«Россия буквально на краю пропасти спасла Сирию, но могла это сделать ещё четыре года назад» — беседа с военкором | Продолжение проекта "Русская Весна"

«Россия буквально на краю пропасти спасла Сирию, но могла это сделать ещё четыре года назад» — беседа с военкором

С середины октября по конец декабря 2015 года военный корреспондент Дмитрий Жаворонков находился в командировке в Сирии. Об итогах этой поездки он рассказал в беседе с заместителем главного редактора «Русской народной линии» Александром Тимофеевым. 

Начну с общего вопроса. Как бы ты охарактеризовал происходящее в арабской республике?

— В Сирии идет многовекторная «гибридная» война, которая не является гражданской. Это современная война, с которой мы не сталкивались в ХХ веке.

Стоит взглянуть на применяющиеся в Сирии информационные технологии. Все стороны конфликта находятся в онлайне — как террористы «Исламского государства» (ИГИЛ — террористическая организация, запрещенная в России. — ред.), так и поддерживающие их страны (Турция, Катар, Саудовская Аравия), мгновенно все выкладывают в интернет... Равно как и противники ИГИЛ — Россия, Сирия, американская коалиция, курды. Война в Сирии, действия разведок и прочих организаций имеют новый характер. Войну в Сирии нельзя назвать гражданской, так как сирийский народ, несмотря на его этническую и религиозную разобщенность, за последние четыре года сплотился вокруг своей власти. А правят в стране алавиты, шиитское меньшинство. Суннитское большинство же не представлено во власти пропорционально. Тенденция эта связана не только с историей и особенностями Сирии, так и с образовательным и культурным уровнем её жителей. Большинство населения Сирии лояльно относится к правительству Башара Асада.

Слушая тебя, создается впечатление, что сирийское общество консолидировано. Однако многие российские СМИ пытаются убедить публику в том, что сирийский народ раздроблен на группировки, между которыми существуют непреодолимые противоречия.

— Конечно, сирийское общество раздроблено — так же, как американское, российское или турецкое. Современный мир характеризуется атомизацией, как писал еще Розанов, люди разделены и безумно одиноки. В САР много нерешенных этнических, религиозных, политических, мировоззренческих и культурных разногласий. Например, алавитская женщина обходится без мусульманских женских головных уборов, а рядом с ней может идти суннитка, закрывающая свое лицо. Могут ли они мирно сосуществовать? Раньше — да. Но мы смотрим на происходящее, на исламизацию России и Европы, и понимаем, что не всегда они могут дружно жить вместе. Я не встречал радикальных алавитов, друзов или православных, устраивающих теракты. В местах, где появляются радикальные исламисты, можно обнаружить ваххабитов, которых поддерживают Саудовская Аравия и Катар. В свою очередь эти государства косвенно или прямо поддерживаются Турцией и США. Сирийцы наелись этой войной, образно говоря, «по самые гланды». Ныне даже у суннитов, которые многим в Сирии недовольны, нет принципиальных претензий к Башару Асаду. Больше бороться с кровавым хаосом, охватившим страну, не под силу никому. А ввергнуть 20-миллионное государство в хаос — плохая идея, поверьте. Там и так не сладко живётся. 

Разве свержение Асада не является главным требованием оппозиции?

— Сейчас для всех, кто понимает, что происходит в стране, и для тех, кто более-менее адекватен, главной целью является победа над ИГИЛ.

Наблюдается ли в Сирии религиозное противостояние?

— Понимание ситуации в САР вообще невозможно без взгляда на историческую, религиозную и этническую карту страны. Ближний Восток был «нарезан» западными колонизаторами — Британией и Францией. Париж контролировал Ливан и Сирию, в британской зоне находились Иордания и Палестина. История, религия, этнология тут очень важны.

Сирийские границы искусственны. Во французской зоне оккупации Ближнего Востока были Сирия и Ливан, жители которых являются одним арабским народом. Там живут мусульмане (70% суннитов, 15% алавитов и другие шиитские течения — друзы, исмаилиты и т. п.). Около 10% жителей Сирии — христиане, в основном православные.

Французам было выгодно и удобно разрезать на куски Сирию. Разделение произошло не в интересах арабов. Для понимания ситуации стоит взглянуть на Югославию. Кому досталась береговая линия? Черногории, выделенной из состава Сербии. А всю югославскую Адриатику отдали Хорватии. Вырвав с кровью у сербов, теперь отрезанных от моря.

Подобное мы наблюдаем в Сирии. Ливан — это искусственно созданное государство, где насаждается (и успешно!) свой местечковый патриотизм. Ливан для Сирии — почти как Украина для России.

Турецкая провинция Искендерун — сирийская земля, где живут арабы. Но этот участок Сирии был подарен Францией Анкаре за то, что турки не выступили во Второй мировой войне на стороне Гитлера. Сирийцы помнят, как их народ и землю разделили.

Другой кусок страны — Голанские высоты — оккупирован Израилем. Сирийцы спят и видят, как вернут Голаны, Искендерун и Ливан. Мы не должны забывать о панарабизме и о том, что Сирия и Египет некогда были единым арабским государством. Эту важную веху истории часто забывают — как и то, что Малороссия и Белоруссия являются частью России. Русский народ — тоже разделённый народ.

Осознание этого факта должно сплачивать сирийское общество. Тем временем СМИ твердят о том, что в стране есть влиятельная оппозиция и противоборствующие группировки. Существуют ли факторы, раскалывающие население Сирии?

— Действительно, существуют серьезные этнические и религиозные разделения. Этого не может не быть в государстве, границы которого были созданы искусственно и навязаны колонизаторами. Еще раз стоит взглянуть на карту Сирии — диагональную линию, которая проходит с юго-запада на северо-восток, где находится сирийская пустыня, граничащая с Иорданией и Ираком. Это не границы рек или гор, по которым обыкновенно проходят границы государств. Это «от балды» нарисовали.

На ум приходит воспоминание о том, как большевики кроили Русскую равнину. Кусочек — БССР, другой — УССР... Вильно — «Советской Литве». Так Харьков и Белгород оказались в разных государствах. Позднее в результате беловежского предательства демократы позаботились о том, чтобы разбить черноземный «красный пояс». С одной стороны, Белгород, Курск, Воронеж, Брянск, а с другой — Харьков и Донбасс. Если бы эта земля в 1996 году проголосовала против Ельцина, то в нашей стране сложилась бы иная ситуация. Границы делят умные и коварные люди.

Какие факторы напряженности были в Сирии? Алавиты при Хафезе Асаде, будучи в подавляющем меньшинстве, взяли власть — прежде всего, военную. Ныне большинство сирийских летчиков, например — алавиты. Значительное число сирийских генералов — алавиты. Но дискриминации нет. Министром обороны Сирии был христианин (его убил смертник в 2012-м году). Во власти много суннитов, которым никто не мешает занимать руководящие посты. В Сирии нет издевательств над суннитами, которые живут богато и не выглядят угнетёнными.

Нынешняя политическая элита Сирии состоит не только из алавитов?

— Конечно. Было бы ошибочно утверждать, что алавиты полностью захватили власть. Но пропорционально власть разделена несообразно этнической карте. Хотя если взглянем на этнический состав наших олигархов и депутатов, то обнаружим несоответствие уже с этнической картой РФ. Русские составляют 85% населения страны. Но принадлежит ли им власть в этой пропорции? Глупо было бы все привязывать к национальности в государствах, провозглашённых «многонациональными» и «мультикультурными». САР не является национальным государством. Потому её и рвут по швам враги — как разорвали СССР или Югославию; или как попробуют разорвать РФ.

Алавиты — мусульмане, но более светские. Не все женщины-алавитки покрывают голову. В сирийском кафе ко мне спокойно подсаживались девушки, первыми желая пообщаться с русским журналистом. Подобное невозможно для суннитской женщины. В алавитских семьях по два-три ребенка, реже — по четыре-пять. В суннитских семьях десяток детей — норма. Алавиты стараются получить образование, чаще уезжают учиться за рубеж. Как ни странно, но они беднее, чем сунниты, которые получают поддержку от людей из Саудовской Аравии и Катара, куда часто едут на работу. Алавитам некуда деваться, поэтому они крепко держатся за свои города — Латакию, Тартус, побережье. В свои города они не пустили террористов, им есть, что терять. Алавитам, как и друзам, исмаилитам и многим сирийским христианам, некуда уезжать. Напротив, суннит всегда может найти прибежище в любой другой суннитской стране. 

Сунниты уезжают в Саудовскую Аравию, другие страны Залива, или в Европу: Париж или Марсель, в которых много арабов. В конце концов, в Москву, где живет очень много мусульман. Алавиту же бежать некуда.

Советский Союз распался, а Россия не поддерживала Сирию на таком системном уровне, как СССР. В своё время, в 2011-м, мы её фактически бросили. Если бы наши самолёты прилетели в САР четыре года назад, то ни о какой «оппозиции», которую чаще всего составляют бандиты-исламисты, не могло быть и речи. Но мы пришли в Сирию лишь осенью.

Неизвестно, почему Россия не вмешалась в сирийский кризис в 2011 году. Некогда Хафез Асад был другом Брежнева. Является ли другом Владимира Путина Башар Асад? Сирийцы называют нашего Президента «русским Царём». В Сирии нас называют именно братьями, а не друзьями. Предали ли мы своего союзника, не оказав сирийцам помощи в предыдущие годы, позволив довести страну до такого состояния? Этот вопрос я оставляю на рассмотрение читателю. Но когда Башар Асад оказался на краю пропасти, наши самолёты буквально спасли и его, и страну. Их немного — полсотни, а в начале было и меньше. К сожалению, это не тот объем, который необходим, и он несопоставим с количеством самолетов американской коалиции. 

А сколько самолетов у американской коалиции?

— Больше сотни. У одной Турции в регионе две сотни истребителей. Россия имеет в Сирии меньше десяти истребителей. Масштабы другие. И тем не менее наша операция эффективнее в десятки раз, так как только РФ координирует свои действия с сирийской армией, с наземными войсками. В небе летят наши бомбардировщики, штурмовики, боевые вертолеты Ми-24, а по земле передвигается сирийская армия. За эти недолгие три с лишним месяца удалось добиться пока не стратегических, но очень серьезных тактических успехов. Если говорить по регионам, то:

 · Медленное продвижение есть под Дамаском. Бандитов выдавливают из района Джобар, из пригородов Дамаска на востоке города. 

 · Город Хомс полностью очищен от террористов (а ведь с этого ключевого города и началась вся т.н. сирийская революция, которая была не революцией, а внешней интервенцией. 

 · Начинается окружение Пальмиры, которая не так важна стратегически, но до сих пор важна в культурном смысле и для пиара. 

 · Помимо Дамаска в Сирии есть ещё один крупный мегаполис — Алеппо. Если сравнивать с Россией, то на ум приходит Москва и Петербург. Алеппо — это крупный промышленный центр, в котором проживает множество суннитов. В Алеппо и его окрестностях идет жесткая «мясорубка», ибо до половины населения города поддерживает исламистов. За Алеппо идет ожесточённая битва — сирийская армия с одной стороны, и с другой — исламисты из «Фронта ан-Нусра» и «оппозиционеры», которые сражаются друг с другом и с ИГИЛ, а на севере расположились курды. В жесточайшей схватке за Алеппо мы имеем успехи. Сирийская армия успешно продвигается на юг, в сторону провинций Идлиб и Хомс. В этом месте сражается «Хезболла» — ливанская шиитская группировка; иранские добровольцы и спецподразделения. Погибает много иранских военачальников и солдат. «Хезболла» также несет серьезные потери. 

 · Разблокирована авиабаза Квейрис, что было делом чести для сирийских военных, потому что курсанты летного училища отстояли против превосходящих сил противника, против толп исламистов с танками. Из шестисот молодых лейтенантов в живых осталась только половина. Мы вошли в Квейрис вслед за сирийским спецназом первыми из русских журналистов и увидели ужас. Но люди продержались, находясь в полном окружении, и одержали, в том числе репутационную победу. 

 · Продолжается расширение плацдарма сирийской армии в Дейр-эз-Зоре. Это сирийский Сталинград, в котором сирийцы показали беспримерный подвиг. На сотню километров простирались одни исламисты. Дейр-эз-Зор — это миллионный город на берегу Евфрата. Это очень важный центр нефтедобычи, вокруг которого расстилаются многочисленные нефтяные и газовые поля. В этом месте идет активное продвижение сирийской армии, благодаря российской авиации. 

 · Также мы помогаем очищать провинцию Латакия. Это гористая местность, как Чечня. Кстати, в Сирии воюет много чеченцев и дагестанцев. Стоит задача выйти на границу с турками, соединиться с территориями, подконтрольными сирийским курдам. Турция поставляет боевикам оружие и много чего ещё, поэтому очень важно закрыть границу с Анкарой. На этом отрезке также наблюдается активное продвижение — благодаря совместным действиям российской авиации и сирийской армии. Наконец взята Сальма — это большой успех. 

Что из себя представляет армия Сирии?

— Сирийская армия многоконфессиональна — бок о бок в ней сражаются: христиане, в основном православные; мусульмане — шииты, сунниты, алавиты, исмаилиты, друзы; и атеисты. Есть и экзотические курды-езиды.

По официальным данным, сирийцы потеряли 150-200 тысяч человек, в то время как общая численность армии составляла 300 тысяч. По неофициальным данным, погибло более 300 тысяч сирийских солдат. Представьте, что армия полностью «обновилась». Потери огромны — как в живой силе, так и в технике. Из полутора тысяч танков Т-55, составлявших основу бронепарка сирийской армии, почти половина потеряна в боях или захвачена ИГ. Причем иногда танки были взяты не в бою, а благодаря захвату военных баз.

Конечно, сирийцы устали от войны. Несмотря на всю помощь Москвы, Ирана и «Хезболлы» (вообще шиитов) страну спасёт только более масштабная мобилизация. По различным оценкам, мобилизационный ресурс сирийской армии исчисляется от 2 до 4 миллионов человек. Этой оценкой занимаются в том числе «диванные» эксперты. Но сегодня недостаточно иметь 300 тысяч и значительное количество ополчения. Как известно, успешное и относительно бескровное наступление можно вести, имея троекратное превосходство в численности.

На данный момент силы ИГ оцениваются в 500 тысяч человек. А ведь, кроме игиловцев, есть негласная поддержка стран Персидского залива и Турции. Есть открытые границы. Почему экстремисты так активно просачивались в Сирию? Отчасти этому поспособствовало наследие политики Хафеза Асада и сирийского панарабизма. В Сирию могли свободно въезжать граждане из всех арабских государств. А их почти три десятка! Террористы этим пользовались, незаметно въезжали, формируя подполья. Боевики просачивались из Иордании, Ливана, Турции, Ирака. Пограничные войска не могут контролировать столь протяженную сирийскую границу. Пустыня на востоке Сирии — это мёртвая зона, где может без проблем пройти что угодно. Тем более, сегодня Ирак является чёрной дырой.

Какова роль России в этой войне?

— Россия дала сирийцам надежду на продолжение существования сирийского государства. Российская операция в Сирии уже психологически спасла сирийцев, многие из которых раздумали бежать из страны благодаря нашей помощи. Сирийцы покидают свою страну по разным причинам — многие христиане бегут в Европу, в частности, в Швецию и Германию. Сунниты находят убежище в странах Залива. Русские жёны сирийцев забирают детей и едут от войны в Россию.

Вот недавнее нашумевшее фото: немецкая чета, приютившая беженца из Латакии. Напомню: в Латакии сейчас нет террористов. Этот город безопаснее Парижа, наверное. У меня вопрос к «беженцу»: почему ты, будучи здоровым мужиком, уехал из мирного города? От призыва в армию или в поисках лучшей жизни? И зачем тогда тебе помогать? Сирийские беженцы — это своеобразная тема. Некоторые из них сохранили в своих телефонах фото, на которых они запечатлены с оружием в руках на фоне исламистской символики. С этими штуками в телефоне наивные ребята прибыли в Европу. Вышел скандал. Сирийских беженцев, как и украинских, необходимо тщательно проверять. Множество украинских нацистов и простых свидомых граждан, одобрявших резню 2 мая в Одессе, зверства украинской армии в Донбассе, когда им стало неуютно в Киеве, прямиком отправились искать убежище в России. Да что там: даже украинские солдаты бежали от «москальских» ополченцев прямиком... к москалям.

Какова роль Антиохийской Церкви в Сирии? Слышен ли ее голос? Каково количество православных христиан в Сирии?

— До войны в Сирии около 10% населения были христианами, большинство — православными. После начала операции ВКС РФ сирийские христиане говорили мне: «это русские братья-христиане пришли нам на помощь». В таких случаях думаешь про себя: пускай, быть может, поздно, но помощь пришла. 

Антиохийская Церковь является третьей по древности. Из нее вышло множество великих святых — святитель Иоанн Златоуст, святой великомученик Георгий Победоносец и многие другие. Антиохийский Патриарх служит не только в Сирии, но и в Ливане, Ираке, Кувейте, на Аравийском полуострове. Он по происхождению араб и живет в Дамаске, но много ездит. Патриарха знают и уважают. 

Подвергаются ли христиане Сирии гонениям?

— Да, но преследуют их только исламисты. Христиан много в Камышлы, Дейр-эз-Зоре, в т.н. Христианской долине — это поистине райское место в провинции Хомс; после репортажей наших военкоров все мы знаем о священном городе Маалюля, сильно пострадавшем от террористов. В этом городе до сих пор говорят на языке Христа. Я гостил у православных сирийцев в этих местах — меня приглашали отпраздновать наше православное Рождество Христово в городе Мармарита. Православные сирийцы празднуют Рождество вместе с нами 7 января. 

Длительное пребывание в Сирии во время военных действий — это уникальный опыт для любого журналиста. Каково значение этой командировки для тебя лично?

— Я не профессиональный военкор, по образованию — историк. Писал о событиях в Новороссии, о Сербии — когда был там. Теперь пригласили поработать в Сирии. Конечно, страшно находиться в зоне боевых действий. Если человек на фронте не боится, с ним что-то не так. Когда мы были под обстрелом и над головой свистело, а рядом падали мины, было страшно. Знаете, слова знакомых донбасских ополченцев о силе молитвы я понял только под миномётным огнём близ Пальмиры. Там погиб наш коллега — сирийский военкор. Вместе ездили на передовую, а через день узнаём, что его зацепило там же, где мы снимали. На фронте — такая же работа, которую надо сделать хорошо. На передовой люди проще и чище. И еда там вкуснее.

А был ли вообще смысл ездить в Сирию за информацией? Ведь в России появилось огромное количество «диванных военкоров», которые, находясь в комфортных условиях, сидя на мягких диванах, выносят безапелляционные суждения о ходе военных действий. И их читают.

— В российском обществе, как и в любом другом европейском социуме, крайне мало знают о Сирии, несмотря на наши многолетние связи и сотрудничество. Большинство граждан России считают, что Сирия — это пустыня, а все арабы — это мусульмане, устраивающие гарем. А ведь в Сирии множество православных святынь. Каждый христианин знает преподобных Иоанна Дамаскина, Ефрема Сирина, Иоанна Лествичника, подвизавшихся в Сирии. Но далее полная темнота — то ли образования не хватает, то ли эта земля нам не интересна.

К сожалению, русские люди мало что знают о Сирии. И российские СМИ в большинстве своём безграмотно освещают сирийские события. Это не их вина. Западные медиа вообще всё освещают наперекосяк, там больше пропаганды, чем журналистики. В начале войны в 2011 году приезжал журналист Би-би-си и снимал митинг в поддержку Башара Асада, в затем подавал это как митинг против президента. Эту ложь сознательно транслировали на весь мир. Российские СМИ часто писали о событиях в Сирии, не имея собственных корреспондентов, со слов западных телеканалов. Журналисты виновны в гибели тысяч людей. Войну эту недаром зовут гибридной, она в том числе информационная. 

Но вот ты сам оказываешься в Сирии: смотришь в глаза сдавшимся террористам, видишь тела убитых, молишься под обстрелом... Слушаешь рассказы местных, как с минаретов призывали резать твоих православных братьев и сестёр, а также «неправильных» мусульман. Тут-то в голове что-то и щёлкает.

«Россия буквально на краю пропасти спасла Сирию, но могла это сделать ещё четыре года назад» — беседа с военкором | Продолжение проекта "Русская Весна"
«Россия буквально на краю пропасти спасла Сирию, но могла это сделать ещё четыре года назад» — беседа с военкором | Продолжение проекта "Русская Весна"
«Россия буквально на краю пропасти спасла Сирию, но могла это сделать ещё четыре года назад» — беседа с военкором | Продолжение проекта "Русская Весна"

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS