Андрей Полевой vs Аркадий Бабченко: Донбасс — «население» или народ?

Андрей Полевой vs  Аркадий Бабченко:  Донбасс — «население» или народ?  | Продолжение проекта "Русская Весна"

Одной из главных тем полемики в украинолюбивой либеральной блогосфере остаётся дискуссия о субъектности Донбасса.

Как правило, прокиевская точка зрения сводится к тому, что народ Донбасса не имеет права называть себя «народом» и считаться отдельным от остального населения Украины этнокультурным феноменом. Этот тезис многократно озвучивался самыми разными спикерами, включая самого президента Порошенко, именно так объяснившего своё категорическое нежелание предоставлять Донбассу какой-либо «особый» статус.

Наиболее известным пропагандистом такой точки зрения является Аркадий Бабченко, бежавший из России на Украину и ставший там чем-то вроде аналитика по широкому кругу военных и социальных вопросов. В публикации «Итак, кто с кем воюет» назвавшим народ Донбасса не иначе, как «мифическим», и попытавшегося аргументировать эту точку зрения.

Однако, как бы это не печалило Бабченко, причин для уверенного использования в практической политологии термина «народ Донбасса» более чем достаточно. Вплоть до исторических аргументов — датой создания Донецко-Криворожской Республики считается 16 (29) ноября 1917 года, когда исполком местных советов принял официальную резолюцию: «Развернуть широкую агитацию за то, чтобы оставить весь Донецко-Криворожский бассейн с Харьковом в составе Российской Республики и отнести эту территорию к особой, единой административно-самоуправляемой области».

Это произошло чуть ли не синхронно с III Универсалом украинской Центральной Рады от 7 (20) ноября того же года, провозглашавшего широкую автономию самостоятельной Украины в составе России. И если сегодняшние власти Киева утверждают, что инициированная тогда Украинская народная республика есть правомочный фундамент Украины нынешней, оправдывающий её историческую государственность, тождественная логика должна работать в отношении республик Донбасса.

Возможно, именно поэтому памятники основателю ДКР тов. Артёму (Ф. А. Сергееву) сносились украинскими националистами с такой же злобой, как и памятники Ленину.

С точки зрения этнографии, под народом обычно понимают «этнос» — группу людей, общую по происхождению и обладающих кровным родством. Это условие по причине глобализации сохраняется на Донбассе в той же степени, что и во всём остальном мире.

Позднее, как отличительный признак этноса стали указывать ряд вторичных критериев — языка, культуры, территории, религии, исторического прошлого, самосознания и т. д., в зависимости от теории, в русле которой идёт исследование. Примечательно, что в рамках всех теорий этногенеза народ Донбасса оказывается настолько же — если не больше — субъектен, как и народ Украины.

Как известно, на Украине государственным языком в категорической форме объявлен украинский, религия претендует на раскольническую самобытность квазиправославия, тяготеющего к униатству, историческое прошлое подвергается трактовкам и искажениям, совершенно неприемлемым для населения Донбасса. Его жители предпочитают говорить на русском языке, ходить в подвергающиеся репрессиям на Украине храмы канонической Русской Православной Церкви, и чтить героев, которых в Киеве заменили коллаборационистами и другими одиозными персонажами.

Во многих случаях для решительного размежевания на две противоположные или даже враждебные народности достаточно чего-то одного, например — религиозного раскола. (Вспомним пример сербов, хорватов и босняков, говорящих на одном языке). Добавим, что в случае с Украиной и Донбассом религиозный раскол протекает в крайне жёсткой форме — вплоть до призывов западноукраинских униатских священников уничтожать жителей ДНР и ЛНР.

Полностью согласуется народ Донбасса и с пассионарной теорией Гумилёва. Где народ — это естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующий как системная целостность (структура), противопоставляющая себя всем другим.

Очевидно, что создавать народное ополчение и успешно противодействовать «другим» — то есть, представителям государства Украина — это как раз и есть очевидное с позиций этногенеза по Гумилёву «противопоставление».

Отдельно стоит отметить теорию конструктивизма. По которой этнос — это не натуральное, а искусственное образование, результат целенаправленной деятельности самих людей. Её последователи утверждают, что этничность и этнос являются не некой изначальной данностью, а результатом созидательного процесса, творчества активных граждан.
Забавно, что именно в рамках этой теории предпочитают работать «ястребиные» пропагандисты Киева, утверждая, что «война на Донбассе создала украинскую нацию». При этом логично предположить, что та же война и с тем же успехом создала и другую нацию, с противоположной стороны фронта.

То, что на территории Украины по состоянию на начало 2014 года проживало как минимум два этноса, было общеизвестно. Как минимум!- потому что многие исследователи, вроде убитого год назад националистами Олеся Бузины, приходили к выводу, что их три, а то и четыре: Крым, остальной Юго-Восток, центральные области и западноукраинские народности, куда более близкие к западным европейцам, нежели к согражданам в рамках формально единого государства.

И, разумеется, полностью оправдывает существование термина «народ Донбасса» критерий личной самоидентификации человека. Вряд ли жители Австралии посчитают себя шотландцами, хотя и говорят на одном с ними языке и даже состоят в Британском содружестве, а тайванец согласится быть китайцем, несмотря на незначительность морского пролива между территориями. Если через два года после начала войны дети Донецка или Луганска ясно определяют — кто свой, а кто «украинец» — сомнений в существовании народа Новороссии не остаётся вообще.

18 288

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle
Новости партнеров

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
10 + 0 =
Например, 1+3 = 4.