Реэкспорт игиловской нефти — Париж и Анкара наверстывают упущенное? | Продолжение проекта "Русская Весна"

Реэкспорт игиловской нефти — Париж и Анкара наверстывают упущенное?

Благодаря Франции Турция с 1939 года располагает крупнейшим в Восточном Средиземноморье нефтетранзитным портовым регионом, где сходятся трансазиатские трубопроводы из Сирии, Азербайджана и Северного Ирака.

Именно по этим артериям Турция и получает, и реэкспортирует, в том числе в другие страны НАТО, «ИГИЛовскую» нефть. А она, будучи сверхдешевой, — максимум 20 долларов за баррель — поддерживает низкими мировые цены на это сырье. Что невыгодно не только России.

Но сверхвыгодно Турции, так как ее экономия в нефтедолларах — в сущности, благодаря Франции, — ежемесячно составляет десятки миллионов.

О существующем и поныне франко-турецком альянсе в отношении Сирии свидетельствуют и такие факты: во-первых, Турция с 3 декабря с.г. разрешила ВВС Франции бомбить ИГИЛ с турецкой территории. Для России такая «льгота», мягко говоря, не планируется Анкарой.

А во-вторых, в французские власти, оказывается, не знают, как и сам г-н Эрдоган, о поставках ИГИловской нефти и во Францию. Поступающей напрямую или через центральносредиземеноморскую Мальту из турецких портов вблизи границы с Сирией.

Таким образом, просматривается франко-турецкий «антиасадовский» альянс и в более широком контексте, — для сохранения незаконного экспорта и реэкспорта сирийской и североиракской нефти через Турцию. В том числе через экс-французские порты этой страны, которые стали турецкими с 1939 года…

Турция еще в середине 1930-х стремилась перенаправить потоки ближне- и средневосточной нефти на свои транзитные порты. Там были весьма разочарованы тем, что тогдашние британские проекты нефтепроводов из Ирака и Саудовской Аравии — из-за турецких притязаний Турции на Северный Ирак — не предусматривали стыковки с южнотурецкими портами.

А были направлены на сирийские, ливанские и палестинские порты. Впрочем, имевшиеся в Южной Турции порты в тот период не могли освоить растущие нефтяные потоки.

Но турецкие эксперты уже в тот период прогнозировали, что портов Леванта (французский протекторат Сирия и Ливан с 1920-го) и британской в тот период Палестины (порт Хайфа) со временем не хватит для освоения растущих трубопроводных поставок нефти из Ирака и Аравийского полуострова.

А наиболее удобным районом в технолого-географическим плане для создания новых транзитных портов, подключенных к нефти Ирака и Аравии, был регион Александретты («Александреттский санджак»), расположеннный на северо-западе, повторим, французской Сирии. В этом регионе территорией в 4700 кв. км уже тогда имелись крупные по тем временам порты.

И, с расчетом на перспективу, Анкара в середине 1930-х начала кампанию за «воссоединение» с этим регионом. Он, напомним, стал французским после поражения Османской империи в Первой мировой войне. Франция же, обладая Левантом, не была заинтересована в поддержке Берлина и Рима со стороны Турции в надвигающейся войне англо-французского блока с Германией и Италией. Поэтому растущее давление Анкары на Париж по вопросу Александреттского региона не могло не оказаться успешным.

9 ноября 1936 г. турецкий МИД выступил — для прикрытия реальных целейАнкары в этом регионе… — за его независимость.

25 ноября 1936 г. Франция не решилась отказать Турции и передала вопрос в Лигу Наций. СССР, Греция, Ирак и Йемен (имевший стастус наблюдателя в Лиге) предлагали привлечь к обсуждению вопроса представителей автономных от Парижа властей Сирии и, при необходимости, провести референдум в том регионе.

Но под давлением Германии, Италии и Турции Лигой Наций было принято такое решение 26 января 1937 г.: санджак остается в составе Сирии, но, во-первых, получает максимальную автономию во внутренних делах. А во-вторых — власти того же региона могут через Лигу Наций оспаривать внешнеполитические и военно-политические решения автономных от Франции сирийских властей.

Плюс к тому, Турция получила право бесплатно пользоваться портом Александретта. Именно этот порт, наряду с новыми портами в сопредельном турецком регионе, стали в конце 1990-х главными пунктами экспорта североиракской, азербайджанской и, частично, сирийской нефти. А затем, повторим, — и нефтяного сырья, поступающего от «ИГИла».

Всё это стало возможным потому, что в 1970-х — начале 2000-х к турецким портам экс-французского Александреттского санджака (как и к расположенным портам в экс-нейтральной зоне между этим регионом и Турцией) — Искендерун, Юмурталык, Джейхан, Александретта — были подведены мощные трубопроводы из Азербайджана, Северного Ирака и северо-восточной Сирии. То есть, сбылись планы Анкары по овладению основными потоками нефти из этих стран и регионов.

Что же касается «окончания» ситуации вокруг региона Сирии, оспариваемого Турцией у Франции, в июле 1938-го Анкара добилась согласия Парижа на ввод в этот регион турецких войск. Как следствие, протурецкие политические силы вскоре захватили там власть, а подписанное 23 июня 1939 г. франко-турецкое соглашение провозгласило тот же регион составной (даже не автономной…) частью Турции. После чего Александретту переименовали в турецкий г. Сюедье, а французов из того санджака, можно сказать, «ушли» в считанные недели. Типа «чемодан-причал-Франция».

И, хотя в тот же день 1939-го в Париже была подписана франко-турецкая декларация о военной взаимопомощи, Турция, как известно, никакой помощи не оказала Франции ни в сентябре 1939-го, ни позже…

Правда, «отъём» у Франции этого региона вовсе не помешал плану «Фуел» («Топливо») — плану совместного вторжения Великобритании, Франции и Турции в Закавказье и Каспийский регион СССР. Оно планировалось на середину марта 1940 г., но советско-финляндское перемирие (12 марта 1940 г.) не позволило реализовать тот план.

Словом, турецкие планы, выдвинутые еще в середине 1930-х, — «перетянуть» на территорию Турции транзитную нефть Ближнего и Среднего Востока — были успешно реализованы. А связи с бездействием, и уже не первый год, трансаравийских и трансиракских нефтепроводов к портам Израиля (Хайфа), Сирии (Банияс, Тартус) и Ливана (Триполи, Сайда), к настоящему времени свыше 60% общего экспортного объема ближне-, средневосточной и почти весь объем азербайджанской нефти направляется на экспорт по трубопроводам через турецкие порты, расположенные в том же регионе экс-французской Сирии.

И естественно, что при таком раскладе «ИГИловская» нефть при оказалсь для Турции тем более выгодной. Поскольку, по имеющимся оценкам, только транзит и реэкспорт этого сырья достигают, в целом, 25, а то и 30% годовых бюджетных доходов Турции.

Отметим также, что в политико- и военно-географическом плане регион Инскендерун-Александретта, во-первых, примерно на 150 км вклинивается в средиземноморскую часть сирийской территории Сирии. А во-вторых, — «нависает» над Латакией — основным портом и главной военно-морской базой Сирии.

Вот и получается, что, несмотря на сложные франко-турецкие отношения, отягощенные, главным образом, официальным признанием Францией османского геноцида армян в начале ХХ века, долговременные «нефтяные» интересы обеих стран, похоже, совпадают. Подчеркнем: в дополннение к франко-турецкому альянсу против нынешнего руководства Сирии.

Такие совпадения обусловлены тем, что, что Париж и особенно Анкара в 1930-х — 1950-х были отстранены Лондоном и Вашингтоном от дележа наиболее крупных нефтяных запасов и от важнейших нефтетранзитных артерий на Ближнем и Среднем Востоке. Во всяком случае, трансаравийский и трансиракские трубопроводы были проложены англо-саксонскими компаниями именно к сирийским и ливанским портам, заметим, за считанные годы — именно после предоставления Францией независимости (в 1943-м) Сирии и Ливану…

Так что Париж с Анкарой, скорее всего, наверстывают прежде упущенное?

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS