Восстание курдов в Диярбекире: «цена вопроса» — Турция | Продолжение проекта "Русская Весна"

Восстание курдов в Диярбекире: «цена вопроса» — Турция

...Ситуация на территориях, исторически более известных как Западная Армения и Междуречье, значительно драматизировалась.

По некоторым данным, в бои с турецкими силовиками здесь сейчас вступило, как минимум, до 30 тысяч курдских партизан, преимущественно из Курдской рабочей партии (PKK), хотя есть и представители малоизвестной организации «Соколы Курдистна», различных левацких молодёжных группировок и прочие отряды.

Теракты против курдов в Диярбекире начались ещё с мая 2015 года, но ситуация крайне обострилась с 8 сентября, когда в ответ на насилие полицейских какая-то из курдских группировок атаковала турецких силовиков  двое жандармов были убиты, и Анкара ввела в так называемой «столице Турецкого Курдистана» Диярбекире комендантский час.

Однако после декабрьского теракта в средневековой части города  Сур, приведшей к гибели свыше десятка курдов, по сути, началось вооружённое восстание.

Выросло оно с акции протеста жителей Сура, требовавших отменить запрет выходить на улицы. Турецкие жандармы в ходе разгона применили «спецсредства», затем и оружие, и начались стычки, переросшие в перестрелки.

Только 14 декабря в столкновениях с турецкой полицией погибло 2 человека, а 4 получили ранения. В соответствии с сообщением турецкого новостного агентства «Иглас Хабер», столкновения продолжились и на следующий день, и Диярбекир стал похож на «поле боя».

Ходили слухи, что повреждена армянская (католическая) церковь, которые впоследствии подтвердились  более того, сообщалось, что турецкие полицейские успели и ограбить церковь.

Именно после этих событий турецкие власти ужесточили режим, фактически объявив военное положение, ввели войска, в том числе бронетехнику. С воздуха Диярбекир контролировался боевой авиацией. Излишне говорить, что внешний доступ в город был перекрыт  причём не только для иностранцев, но и для турецких парламентариев, правозащитников, СМИ и т. д.

В декабре развитие событий привело к тому, что курдские партизаны на небольшой промежуток времени сумели вытеснить войска и захватить городок Сильван, расположенный неподалёку от Диярбекира. Что в дальнейшем тут происходило  сказать трудно, однако, судя по всему, с конца января  начала февраля именно «столица Турецкого Курдистана» стала центром возобновления боёв курдов с турками.

Так, 1 февраля в городе были ранены трое турецких военнослужащих и 2 полицейских, 2 военных скончались в больнице, со 2 февраля (в интернет-ресурсе есть и соответствующие видеокадры) против курдов задействованы танки, БТРы и реактивная авиация.

И, видимо, зона боёв расширяется  вновь, как и в начале августа 2015-го, объявлены «зоны особой безопасности» (т. е.  военное положение) в вилайетах Тунджели и Агри, в том числе вокруг горы Арарат.

Возможно, что это только драматическое совпадение, однако не осталось незамеченным, что ситуация ещё более обострилась после того, как в Диярбекир неким образом пробралась депутатка от оппозиционной («кемалисты») Народно-республиканской партии (CHP) Селин Доган.

Выбравшись из города, она затем поделилась своими впечатлениям на странице в Facebook и представила Диярбекир как Тигранакерт. Эта запись сильно обеспокоила турецких и националистов, и «умеренных исламистов» Реджепа Тайипа Эрдогана и Ахмета Давудоглу, продолжающих курс «нео-османизма».

Является ли Селин Доган армянской по происхождению, что ей сразу же начали приписывать турецкие СМИ,  вопрос не политический, а, скорое, расово-этнический, если знать, что в реалии турецкое общество глубоко и неизлечимо больно различными фобиями в отношении нетурок. Но вот использование исторического названия  Тигранакерт, в очередной раз напомнило, насколько пресловутая «Курдская проблема» на Ближнем Востоке тесно взаимоувязана с Армянским вопросом «большой политики». Тигранакерт  столица армянского царя Тиграна Великого, но никак не турок или курдов, все последующие переименования (Амид, Диярбекир) связаны с оккупациями различными захватчиками Западной Армении и Междуречья.

С лета прошлого года шли сообщения о том, что и Турция прервала перемирие с курдами из PKK, и курды в долгу не остались и объявили о возобновлении вооружённой борьбы. К тому же после убийства племянника в Вене, бывший лидер PKK Абдулла Оджалан призвал своих сторонников «больше не посещать его» в тюрьме на о-ве Имралы и «забыть о нём», что было истолковано как чуть ли не прямой приказ курдам быть готовыми к пожертвованию Оджаланом и эскалации войны против Анкары. Если все размышления замыкать лишь на курдах Турции и их организациях, то понятно, что рано или поздно стычки с турецкими силовиками должны были докатиться и до Диярбекира-Тигранакерта.

Турки 8 февраля бомбили восставший район Сур с воздуха, по видеокадрам не очень многое понятно, но явно слышны раскаты от залпов миномётов и танковых орудий. Разрушения зданий и сооружений говорят о том, что, как и летом-осенью 2015-го в Джизре, Ширнаке и Юксекова, турки стреляют прямой наводкой по гражданским объектам.

Турецкие власти сообщают настолько разные цифры о своих успехах в Диярбекире и Джизре, начиная с середины декабря, что впору думать, что весь Диярбекир (а это не маленький город!) был оккупирован отрядами PKK и их союзниками  то убитых «боевиков» от 60 до 70, то  почти 750 человек. Курдские же активисты вообще не называют цифр, однако отмечают, что свыше 90% жертв среди курдов  это случайные горожане, а не партизаны.

В тот же день турецкий президент Эрдоган разразился типичным антиамериканским панегериком с риторическими вопросами: «Как мы (т. е. турки) можем доверять Америке? Вы с Турцией или террористами Кобани?».

Как видим, речь о сирийских курдах, а не турецких, ибо в Айн-эль-Арабе (т. е. Кобани) сейчас временные центры подготовки вооружённых отрядов сирийской курдской «Партии Демократический союз» (PYD). 29 января в Женеве на переговорах по Сирии сама Турция и ставленники Анкары и Саудовской Аравии жёстко заблокировали участие в процессе лидера PYD Салеха аль-Муслима, на чём настаивали Россия и Иран.

И известно, что во время женевских переговоров представители США во главе с посланником американского президента Бреттом МакГарком побывали как раз в Айн-эль-Арабе и встречались с командованием военного крыла PYD  курдских «Отрядов народной самообороны» (YPG).

Интересно, что именно после визита американцев в Айн-эль-Араб произошли ешё два события:

1) курды именно северо-восточной Сирии возобновили протесты против турецкой оккупации и попыток переноса границы вглубь сирийской территории.

2) По словам заместительницы главы внешних связей сирийского кантона Джазира Амины Осей, с 10 февраля в Москве откроется представительство сирийских курдов, а затем их представительства откроются в Вашингтоне, Лондоне, Берлине и некоторых арабских странах.

Турецкие власти «вызвали» к себе 8 февраля на «уговоры» немецкого канцлера Ангелу Меркель и выбивают от немки небывалые вербальные уступки  тут и турки «вернейшие друзья», и курды  «террористы», а действия России  это «страдания тысяч женщин и детей».

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу 9 февраля в Будапеште призвал друзей и союзников Турции определиться по вопросу противодействия террористической организации «Исламское государство»  мол, кого выбираете, Анкару или «террористические организации»?

И ясно, что заставляет Анкару так нервничать и истерично требовать от союзников по НАТО «определиться»:

Во-первых, то, что Россия и Иран планомерно увеличивают обороты «обработки», правда, пока сирийских курдов.

Во-вторых, то, что ещё накануне «Женевы-3» сирийские власти в Эль-Камышлы и Дэйр-эз-Зоре встречались и достигли договорённостей не только с сирийскими курдскими организациями, но и Курдской рабочей партии Турции (PKK).

В-третьих, то, что визит Б. МакГарка в Айн-эль-Араб выдал намерение США вступить в «соревнование» с Россией и Ираном за сирийских курдов, а это заставило Анкару заподозрить, что ради успеха Вашингтон будет готов к «пожертвованию» Турцией.

В-четвёртых, то, что 8 февраля на брифинге в Вашингтоне представитель Госдепа США Джон Кирби не смог чётко ответить, кто же союзник Вашингтона в борьбе с «ИГ»  турки или курды? «И вопросов быть не может. С Турцией мы партнёры. Мы союзники с Турцией и будем ими оставаться. Никаких вопросов здесь нет»,  заявил, казалось бы, Кирби. А на уточняющий вопрос  «Как вы управляетесь с ситуацией, в которой один ваш союзник называет террористом другого вашего союзника?», и кто же более эффективен в борьбе против ИГ  Турция или курды, Кирби опять не смог сделать выбор, заявив, что «каждый по своему полезен».

Турция не сомневается в том, что Сирия, договаривавшись со «своими» курдами и PKK, могла действовать согласованно с Россией и Ираном, а потому может подозревать, что курдские восстания (Джизре, Ширнак, Юксекова, Сильван, Диярбекир и т. д.) могут быть контр-ответом на «игру» Анкары с «Исламским государством» и кланом Барзани в Ираке.

Не случайно турки встревожились и в связи с заявлением на брифинге в Москве (5 февраля) официального представителя МИД РФ Марии Захаровой  что референдум о выходе иракских курдов из состава республики должен быть в компетенции соответствующих госорганов, а Москва выступает за реализацию их прав «в рамках существующих национальных границ».

То есть Россия официально не поддержит сецессию Иракского Курдистана из состава Ирака и уничтожение этой страны. Но это же автоматически переводит «Курдскую проблему», как минимум, в Сирию, а как максимум  в Турцию. А значит  и ведёт к реанимации Армянского вопроса, что ненароком или умышленно «вспомнила» и турецкая депутат Селин Доган.

В Анкаре прекрасно осознают, что «Курдская проблема» и Армянский вопрос в тандеме  это гораздо хуже, чем просто кто-то «вспомнит» о возможности денонсации целого ряда договоров («автономия» армянских вилайетов 1913-го; Севр, Москва, Карс и др.), и «цена вопроса»  сама Турция.

С 7 февраля бои в Диярбекире, тем не менее, стихли  эксперты считают, что и турки, и курды ждут военного подкрепления

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS