От кого еще Россия должна ждать удара в спину? | Продолжение проекта "Русская Весна"

От кого еще Россия должна ждать удара в спину?

Во многих странах мира большинство пронациональных партий и движений (как левых, так и правых) — те из них, кому удается занимать суверенную позицию, все больше симпатизируют России в её противостоянии международному терроризму и его спонсорам от ведущих мировых олигархий. Вместе с тем, у этого большинства, похоже, нет пока серьезных точек опоры для консолидации в целях сопротивления глобальной игре. И даже Организации Объединенных Наций приходится отбивать атаки — одну за другой — на свой Устав. (http://ria.ru/analytics/20151016/1303128103.html)

Многие российские и зарубежные эксперты отмечают, что Большая геополитическая игра США в конце уходящего года вышла на новый уровень: ставки растут, и на кону в этой игре уже не просто стремление к мировому лидерству. Полагаю, что стратеги Госдепа нащупали-таки те форматы, которые, как они считают, могут позволить завершить глобальный передел мира в интересах американского истэблишмента.

Именно этим, возможно, объясняется демонстративно отстраненное отношение США к ключевым проблемам современного мира: к проблеме беженцев в Европе, к росту влияния на Ближнем Востоке радикального исламизма, к бандеровским выходкам на Украине, турецкой атаке на российский самолет и проч.

Подобное равнодушие, граничащее с цинизмом, можно объяснить только одним — тем, что названные проблемы рассматриваются Госдепом как ситуационно-региональные «разборки», вполне укладывающиеся в рамки глобализации по-американски.

Как бы там ни было, в мире нарастает уверенность, что правящий класс США самым непосредственным образом определяет логику всех ключевых событий, собирая из них пазл нового мирового порядка.

Логика и технология реализации американской модели глобального доминирования через совокупность действий, называемую политиками «гибридной войной», в самом общем виде описана автором этих строк в статье «Кто и зачем формирует новые трансрегиональные блоки без участия России». (http://ria.ru/analytics/20151119/1324301481.html) В дополнение к высказанным в данной статье тезисам, позволю себе высказать ряд соображений, связанных с последними событиями в Сирии.

Прежде всего, напомню, что после вступления России в войну против «Исламского государства» среди чиновников и политиков США произошла разбалансировка публичной риторики. Действительно, на тот момент времени в заявлениях чиновников Госдепа наблюдались некие растерянность и противоречивость, хотя связаны они были, как я полагаю, в основном с проблемами тактического характера, а именно — с необходимостью корректировки позиции по ситуации в Сирии. Однако названная разбалансировка была довольно быстро устранена. И как только разновекторные рекомендации Think Tanks Госдепа, Пентагона и спецслужб вновь были сконцентрированы вокруг главной стратегической цели, американские стратеги ответили на действия России в Сирии очередной циничной и многоходовой спецоперацией, начавшейся с атаки на российский СУ-24 и продолжившейся маскарадом «поддержки» позиции турецкого руководства со стороны НАТО и ЕС и запуском в западных СМИ новой волны комментариев к данному событию, осуждающих Россию за «нарушение воздушного пространства Турции» и прочую «эскалацию напряженности» на Ближнем Востоке.

Полагаю, тем не менее, что у США нет намерений втягивать Россию в открытую войну с собой и НАТО. Задача стоит иначе: обеспечить глобальное доминирование через выдавливание РФ и других суверенностей со стратегически важных территорий посредством их переигрывания.

В логике Большой игры российско-турецкий конфликт, конечно же, следует считать следствием спецоперации США, направленной против России, (http://ria.ru/analytics/20151211/1340084210.html) однако в подобных провокациях следует видеть также логику более высокого уровня — Мегаигры, согласно которой названный конфликт суть следствие стратегии, направленной, прежде всего, против Исламского мира и Китая.

В отношении Исламского мира главной задачей видится недопущение его консолидации путем разделения на суннитский, шиитский, арабский, тюркский и какие-то иные крупные союзы. В отношении Китая, похоже, ставится задача переиграть его стратегически посредством вовлечения в Мегаигру с заданными не им целями и правилами (см. ниже). Ну, а на российском направлении ставится задача вытеснения РФ из Южной Евразии. Вытеснение на Север, поближе к вечной мерзлоте.

Возникает вопрос: кто заменит Россию в противостоянии исламистским радикалам? Встречный вопрос: а с чего мы решили, что США вообще волнует проблема распространения радикального исламизма? Похоже, в американском руководстве уверены, что проект ИГ для США стратегически не опасен, так как может быть свернут ими в любой момент — как только решит возложенные на него задачи.

Согласно логике Мегаигры, одна из задач ДАИШ и других исламистских радикальных группировок состоит в том, чтобы обескровить Россию. С целью ослабления РФ, вытеснения её из региона и сворачивания проекта ЕАЭС была активирована и Турция. Полагаю, что в эту игру уже вовлечен и Китай, которому США наверняка «пообещали» отдать на откуп Центральную и Малую Азию.

Действительно, почему бы Китаю не сделать вид, что он принимает такой подарок, а на самом деле включиться в передел мира в собственных интересах? Ведь он кровно заинтересован в реализации проекта «Великий шелковый путь», связывающего КНР и Европу через территории тюркоязычных стран, включая Турцию.

Активировав турецкий национализм и договорившись с Китаем, США выходят на финишную прямую в решении своих долгосрочных задач.

Во-первых, они получают возможность — теперь уже руками Турции и при поддержке других стран НАТО — решить проблему Сирии, а затем и Ирана.

Во-вторых, через «уступку» Китаю — «согласие» с его стремлением стать «сухопутным мостом» между ТТП и ТТIP — Госдеп рассчитывает нейтрализовать стратегическое партнерство России и Китая, а также снизить активности последнего в транстихоокеанском регионе.

В-третьих, США загоняют Россию на север, отрезая её не только от Ближнего Востока, но также от Центральной Азии, Ирана и Кавказа и превращая РФ в региональную державу, с которой США — лет через 5–7 — начнут строить трансарктическую ЗСТ, в том числе и для того, чтобы перекрыть сообщение Китая и Европы через Северный морской путь.

А есть еще в четвертых, в-пятых, в шестых… — о чем российским элитам следует подумать в контексте формирования планов «сдерживания США в их экспансионистских устремлениях» при одновременном продолжении проамериканских реформ.

И пока Россия еще барахтается в Сирии в надежде сдержать врага «на дальних подступах», ей следует ожидать новых и новых «ударов в спину» со

стороны тех, с кем российское руководство пытается выстраивать блоковые отношения. Россия будет получать удары не только со стороны Турции или Китая, но также от Ирана и даже от Казахстана и Белоруссии. Но главными ударами в спину и — особенно — в голову будут удары от собственной «пятой колонны». Они будут до тех пор, пока российское руководство не осознает, что главный фронт борьбы за суверенитет России и её мировой авторитет — это борьба за свой собственный народ и развитие национальной экономики.

Современная геополитика — это поле Мегаигры, где у России достаточно аргументов («Калибры», ВКС и проч.) для тупого противостояния любому противнику, но далеко не достаточно аргументов для того, чтобы переиграть все более многочисленных противников и изменить глобальные тренды.

Чтобы минимизировать удары в спину и в любые другие части тела, российскому руководству необходимо, сохраняя традиционалистские подходы в культуре, как можно скорее перейти к реализации модернизационной стратегии в экономике, основанной не на монетаристских или мобилизационных схемах, но на мотивационной пророссийской экономической модели. Для чего необходимо решительно отказаться от проамериканских концептов и программ — с одновременной зачисткой проамериканских функционеров в высших эшелонах власти.

Владимир Лепехин, специально для RusNext.ru

 

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS