Обама как адвокат дьявола перед судом истории | Продолжение проекта "Русская Весна"

Обама как адвокат дьявола перед судом истории

Cкажу сразу: краткий вариант статьи-комментария к заочным дебатам Путина и Обамы был опубликован мною на cайте Ria.ru, (см. http://ria.ru/analytics/20160115/1360138756.html) однако же поднятая тема такова, что требует продолжения. Продолжаю.

Итак, главные события минувшей недели были связаны с очередным раундом публичного противоборства лидеров России и США, в ходе которого Барак Обама, как обычно, выглядел ярче и громогласнее, а Владимир Путин, как всегда, на порядок убедительней.

В понедельник российский президент дал интервью немецкому изданию Bild, в котором изложил свои взгляды на ситуацию в мире и на политику США, а уже на следующий день президент американский выступил в Конгрессе США с ежегодным обращением «О положении страны», в котором, в свою очередь, прошелся по России.

Замечу, что в ходе выступления в Конгрессе Обама сохранил обычную для себя напористось и даже агрессивность. Однако, его Обращение к нации — это, похоже, тот случай, при котором вспоминается известное выражение — «Юпитер сердится, значит, он не прав».

Барак Обама, безусловно, не Юпитер, а скорее — его тень. И эскапады главы Белого дома по поводу целесообразного и необходимого применения Соединенными Штатами военной силы в международных делах («порвем в клочья всех» — главная мысль его Обращения к нации) в очередной раз повисли в воздухе, поскольку за ними нет ни желания опереться на нормы международного права, ни, тем более, уверенности в своей правоте.
Осуждая «нерациональное» применение силы (здесь Обама приводит в качестве примера участие США в войнах во Вьетнаме и Ираке), американский президент отстаивает тезис о необходимости её «РАЦИОНАЛЬНОГО» применения, опираясь на один единственный квазиаргумент — «Америка — лидер 21 века».

При этом под лидерством США Обама понимает, как это видно из текста его обращения, не моральное, интеллектуальное или политическое превосходство названного государства. Лидерство, по его мнению, означает «рациональное применение военной силы и правильное ведение мирового сообщества за собой». (http://ria.ru/world/20160113/1358836379.html)

Но что значит «рациональное применение силы»? (Это её применение как в Ливии, как на Донбассе или как в Сирии, где взращенные и поддерживаемые западными спецслужбами исламисты сотнями казнят своих «оппонентов»?)

«Когда речь идет о какой-либо важной международной проблеме, то люди по всему миру не обращаются к Москве или Пекину. Они зовут нас», — утверждает Барак Обама. Вопрос: а с чего он взял, что люди обращаются со своими проблемами к США как к лидеру, а не как к пахану, узурпировавшему право разрешать споры вассалов на подконтрольных территориях?

На самом деле, большинство стран мира вынуждены обращаться к США уже потому, что этого глобального хама невозможно обойти любому сколько-нибудь значимому государству. Ведь если какое-то государство что-нибудь значит, то к нему непременно будут претензии со стороны США, не терпящих никаких иных значимостей, кроме своих.

Механизм обращения самых разных стран к США «за помощью» тоже известен. Так, натравив косовских боевиков на сербов, США стимулировали тем самым «добровольное обращение» правительства самопровозглашенного Косово за помощью к США и НАТО. Натравив Саакашвили на Южную Осетию, они стимулировали обращение за помощью к США Грузии. Поддержав госпереворот на Украине, предопределили обращение за помощью к США бандеровской хунты.

За помощью к США обращаются нацисты прибалтийских стран, диктаторские режимы стран Персидского залива и прочие нациствующие, бандитствующие и просто антинародные режимы. Самые свежие примеры — стимулирование «обращения за помощью» к США и НАТО руководства поддерживающей боевиков ИГ Турции, а также коррумпированного руководства Филиппин, «недовольного» политикой Китая в Южно-Китайском море.
Да, США — сверхдержава с самой сильной экономикой, с самыми объемными банковскими авуарами и с самой технически оснащенной армией. Но причем здесь лидерство, если речь идет попросту о силе? «Мягкая сила», «умная сила» — все это именно из американского лексикона. Но вот сегодня впору говорить уже о «дурной силе», поскольку современные США — это, похоже, тот случай, когда применима пословица — «сила есть, ума не надо».

«Как мы будем лидером в мире без того, чтобы быть его полицейским?», — так формулирует Барак Обама один из своих риторических вопросов. И эта фраза выдает Госдеп с головой.

Сверхнавязчивое лидерство США в мире обусловлено, прежде всего, тем, что они и есть главный мировой полицейский или, точнее, главный мировой надзиратель в тщательно выстраиваемой ими глобальной тюрьме. Со своими 650 (а то и больше!) военными базами в 130 странах мира США стали настолько тотальны, что многие государства действительно готовы признать дядюшку Сэма своим как бы лидером — другого выбора — под страхом смерти, экономических санкций и прочих гибридных мер воздействия — у них просто нет.

Принципиально иначе действует Россия. К примеру, Владимир Путин никогда не выдвигал тезис о претензиях РФ на исключительное или особое участие в мировых делах. Его главные месседжи (многополярный мир, уважение государственных суверенитетов и приоритет международного права) прямо противоположны тем, что продвигает Барак Обама. (В этом смысле очные и заочные дебаты двух президентов по-факту напоминают известный античный спор Юпитера с Прометеем и, разумеется, не в пользу Юпитера. О чем автор этих строк писал, в частности, в статье «Противостояние Путина и Обамы как столкновение разных психотипов»). (http://ria.ru/analytics/20151005/1297167634.html)

Вот и в интервью газете Bild в ответ на вопрос корреспондента о стремлении Обамы навязать России самоощущение региональной державы Владимир Путин отметил, что «попытка рассуждения о других странах в уничижительном порядке ‒ ошибочная позиция».

Впрочем, даже если согласиться с тем, что Россия — региональная (к примеру, евразийская) держава, то и в этом случае РФ вряд ли претендует на «исключительность», допустим, в рамках Евразии или какого-либо иного региона. Напротив, российский президент и другие уполномоченные выступать от имени РФ должностные лица неизменно подчеркивают равнозначность и равноправность любых государств Евразии и мира, независимо от их военной и экономической мощи, размеров территории и каких-либо иных показателей.

Кстати, если учесть, что современные США — атакующая сторона во всех мировых конфликтах (в том числе — и на границах с РФ), а Россия, напротив, — сторона обороняющаяся, вынужденная защищать свои интересы в ответ на атаки с Запада, то у России объективно куда больше оснований выдвигать претензии к США, чем у последней к РФ. Но получается наоборот: Путин жаждет позитивного сотрудничества, а Обама рассуждает о необходимости «рационального» применения военной силы.

Более того, глава США в принципе не следит за своей риторикой и совершенно индифферентно применяет по отношению к действиям своей страны такие понятия как «захват» («мы не можем пытаться захватывать любую страну, которая попадает в кризис», — говорит Обама, тем самым признаваясь в захватах подобных стран), и такие словосочетания как «мы занимаемся оккупацией разваливающихся стран» или «мы помогаем Украине защищать её демократию» — посредством военной помощи.

Так почему американский президент из выступления в выступление отстаивает тезис об американской «исключительности» (в духе — «что позволено Юпитеру, то не позволено быку»)? Только ли по причине уверенности в том, что Юпитеру позволено всё по праву сильного?

Полагаю, что это происходит как раз-таки от нарастающей слабости США, а также от слабости позиции самого Обамы, который, получив Нобелевскую премию мира в начале своего президентского срока и возгордившись, на деле не только не обеспечил мир на планете, но содействовал прямо противоположному — системной трансформации мироустройства под войну всех против всех.

По-факту роль Обамы в мировых процессах стала роковой, апокалиптической. И если в период от Трумена до Буша-младшего США решали свои вопросы традиционно и понятно — прямой военной силой, то при Обаме — с легкой и все более коварной руки Госдепа — в мире произошли фундаментальные деконструкции: легализация международного терроризма и глобальных теневых бизнесов, возрождение нацизма (в том числе — бандеровщины) в Европе и переход Запада от политики двойных стандартов к прямой подмене библейских ценностей какими-то принципиально другими.

Барак Обама практически стал своего рода американским Горбачевым в том смысле, что, будучи банальной бездарностью, возомнил себя великим демократизатором. Это ведь Обама провозгласил весной 2011 года в своем выступлении перед сотрудниками Госдепа новые приоритеты во внешней политике. (Типа: раньше приоритетом США были лояльные режимы, а теперь мы будем поддерживать по всему миру демократию).

На деле такая политика привела к серии «цветных» квазиреволюций и последующим тектоническим сдвигам во всей мировой системе. И если до президентства Обамы Госдеп и ЦРУ поддерживали нацистов и моджахедов с целью борьбы с левыми силами, более или менее контролируя праворадикальные группировки, то при «демократизаторе» Обаме экстремизм и терроризм из «вещи в себе» трансформировались в «вещь для себя». То есть — вырвались из-под контроля американских спецслужб.

Именно при Обаме Ближний Восток погрузился в хаос и террор, именно при нем Запад и НАТО — впервые после Второй Мировой войны — решились на прямой военный вызов России (на Украине), и именно при нем началось погружение в хаос и безнадегу всей Европы.

Барак Обама без лишней самоиронии утверждает, что «опросы показывают: наша репутация лучше, чем когда я был избран на эту должность». Но тогда почему половина американцев сегодня недовольна внешней политикой США? (Я уже не говорю про рост недовольства этой политикой в других странах).
Обама уверен, что жизнь в США — за время его правления — стала безопаснее. Но тогда почему опросы населения в этой стране свидетельствуют о нарастании страха, а Фергюсон становится в ней нормой?

Видимо, осознавая свою ответственность (а точнее — последствия безответственной политики Госдепа), Обама пытается выступить адвокатом самого себя как «надежного» винтика американской системы, стремясь доказать, что он служил Соединенным Штатам не только верой и правдой, но и эффективнее предыдущих хозяев Белого дома.

Фундаментально подставив США и став «хромой уткой» задолго до окончания своего президентского срока, этот явно вредоносный для своей страны деятель стремится убедить обывателя, что при нем не было крупных ошибок, как это случилось с его предшественниками в том же Ираке и Вьетнаме. Но зато при нем якобы было немало достижений (Иран, Куба). И даже очевидные провалы Госдепа (на Украине, в Сирии и Ираке) Обама выдает за свои личные достижения.

По факту Обама всеми силами ретуширует (для потомков) свое откровенно провальное правление и хочет представить дело так, что при нем США стали еще сильнее, еще могущественнее. Но, помилуйте, тот, кто действительно силен, не нуждается в том, чтобы убеждать в этом окружающих с помощью потока слов.

Американский президент, забрызганный кровью по самые «не могу», попросту стремится войти в историю «белым и пушистым» — великим демократизатором и гуманистом. Однако не выйдет: правда в том, что Обама — один из подручных архитекторов подлинного конца истории.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS