Советы в пустоту? | Продолжение проекта "Русская Весна"

Советы в пустоту?

За несколько дней до того момента, когда вся страна внезапно узнала о том, что «пик кризиса остался позади», известный российский экономист Сергей Глазьев дал интервью изданию «Бизнес Online», в котором, что называется, раздал всем сестрам по серьгам. Прежде чем рассмотреть суть тех заявлений о состоянии дел в российской экономике, стоит в качестве этакого пролога представить фразу Сергея Глазьева, отображающую всю суть эффективности менеджеров, управляющих экономикой РФ:

Если бы наши горе-либералы и монетаристы управляли Германией после войны, она бы до сих пор лежала в руинах, они бы ждали, пока люди из 60 марок накопят 6 миллионов.

Сергей Глазьев, который, на секундочку, является советником президента России по вопросам региональной экономической интеграции, в ходе интервью заметил, что при той экономической парадигме, которая осуществляется сегодня, России в лучшем случае светит нулевой рост или рост в пределах статпогрешности. При этом Глазьев предлагает целый комплекс мер, который, по его словам, способен разогнать экономику страны до 8-9%-ного годового роста в краткосрочной перспективе. О предложениях чуть ниже. А пока риторический вопрос:

если предложения о повышении эффективности российской экономики есть, но они не реализуются властями, то выходит, что либо советник Сергей Глазьев как-то скромно подходит к президенту России с советами, либо президент России советами Сергея Глазьева пренебрегает, либо президент советами не пренебрегает, но вот их реализация сводится к нулю, теряясь в иных властных кулуарах.

Каждый для себя на этот вопрос, естественно, волен ответить самостоятельно, а потому самое время затронуть тему тех самых предложений, которые исходят от Сергея Юрьевича, позиционирующего себя явным оппонентом экономических «гуру», засевших в МЭРе, Минфине и Центробанке.

Итак, первое предложение, исходящее от Сергея Глазьева, заключается в том, чтобы перестать всеми силами и средствами держаться за показатели инфляции, фактически убивая реальный сектор экономики — производственную сферу. По мнению экономиста, сегодня правительственные структуры должны предпринять все меры для того, чтобы процентная ставка для бизнеса и производственной деятельности была сведена к минимуму. Глазьев уверен, что именно «дешёвые и длинные» деньги позволят стимулировать производственный процесс, создать новые рабочие места, привлечь существенные инвестиции и сделать российские товары реально конкурентоспособными и нацеленными на полноценное импортозамещение. На импортозамещение, а не на заявления об импортозамещении...

По словам доктора экономических наук Сергея Глазьева, который является академиком Российской академии наук, дешёвые кредиты для отечественной производственной сферы подстегнут к развитию и многие другие отрасли.

Из интервью Глазьева:

И хотя наши монетаристы под деньгами понимают золотые монеты и не имеют ни малейшего представления о роли кредита в экономике, и в Европе, и в Америке, и в Японии, и в Китае, и в Корее именно создание дешевых кредитных ресурсов и управление механизмами доведения этих ресурсов до инновационных секторов экономики в целях поддержки инвестиционной активности является главным направлением макроэкономической политики. Например, в США после начала финансового кризиса денежная масса выросла в четыре раза, в Японии — в два раза, в Англии — более чем в четыре раза, в Китае рост ещё более стремительный. Это следствие того, что денежные власти передовых стран используют кредитование экономики, дешёвое и разнообразное, как главный инструмент поддержки перехода к новому технологическому укладу и выводу на новую кондратьевскую волну роста.

При этом Глазьев отмечает, что без дешёвых и длинных денег для реального сектора экономики Россия будет ориентирована исключительно на сырьевой сегмент, который, как показывает практика, является фактически инструментом влияния на Россию. Спекулятивный характер резкого падения цен на нефть не отрицают даже западные эксперты, которые считают, что нет никаких объективных причин тому, чтобы цена на нефть в течение года с небольшим рухнула почти в три раза и продолжает «искать дно» при отсутствии неразрешимых экономических проблем в ведущих экономиках мира.

Советник президента призывает не опасаться того, что вливание денежной массы в целях поддержки реального сектора экономики приведёт к повышению объёмов долга. По словам Глазьева сейчас вообще глупо обращать внимание на одёргивания со стороны, например, МВФ, в задачи которого входит всё, что угодно, но только не реальный экономический рост в России. Действительно. Сложно говорить о том, что необходимо железобетонно исполнять свои обязательства перед тем же МВФ, который по сути подорвал всю экономическую основу современного мира, приняв решение о возможности кредитования украинской экономики даже в том случае, если эта экономика придёт на основании невыплат по кредиту к дефолту. Кстати, о необходимости не особенно реагировать на требования МВФ по поводу экономических принципов России Сергей Глазьев заявил ещё до того, как совет директоров Фонда принял своё «эпохальное» решение по Украине.

Высказался Глазьев по ходу интервью и об Украине:

Давайте говорить откровенно. Украина сегодня — это не страна, это не государство, это оккупированная территория. Там даже Конституции нет. Она была отменена в прошлой редакции еще Януковичем, а новая так и не принята. На Украине действует американская власть, и центром принятия решений является американское посольство и Вашингтон, как мы могли убедиться по недавнему визиту Байдена, который приехал как фюрер на подведомственную территорию. Вся украинская власть формируется в кадровом отношении американцами — и министры, и списки политических партий, и политические лидеры, все согласовывается с американским послом и Госдепом. СБУ, по сути, является разновидностью гестапо.

Но вернёмся в Россию... Сергей Глазьев говорит о том, что политика ЦБ по обрушиванию курса рубля в качестве инструмента «стабилизации» экономики на долгие годы отдаляет перспективу перехода российского рубля к статусу резервной валюты на пространстве ЕАЭС. По словам экономиста, страны, входящие в ЕАЭС потеряли уверенность в рубле, который самим Центробанком доведён до состояния, не отражающего потенциала Евразийского экономического союза. Глазьев говорит о том, что в рубль перестали верить. На вопрос о лихорадке рубля Сергей Юрьевич отвечает так:

Все биржевики и брокеры знают, что курс рубля манипулируется. Все знают, кто манипулирует. За эти вещи в США дали бы пожизненное и не одно, в Англии — штрафы в десятки миллиардов фунтов, в Китае — расстреляли бы. А у нас эти люди позволяют себе учить всех остальных жизни...

А ведь действительно учат... Заявляют о том, что тёмные, дескать, людишки, включая Глазьева, ничего не смыслят в экономике, которая не должна ориентироваться на запросы реального сектора, а должна жечь резервы в надежде на повышение цены на нефтяной баррель, который снова принесёт «спасительные» нефтедоллары — пустые бумажки, которыми наводняет самые разные экономики мира печатный станок, обслуживающий триллионные долги самих Штатов.

По словам Глазьева, только реальный суверенитет национальной финансовой системы даст возможность растолкать экономику и придать ей импульс для устойчивого роста. А для этого требуется хотя бы то, чтобы правительство не спало в момент спада ВВП.

Помимо дешёвых кредитов для бизнеса, для высокотехнологичных отраслей Глазьев предлагает на практике реализовать государственно-частное партнёрство. Пока такого рода партнёрство у нас больше походит на междусобойчик, когда на почве откатов тот или иной аффилированный частник получает от государственных институтов сумму, после чего в лучшем случае половина от неё идёт на реализацию проекта. В худшем случае сразу после получения денег компанией и отката определёнными чиновниками проект остаётся только на бумаге, а фирма вдруг оказывается банкротом, «не рассчитавшим своих экономических сил». Глазьев предлагает создать прозрачную систему, в которой государственно-частное партнёрство будет реализовано в следующем виде:

«Если готов работать на развитие экономики, получаешь кредитные ресурсы и стабильные макроэкономические условия».
И теперь всё-таки стоит перейти к вопросу, который поднимался в материале выше: почему, казалось бы, очевидно позитивные инициативы Сергея Глазьева не проходят? Да всё очень просто: ведь если они будут проходить (хотя бы то же прозрачное государственно-частное партнёрство), то рухнет целая башня, которая по кирпичику создавалась в течение многих лет при самых разных президентах и премьерах.

Рухнет сам принцип коррупционно-либеральной экономики, главным атрибутом которого стал вывод средств за рубеж, и который, кстати, многими выдаётся за некое инвестирование неких внешних проектов. Если это инвестирование, то почему российские деньги в большинстве случаев всплывают в оффшорах где-нибудь на Британских Виргинских островах, а не возвращаются с прибылью обратно в Россию?..

Есть мнение, что инициативы Сергея Глазьева будут и дальше откровенно игнорироваться, хотя бы по той причине, что у экономического руля государства стоят лица, названные небезызвестным г-ном Ходорковским людьми, «с которыми можно было бы вполне работать в условиях новой России». Новой — по Ходорковскому — это «постреволюционной», «отмайданенной» по образу и подобию соседней Украины.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS