Сколько стоит информационная война | Продолжение проекта "Русская Весна"

Сколько стоит информационная война

Во второй половине 20-го века видным американским политологом Джозефом Наем было разработано понятие «мягкой силы». Концепция недолго смаковалась одним лишь научным сообществом и быстро была взята на вооружение администрацией Рональда Рейгана.

Долгое время к концепции относились несколько пренебрежительно, уйти от традиционного представления того, что основным ресурсом проведения международной политики может быть не только ВПК, оказалось не под силу, например, советскому руководству.

Теперь, спустя 30 лет, в спорах об успешности рейганомики копья ломаются с тем же усердием, а вот на лаврах победы в холодной войне Рейган почивает практически безраздельно.

Суть концепции заключается в том, что есть такая форма власти, воздействие которой осуществляется не через принуждение, экономическое или военное, а через пропаганду ценностей, норм, культурных аспектов или стереотипов.

http://www.belvpo.com/wp-content/uploads/2013/10/imwefqfwqwfqwfqwf234.jpeg

По смыслу похоже на разницу между кнутом и пряником. В качестве инструментов используется все, что под руку попадется. Верхушка айсберга  это международные рупоры в лице Голоса Америки, BBC или RT или кинематографа.

Сложнее работает схема многочисленных аналитических центров (think tanks), НКО, а также армии «умных голов», которые рассказывают, чего и как обывателю думать, смаковать, что переваривать, а что нет. Активное использование соцсетей в этом смысле стало настоящим раздольем для подобного рода концепций и методов.

Зачем кому-то что-то запрещать, если можно забить информационное поле до такой степени, что определить, где есть правда, а где ее нет, для среднестатического пользователя станет решительно невозможно.

У российских пользователей по понятным причинам возникает ассоциация с армией сетевых хомяков. Полагать, что все эти феномены родились в России, было бы в высшей степени наивно.

Наиболее масштабно вся эта история с использованием армии троллей, диванных аналитиков распространена в тех же США, где и родилась, вернее, окончательно оформилась вся концепция «мягкой силы».

Исследовать эту тему в США наиболее интересно. В Штатах действует акт об информационной прозрачности, который обязывает американские правительственные структуры и НКО отчитываться обо всей своей деятельности, в том числе и в этом направлении.

Известно, что ключевым органом, который отвечает в том числе и за вещание всей структуры Голоса Америки, является Совет по вопросам вещателей (BBG), правительственное агентство, которое входит в структуру Государственного департамента. Согласно отчетам BBG, ключевым направлением его деятельности сейчас является противодействие пропаганде со стороны России и ДАИШ.

Но не BBG единым полнится вся система информационной политики США, а если этим занимается правительственное агентство, то можно говорить и о системности. Помимо правительственных структур, в этом направлении работает большое количество НКО, название которых большинство россиян знает из списка нежелательных организаций.

Участие этих НКО  вопрос дискуссионный, формально организации независимы и занимаются распространением идей демократизации во всем мире, но близость, например, Национального агентства по развитию демократии и прочих подобного рода организаций к видным американским политикам как раз и рождает идею о том, что не только в демократизации дело.

Работа со СМИ и социальными сетями по транслированию нужных образов и смыслов по всему миру  это не красивая конспирологическая концепция, а объективная реальность.

И самый весомый тому аргумент  это статья расходов американского оборонного бюджета, запрошенная не кем-нибудь, а Пентагоном. На 2016 год из 604 млрд долларов оборонки выделено 55 млн долларов на специализированную систему мониторинга и противодействия комментариям в социальных сетях.

В США достаточно давно функционирует похожая система по генерации постов в Facebook, Twitter по противодействию терроризму. На новую систему выделяется дополнительно 30 млн долларов, направленных уже на противодействие российскому дискурсу.

Проблема информационной политики поднимается все чаще и чаще, потому что все вышеперечисленные методы с успехом освоили и другие акторы мировой политики, и показывают большую эффективность.

Спекулировать на этой теме в США нынче модно, особенно учитывая активную президентскую кампанию. Политический капитал на этом наживает и Хиллари Клинтон, потому что работают в этом направлении в основном республиканцы, и Дональд Трамп, который себя с ними не особенно идентифицирует.

И наконец, еще один любопытный с точки зрения наблюдателя факт. Во всех публичных выступлениях и отчетах понятие «пропаганда» используется только в контексте России или ДАИШ, хотя по факту все вышеупомянутые действия пропагандой и являются.

Скорее всего, это обусловлено негативными ассоциациями с пропагандой, которыми она обязана тоталитарным режимам 20-го века. И это еще один аспект работы в информационном поле, основанный на играх с дискурсивными практиками.

Условно одних и тех же деятелей можно назвать террористами, сепаратистами или умеренной оппозицией, говорить о них все что угодно, но в сухом остатке будем иметь первоначальное впечатление и отношение, основанное на ассоциациях с этими терминами. Притом что персоналии одни и те же, как и их деятельность.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS