«России нужно не просто импортозамещение, а вторая индустриализация» | Продолжение проекта "Русская Весна"

«России нужно не просто импортозамещение, а вторая индустриализация»

По словам профессора Валентина Катасонова, ситуация, сложившаяся в 2015 году, имеет сходство с «великой депрессией»

«Как Вы в целом охарактеризовали бы 2015 год? Какие события и тенденции Вы выделили бы как главные, определяющие для этого года? Что Вы ожидаете от 2016 года?»  на эти вопросы отвечает д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества имени С. Ф. Шарапова Валентин Юрьевич Катасонов:

Было одно негативное событие, вышедшее за рамки 2015 года  обвал рубля в середине декабря прошлого года. Последствия этого события распространились и на нынешний год, поэтому в январефеврале активно обсуждали антикризисную программу, которая, к сожалению, многих граждан смутила и возмутила.

Было принято решение о выделении двух триллионов рублей якобы на борьбу с последствиями кризиса, спровоцированного обвалом рубля, но фактически полтора триллиона рублей было закачено в банковскую систему.

Некоторая часть денег, не предназначавшаяся для банковской системы, а для поддержки сельского и коммунального хозяйства, все равно попадала в банки, потому что деньги выдавали на погашение долгов компаний перед банковскими организациями.

Эта ситуация меня смутила и даже возмутила.

К сожалению, мы так и не начали по-настоящему бороться с кризисом, на протяжении всего уходящего года произносили одни и те же мантры по поводу импортозамещения. Я пытался объяснить, что России нужно не просто импортозамещение, а вторая индустриализация в условиях ухудшающейся международной обстановки.

Также необходимо упомянуть, что ближе к концу 2015 года мы втянулись в военные события на Ближнем и Среднем Востоке, оказывая поддержку сирийской армии с воздуха.

Это позитивное событие, но, честно говоря, я ожидал, что вместе с принятым решением по Сирии будут обозначены конкретные задачи по мобилизации российской экономики.

К сожалению, ничего подобного не произошло, что меня насторожило и напрягло. Мы не сможем долго пребывать в раздвоенном состоянии  нам просто так не удастся покинуть Ближний Восток, в то время как наши слабенькие тылы еще более ухудшаются.

Осенью некоторые наши чиновники запускали пробные шары по поводу проведения приватизации крупных компаний, стратегически важных предприятий, в частности, дальнейшей приватизации Роснефти и Сбербанка. Хотя не совсем верно, потому что Сбербанк и так принадлежит в первую очередь Центральному Банку, который не является государственной структурой.

Греф озвучил идею  продажу акций Сбербанка частным инвесторам, за которой стоят интересы иностранных инвесторов, жаждущих приобрести наши недорогие активы. Курс рубля по отношению к американскому доллару является очень низким, поэтому активы можно покупать за сущие копейки.

В уходящем году возникло ощущение, что наш рубль весьма неустойчив, поэтому возможно повторение обвала годовой давности, ибо не была устранена ни одна из причин той катастрофы.

Центральный Банк по-прежнему заявляет о том, что у нас рубль свободно плавает, но почему-то в этом году была сформулирована задача увеличить золотовалютные резервы до 500 миллиардов долларов. Это мне совершенно непонятно.

Если мы сохраняем плавающий валютный курс рубля, то зачем нам резервы Центрального Банка, которые предназначены для стабилизации валютного курса российской денежной единицы?

Из экономической политики делают какой-то спектакль, рассчитанный на не очень притязательную публику, которая не понимает режиссерского замысла. Такие нерадостные ощущения остаются у меня в душе от 2015 года.

14 декабря Президент России внес изменения в закон о банках и банковской деятельности. Это документ об ограничении участия иностранного капитала в совокупном уставном капитале российских банков на уровне в 50%.

Это событие произвело шоковое воздействие на тех людей, которые о нем случайно узнали.

По данным Центрального Банка, на сегодняшний день доля участия иностранного капитала в банковском секторе составляет 20%. Разработчики закона утверждают, что необходимо привести российское законодательство в соответствии с нормами ВТО.

Напомню, что в 2012 году Россия вступила в эту организацию, для чего нужно было определить долю участия иностранного капитала. В то время мы этого не сделали, но на излете 2015 года зачем-то определили. Хотя впору выходить из ВТО, а мы, наоборот, неожиданно начали исполнять не самые главные требования, определив долю иностранного участия на уровне 50%.

Это опасно.

Однако некоторые говорят, что это некая пиар-акция, потому что участвует только 20% иностранного капитала. Этот закон положат на полку, а когда политическая, финансовая и экономическая ситуация изменится, то все забудут про закон, но вспомнят про 50%. Это будет означать полную утрату нашего национального суверенитета.

Нынешняя ситуация напоминает эпоху перед Первой мировой войной, когда банковский сектор Российской Империи находился под сильнейшим контролем со стороны английского, французского и германского капитала со всеми вытекающими политическими и экономическими последствиями. Это мои внутренние ощущения, касающиеся внутренней жизни страны.

Внешние события также были достаточно серьезными, количество не перешло в качество, но это может произойти в 2016 году. В уходящем году ждали второй волны финансового кризиса, ожидая, что кризисными эпицентрами может стать Америка, Евросоюз или Китай. В августе начались неприятности на китайском фондовом рынке  индексы начали падать. Однако китайские власти использовали прямые командные методы, которые затормозили падение, но причины не исчезли. И в Европе наблюдаются подобные явления  дестабилизация Греции, про которую временно подзабыли. Хотя в любой момент Греция может стать детонатором европейского долгового кризиса, что может перерасти во вторую волну мирового финансового кризиса.

Дальше следует такое негативное событие, как повышение на 0,25% базовой ставки ФРС. Теперь капиталы потекут в сторону США, ухудшится экономическая ситуация в странах БРИКС. Превращение юаня в резервную мировую валюту является позитивным моментом для Китая, но это не улучшит его положения. Я упоминаю про Китай в свете нашего завышенного ожидания, касающегося развития двухсторонних отношений, мол, Пекин поможет нам встать на ноги. Но Китай сам может войти в экономический штопор, поэтому не стоит слишком уповать на Поднебесную.

В 2015 году качался и шатался Международный валютный фонд, что было связано с началом различных игр вокруг Украины. Вашингтон давил на МВФ, заставляя его играть не по правилам. В частности, было принято решение дать возможность кредитовать даже те страны, которые не выполняют своих обязательств перед своими суверенными кредиторами. Речь идет о конкретном случае  20 декабря наступил срок погашения долга Украины перед Россией. Киев объявил мораторий, фактический дефолт, поэтому в январе 2016 года мы станем свидетелями захватывающих событий, связанных с украинским долгом. Россия подаст в суд в связи с невыплатой долга, но я думаю, что покровители Украины будут готовить встречные иски.

2016 год обещает быть очень динамичным и даже трагичным, потому что не исчезли причины возникновения второй волны мирового финансового кризиса. Экономические эксперты и финансисты ждут этого события. Но надо не просто наблюдать и ждать, когда нагрянет кризис, а необходимо принимать превентивные шаги. Нынешняя ситуация мне напоминает эпоху 30-х гг., прошлого столетия. В октябре 1929 года в Нью-Йорке начался экономический кризис с обвала на фондовой бирже, который перерос в мировой экономический кризис и постепенно страны стали закукливаться: упали масштабные объемы взаимной торговли, стали возникать валютные зоны и блоки, золотой стандарт в его усеченном слитковом варианте также был разрушен. Возникла новая ситуация, которая продолжилась до 1944 года. На излете Второй мировой войны была проведена Бреттон-Вудская конференция, которая хоть как-то определила архитектуру мирового финансового порядка. Сегодня мы вступаем в зону турбулентности, поэтому я ищу соответствующие аналоги и параллели в нашей недавней истории. К сожалению, мы не выйдем быстро из турбулентного состояния.

Кстати, Сталин готовился к этой турбулентности  индустриализация, накопление золота, торговля внутри валютных блоков и зон. А если и были отношения между государствами, принадлежащим к разным блокам, то осуществлялась бартерная торговля. Я вижу позитивный момент в том, что Центральный Банк России ударными темпами накапливает золото в составе международных резервов, что нам очень пригодится.

В 2016 году мы должны как можно быстрее ввести ограничения и запреты на движение капиталов, приготовиться к введению таможенных пошлин. Для того чтобы понять, как нам надо действовать  необходимо смахнуть пыль с учебников по истории и взглянуть на события 30-х гг. прошлого столетия.

 

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS