистических идеалов, и он жаждал перемен. Он был нашим Иисусом Христом».

«Диктатор» или «популист»?

Противники Чавеса пишут, что он был «типичным латиноамериканским диктатором». Несомненно, Чавес (как и многие военные во всех странах мира) считал, что именно армия должна сказать решающее слово в условиях, когда гражданское правительство насквозь пропитано ядом коррупции и служит интересам лишь своих собственных кошельков и мизерной прослойки «олигархов». Однако венесуэлец уже в молодости четко различал таких прогрессивных, социально ориентированных генералов как О. Торрихос и Х. Веласко Альварадо (в 1968 г. захватившие власть, соответственно, в Панаме и Перу), с одной стороны — и А. Пиночета, который при помощи ЦРУ совершил государственный переворот в Чили в 1973 г. и с помощью террора и насилия проводил угодные Вашингтону неолиберальные реформы. «С Торрихосом, — писал Чавес позже, — я стал торрихистом. С Веласко — веласкистом. Но с Пиночетом — я стал анти-пиночетистом».

Ни один диктатор не приходил к власти и не проходил победно через 15 различных общенациональных выборов и референдумов, абсолютно чистых по всем демократическим меркам. Причем в последних из них — президентских выборах 7 октября 2012 г. он одержал победу, будучи тяжело больным, за несколько месяцев до смерти.

Ни один мировой лидер не провел столь радикальную избирательную реформу, выделив эту сферу в самостоятельную, независимую ветвь государственной власти (наряду с законодательной, исполнительной, судебной и «гражданской» — о которой речь пойдет ниже) — это закреплено в конституции 1999 г. И ни один диктатор в истории человечества не отдавал свою политическую судьбу в руки народа, самолично выступив за проведение референдума по вопросу доверия к нему и объявив, что уйдет с поста, если народ проголосует против него! Подобный референдум для абсолютного большинства современных политиков означал бы политическое самоубийство.

Демократия при Чавесе (впервые за всю историю страны) приобрела свое изначальное, истинное значение — граждане голосуют честно, нет хорошо известных нам «проголосовавших мертвецов», политического «паркинсонизма», когда избиратели голосуют по нескольку раз на одном и том же избирательном участке. Таким образом венесуэльцы пользуются столь широкой демократией, какой никогда не видели граждане развитых стран Запада, кичащиеся своими «свободами». Подтасовать результаты «самых честных, открытых и прозрачных в мире выборов» (по словам экс-президента США Дж. Картера, выступавшего в роли наблюдателя на многих из них) невозможно — это признали эксперты всех авторитетных международных организаций. Поэтому легитимность избранных властей не подвергается никакому сомнению.

Еще один расхожий ярлык, наклеенный западными СМИ, состоит в том, что Чавес был «типичным популистом». Но что стоит за термином «популизм»? Пустая риторика и ораторские приемы, которые используют все без исключения публичные фигуры современного капитализма. Обещания, но не их выполнение. С Чавесом же все было наоборот: планы президента были либо полностью, либо (за неимением времени, отпущенным ему) в весьма значительной степени выполнены.

«Боливарианский социализм»

В своей политике Чавес исходил из того, что либерализм и рыночная экономика плодят и множат неравенство, бесправие, несправедливость, эгоизм, потребительство, колоссальные растраты ресурсов и хаос — в этом их главная суть. Для выхода из кризиса, для экономического развития необходимо планирование, сосредоточение сырьевых и земельных ресурсов в руках общества, жесткий контроль над ними, полное изменение приоритетов развития

Национализировав нефтяной гигант (PDVSA), национальные электросети, предприятия в сфере энергетики, добычи сырья и используя рычаги государственного планирования страна совершила скачок в экономическом развитии. Это было особенно заметно в условиях мирового кризиса.

В 2012 г. рост ВВП составил 5,5% — один из самых высоких в мире. Уровень безработицы сократился с 15,2% в 1998 г. до 6,4% в 2012 за счет создания более 4 млн. новых рабочих мест. Причем многие из них были связаны с резким ростом кооперативного движения, поощряемого государством: с 1999 г. во всех сферах экономики было создано более 50 тысяч кооперативов.

Внешний долг страны уменьшился с суммы, составляющей 45% ВВП, до 20% в последний год президентского правления Чавеса. Венесуэла вышла из МВФ и Мирового банка, возвратив досрочно всю сумму задолженности перед этими мондиалистскими монстрами.

Впервые в истории Венесуэла вышла в космос, запустив свои собственные спутники («Боливар» и «Миранда) и государство стало вкладывать значительные средства на развитие науки и техники. По всей территории страны были проложены средства связи и Интернет.

Рабочий день сократился до 6 часов (36 часов в неделю) без сокращения зарплаты. Минимальный размер заработной платы (в пересчете на доллары) увеличился с 16 в 1998 г. до 330 долларов в 2012 г., то есть возрос в 20 раз! И в настоящее время это самый высокий показатель в Латинской Америке.

При этом надо учитывать то, что нищенские 16 долларов в конце 90-х годов получали около 70% экономически активного населения, тогда как в настоящее время минимальную зарплату получают лишь 20% трудящихся. За десять лет доля бедняков в населении страны упала в два раза, и по классификации ООН страна вошла в категорию «стран с высоким индексом человеческого развития».

Никогда раньше в истории страны молодые люди, закончившие процесс образования, но еще не нашедшие место работы, не получали пособие, равное 60% минимальной заработной платы. Также впервые в истории Венесуэлы стали получать пособие нетрудоспособные женщины (как по причине ухода за детьми, так и по болезни) — оно составляет 80% минимальной зарплаты.

Практически решена проблема голода, ставшая бичом для всех стран «периферийного капитализма». Процент венесуэльцев живущих ниже прожиточного уровня по потреблению продуктов питания сократился с 21% в 1998 г. до 3% в 2012. Согласно статистике ООН Венесуэла по количеству голодающих занимает почетное последнее место в Латинской Америке.

По данным международных организаций венесуэльцы стали потреблять на 50% больше пищевых калорий по сравнению с рубежом веков. Такой огромный прирост произошел во многом за счет «Продовольственной миссии» — правительственной программы создания сети из 22 тысяч продовольственных магазинов, где продукты первой необходимости продаются беднякам со скидкой в 30%. В стране резко, на 75% по сравнению с 1999 г. возросло потребление мяса. 5 млн. детей стали питаться бесплатно благодаря государственной программе обеспечения школьников бесплатным питанием.

Согласно принятому в ООН «коэффициенту Джини» (дающему представление об уровне экономического расслоения между богатыми и бедными) Венесуэла вышла в 2011 г. на самый низкий уровень в регионе, то есть стала самой «равноправной» в Латинской Америке. В то время как в России этот показатель неизменно растет и давно превысил пороги, которые отмечаются экспертами как преддверие социальных бунтов. Только за последний год, когда страна находилась в самом эпицентре экономического кризиса, число долларовых миллиардеров возросло на 11 человек и составило рекордную цифру 131…

Средняя продолжительность жизни венесуэльцев возросла за десятилетие до 74,3 в 2012 г. (68 место в мире). Россия по данному показателю занимает 129 место (66,3) — гораздо ниже Монголии, Киргизии и Гондураса (при том, что мужчины доживают в среднем лишь до 59 лет!).

Детская смертность, которая составляла в Венесуэле 19,1 на тысячу человек населения в 1999 г., снизилась до 10 в 2012 г., то есть сократилась наполовину! Показатели жизненного уровня многократно улучшились в результате того, что государство впервые создало общенациональную систему здравоохранения, гарантирующую бесплатное получение медицинской помощи для всех граждан. За период 2005—2012 гг. появилось 8000 современных медицинских центров. Большую помощь оказали десятки тысяч квалифицированных кубинских медиков (многие из которых получили образование в Советском Союзе). Благодаря реформе здравоохранения за последнее десятилетие удалось спасти 2 млн. жизней венесуэльцев.

Правительство полностью субсидировало «Операцию Чудо» (Operación Milagro), благодаря которой 1,5 млн. венесуэльцев, страдавших катарактой и другими глазными заболеваниями, вновь обрели зрение.

В целом затраты на социальные нужды возросли при Чавесе на 60,6%. До 1999 г. лишь 387 тыс. венесуэльцев получали пенсии. В настоящее время их численность возросла в 7 раз, до 2,1 млн. Началась массовая жилищная застройка в районах бедняков.

Аграрная реформа позволила десяткам миллионов крестьян стать полноправными владельцами своих земель. Для их нужд было выделено более 3 млн. га. Более 1 млн. га земель было отдано в собственность аборигенов — индейских племен. Государство впервые стало продвигаться в направлении полного обеспечения населения своими продуктами питания, понимая, что в условиях необъявленной войны со стороны США одна из главных целей — продовольственная безопасность. Не говоря уже о качестве импорта — отраве, которая под видом «продуктов» ввозится повсеместно обнаглевшими транснациональными корпорациями. На рубеже веков Венесуэла производила около половины потребляемой продовольственной продукции. В

 2012 г. доля местных производителей возросла до 71% (то есть прирост составил более 80%!). Соответственно снизилась продовольственная зависимость от импорта. При этом необходимо учесть, что в условиях роста благосостояния граждане стали гораздо лучше питаться. Если бы уровень потребления оставался таким же, как в конце 90х годов, то местное сельское хозяйство в полтора раза перекрыло бы тогдашние потребности.
Для сравнения в России, согласно расплывчатым данным, поступающим от правительства, от 40 до 70% потребляемого продовольствия составляет импорт (самого отвратительного качества), а «местная» продукция, производимая зачастую вьетнамцами и китайцами с использованием ядохимикатов, если и отличается от завозной — то только в худшую сторону.

Реформа образования в Венесуэле была прежде всего направлена на сокращение числа безграмотных (их было около 20%) и имела огромный успех. ЮНЕСКО уже в 2004 г. констатировала, что в Венесуэле полностью покончено с неграмотностью. Правительство запретило ЕГЭ, навязанные либералами — поклонниками североамериканского образования. В результате резко повысился уровень знаний выпускников школ. Число школьников возросло с 6 млн. в 1998 г. до 13 млн. в 2011 г. и охват детей средним образованием стал практически стопроцентным. Государственные стипендии позволили десяткам тысяч молодых людей получить университетское образование. Число студентов венесуэльских вузов за десятилетие с небольшим возросло более чем в три раза, с 800000 до 2,5 млн. в 2011 г., причем к существующим вузам прибавились десятки новых.

В России же, прежде «самой читающей стране мира», несколько миллионов граждан (опять по расплывчатым данным Минобра) не умеют читать и писать, а остальных после обработки ЕГЭ-вистами трудно или невозможно назвать грамотными людьми. Враги образования, засевшие в Минобре, ежегодно публикуют списки из сотен «неперспективных» университетов и институтов и ликвидируют их в угоду менеджеров-приватизаторов для пополнения кошельков казнокрадов. С теми же «благими» целями произошла фактическая ликвидация Российской академии наук — оплота и гарантии наших передовых позиций в мировой науке.

Благодаря энергии Чавеса и его сторонников, продуманной стратегии, использованию опыта планирования (прежде всего в Советском Союзе), национализации ключевых секторов экономики, изменилось и отношение граждан к государству. Согласно разработанному ООН и международными организациями «индексу удовлетворенности жизнью» (он рассчитывается по большому числу показателей, включая экономическое и социальное положение граждан, их отношение к сферам образования, здравоохранения, политическим институтам и выборам, возможности самореализации и продвижения, отношение к коррупции и преступности и т. д.) в 2012 г. Венесуэла вышла на 19 место в мире, сразу же за Германией. В 2013 она опустилась на одну ступеньку, занимая, впрочем, достойное место между Люксембургом и Бельгией. Заметим, что Россия в этом списке находится на 68 месте — ниже Молдовы, Казахстана, Вьетнама и Анголы.

Да простит читатель автора за подробную статистику, но, во-первых, она редко (или никогда) не публикуется в российских СМИ, ограничивающихся в отношении Чавеса кличкой «популист». И, во-вторых, дает представление о том, что можно сделать за двенадцать лет, используя здравый смысл, патриотизм и (хотя бы частично) социалистические методы управления экономикой — даже в условиях жесточайшего мирового кризиса…

Антиимпериализм

Понимая, что США всеми силами будут стремиться создать вокруг Венесуэлы «буферные зоны» с враждебными режимами, Чавес считал главной задачей разрушить эти планы и не «мелочился» при проведении переговоров с соседями о создании альянсов и поддержании дружественных отношений, (не «перекрывал кран» за недоплату, как это довольно часто бывает в отношениях некоторых стран со своими соседями и союзниками, не устраивал «молочные», «колбасные» и прочие войны).

В 2004 г. Венесуэла и Куба инициировали создание АЛБА — «Боливарианского союза народов нашей Америки». Создание в 2005 г. региональной организации «Петрокарибе» позволило 18 странам Латинской Америки и Карибского бассейна приобретать нефть со скидкой от 40 до 60% по сравнению с мировыми ценами (!).

Венесуэла также активно помогала «странам-изгоям» (Ирану, Ливии и Белоруссии), которые оказались в опале у США. В 2011 г. было создано «Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна» (CELAC), в которое вошли 33 государства, заинтересованных в освобождении от «опеки» со стороны США.

Были установлены дружественные отношения даже с главным союзником США в регионе — Колумбией. Чавес стал посредником и, фактически, суперарбитром в сложном процессе мирных переговоров, направленных на прекращение самой кровопролитной в истории Колумбии гражданской войны. , которая началась после злодейского убийства вождя колумбийского народа Х. Гайтана в 1948 г., организованного ЦРУ.
Немалую роль сыграло позитивное развитие политических и экономических отношений с Россией.
В итоге все огромные усилия США по организации блокады Венесуэлы потерпели полный крах.

Чавес и «гражданское общество»

Эксперты в области политической статистики подсчитали, что в лексиконе ведущих политических деятелей мира наиболее часто употребляется слово «общество». Однако представители «элиты», используют это слово (подобно остальным терминам-перевертышам) в популистских целях, для «сближения с массами», видимо, даже не задумываясь о его реальном содержании.

А ведь еще полтора века назад славянофилы били тревогу по поводу того, что капитализм уничтожает главное — традиционное общество, состоящее из низовых ячеек, общин, «мiра». А другого «общества» попросту нет. То, что было душевной болью для русских патриотов, позже оформилось в холодной констатации М.Вебера и других буржуазных политологов: понятия «общество», «воля народа» являются не более чем идеологическими построениями для привлечения на свою сторону разобщенных масс электората. Есть только политические решения, которые принимаются элитами, и они никоим образом не «делегируются» избирателями в ходе выборов. «Сам демос, — писал Вебер, — в виде бесформенной массы никогда не „управляет“ большими сообществами, но является объектом управления».

Эта атомизированность общества дает большой простор для различных манипуляций, психологической обработки масс, их привлечения на сторону разрушительной псевдо-оппозиции.

Уго Чавес, понимая, что без массовой опоры на низовые ячейки общества «боливарианская революция» обречена на поражение (либо вырождение, как советское общество под властью партократов), стал сознательно формировать из «демоса» настоящее общество.

В Конституции 1999 г. была принята новаторская концепция «социализации» государства — то есть целенаправленное создание «низовой» общественной структуры, основанной на «широкой демократии» и «демократии участия». Более того, к четырем ветвям государственной власти (исполнительной, законодательной, судебной и избирательной) добавилась пятая — «гражданская власть», с широкими полномочиями местных и муниципальных органов.

Вначале в кварталах бедняков, а затем и в других районах государство начало создавать «миссии» (misiones), которые постепенно стали центрами, вокруг которых сформировалось настоящее общество, решающее и местные, и национальные вопросы. К 2010 г. их было более 25000 по всей стране.
Чавес вложил всю свою энергию в этот процесс, считая его одним из главных дел в своей жизни. «Образец общины, — убеждал он, — должен стать нашей целью, эти органы должны возникнуть из народной мудрости, из ясного понимания нужд своего района, страны, своей связи с историей и со своей нацией; не государство должно возвышаться над народом, а создание и укрепления местных сообществ должно превратиться в главный смысл существования государства».

Наряду с формированием гражданского общества, в конституции были оговорены широкие права коренного народа — индейцев, организации которых получили гарантированные места в законодательных органах власти.

Проверка на прочность: путч 2002 г.

Забота об экономическом благополучии народа, целенаправленное созидание настоящего общества обеспечили Чавесу победу во время попытки государственного переворота 2002 г.

Как всегда в подобных случаях организаторы этой провокационной акции из ЦРУ подготовили кровавый сценарий, учинили стрельбу во время демонстрации оппозиции в декабре 2001 г. и обвинили Чавеса в убийстве нескольких человек. Продажные СМИ запестрели статьями о «предательстве идеалов демократии и свободы», а также о «кровавом терроре, учиненном президентом». ЦРУ и американское посольство в Каракасе начали проводить операцию, направленную на подготовку и проведение государственного переворота.

Организацией венесуэльской оппозиции занимались лично главные специалисты по «цветным революциям» — Дж. Шарп и полковник Боб Хелуэй.

Участились случаи саботажа и диверсий. В магазинах начались перебои со снабжением основными продуктами питания. На деньги различных «благотворительных» американских фондов стали регулярно проводиться акции протеста, было организовано несколько крупных забастовок на нефтеперерабатывающих предприятиях. 11 апреля 2002 г. продажные военные чины вместе с мэром Каракаса Альфредо Пена подняли вверенные им военные части, захватили телестанцию, президентский дворец и сумели арестовать Чавеса. Его отправили на отдаленный остров в Карибском море. Там, на аэродроме военной базы уже стоял наготове самолет с опознавательными знаками ВВС США. Венесуэльского президента должны были либо отправить в американскую тюрьму, как в свое время поступили с панамским президентом Норьегой, либо просто физически ликвидировать.

Однако заговор сорвался, так как на улицы венесуэльских городов по инициативе «миссий» вышли десятки миллионов людей, возмущенных предательскими действиями «пятой колонны». Кроме того на стороне Чавеса оказалось большинство военных. В условиях всенародного протеста, а также отсутствия поддержки со стороны других латиноамериканских стран, США впервые в новейшей истории были вынуждены отменить заготовленный сценарий.

Ставленник США П. Кармона, уже объявленный «временно исполняющим обязанности президента», отказался от должности, и путчисты, побоявшись наказания, доставили Чавеса обратно в президентский дворец. Однако поняв, что сценарий переворота не пройдет, агенты ЦРУ начали целенаправленную охоту, которая с помощью специалистов из секретных лабораторий привела в итоге к «естественной смерти от онкологического заболевания»…

Чавес и «элиты» развивающихся стран

«Боливарианская революция» пыталась оторваться от негативных черт советского опыта ХХ века — догматизма, навязывания массам «воли партии», запрета частного предпринимательства — и дать больший простор национальным особенностям, традиционализму, «прямой демократии», исходящей от народа. Эти поиски особенно важны в настоящий момент, когда все человечество пытается выйти из многостороннего цивилизационного кризиса.

Конечно, опыт экономических реформ Чавеса — разумного баланса между государственным и частным секторами экономики, активной деятельности государства по планированию и управлению экономикой, помощи беднейшим слоям — вряд ли сможет поколебать твердолобых сторонников «свободного рынка», засевших во властных структурах стран периферийного капитализма (даже и в крупных региональных державах). Они придерживаются «неолиберализма».

Но дело даже не в том, как они называют свой «политический курс». Все названия используются чаще всего в качестве камуфляжа для самообогащения. Например, в нашем отечестве раньше для той же цели использовались партбилеты и догмы марксизма-ленинизма. Потом, когда представилась возможность выйти за скромные пределы номенклатурного уровня и приватизировать целиком всю страну — в ход пошли «демократия», «свободный саморегулируемый рынок».

Эти мантры очень нравятся нынешней номенклатуре, так как не надо вообще заниматься ничем, помимо «откатов», приватизации и рейдерства.

А на все вопросы критиков готов один ответ: «рынок сам все отрегулирует». Когда же после мирового кризиса конца «нулевых» годов в развитых странах поняли порочность этого курса и перешли к государственному регулированию экономики, «элиты» на мировой периферии перестроились и завели речи о «патриотизме», «реформах и модернизации». Однако за этими словами зачастую стоит тот же губительный для государства частный интерес. Доказательств много: они в огромном размахе коррупции, продолжающемся оттоке награбленных средств в оффшоры и заграничные сделки.

Темпы приватизации не только снижаются, но даже возрастают. Для большинства предприятий это означает приход «эффективных менеджеров», которые назначают себе многомиллионные оклады, сокращают персонал, создают для оставшихся невыносимые условия труда, добивают до окончательного износа оборудование и когда наступает логический финал (в виде аварий и техногенных катастроф), распродают по дешевке ненужные «остатки» и, как стая стервятников, перелетают на новые жертвы, приготовленные для заклания алчной «элитой».

Стремительное превращение в колониальные придатки Запада, обреченные на нищету и деградацию, похоже, никогда не беспокоило псевдо-элиты, которые были готовы перекочевать в насиженные гнездышки в «цивилизованном мире». Но в последнее время появился серьезный повод для беспокойства за личную безопасность и сохранность «добытых непосильным трудом» благ. Судьбы многочисленных лидеров развивающихся стран — верных марионеток и сатрапов США, растерзанных толпами, повешенных и севших пожизненно в тюрьмы в ходе «цветных революций» и переворотов, организованных американцами, возможно несколько отрезвят «неолибералов», заставят их задуматься о своем личном будущем.

Что же касается главного предмета вожделения — денег, то известно, что в американских банках взяли курс на замораживание (а иногда и примитивное присвоение) вкладов иностранцев. Так произошло с многомиллиардными секретными счетами А. Пиночета и других диктаторов — бывших союзников США.

Подобной реквизиции подверглись банковские счета российских олигархов на Кипре. Не вышли из употребления и убийства иностранных нуворишей, чаще всего остающиеся нераскрытыми (яркий пример — судьба Б.Березовского). Эти тревожные сигналы, а также боязнь государственных переворотов заставляют «элиты» уделять больше внимания армии и полиции, ориентироваться на установление диктатуры, наподобие хунты Пиночета. Опыт чилийского диктатора привлекает их тем, что при полном подавлении политических свобод, полном запрете всех партий и общественных организаций и жесточайших репрессиях проводится все та же развальная «неолиберальная» политика приватизаций и «свободного рынка».

Однако ужесточение внутренней политики не заполнит пропасти между «элитой» и обездоленным народом, и в этих условиях организация внутренних конфликтов и гражданских беспорядков станет нетрудным делом для поднаторевших специалистов из Лэнгли и института А. Эйнштейна. Да и без их участия недовольство масс приведет к конфронтации…

Страны периферийного мира стремительно приближаются к исторической развилке, где будет решаться их судьба, да и само их существование. Либо «элиты» со всем награбленным «добром» будут похоронены политически (а возможно и физически) в хаосе гражданских войн и конфликтов-либо они должны заполнять вакуум между полюсами социальной несправедливости, что неизбежно означает перераспределение расходов в пользу «низов», нормальное управление экономикой (к которому пока и не приступали дилетанты-министры), национализацию сырьевых ресурсов и планирование.

Надо создать независимую от властей избирательную систему, низовую общественную структуру, обладающую правом голоса в решении общенациональных проблем, оговорить равноправие всех коренных народов (включая забытую титульную нацию). Тогда единственной проблемой останется риск «незапланированных болезней». Ее легко решить, сократив перенасыщенную программу зарубежных вояжей и пышных приемов заморских гостей…

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS