Сокровища Эскобара: азы колумбийской нарковойны | Продолжение проекта "Русская Весна"

Сокровища Эскобара: азы колумбийской нарковойны

«Пиастры! Пиастры!» Кому не известен этот крик попугая, принадлежавшего одноногому пирату Сильверу? «Остров сокровищ», «Золотой кортик», романы М.Рида, Ф.Купера о захватывающих приключениях пиратов, о спрятанных ими несметных сокровищах поражали воображение детей и взрослых всего мира, мечты найти клад и сказочно обогатиться бродили в их сознании до конца жизни. И ведь иногда такие удачи случаются! Вот например, пару месяцев назад, копаясь на своем клочке земли колумбийский крестьянин Картолос наткнулся на две пластиковые бочки, доверху наполненные пачками с валютой.

Там оказалось, ни много ни мало 600 миллионов долларов!

Предположительно, они принадлежали убитому в 1993 г. знаменитому «пирату» нынешних времен, главе Медельинского наркокартеля Пабло Эскобару. Сотрудники ЦРУ, участвовавшие в операции по ликвидации крупнейшего наркобарона в мировой истории, состояние которого оценивают в десятки (а некоторые эксперты и в сотни) миллиардов долларов, считают, что он закопал значительную часть этих денег в многочисленных «схронах», вырытых в неприметных местах, наподобие участка Картолоса.

Правительство Колумбии сразу же заявило, что деньги будут изъяты у крестьянина и использованы «для социальных программ борьбы с бедностью» (что сейчас повсеместно в мире означает лихорадочное рассовывание по карманам чиновников).

Но этот случай вызвал беспрецедентную волну кладоискательства. «Золотая лихорадка» охватила не только Колумбию. Так, некий владелец сети ресторанов в США Бордуар, купивший за 10 млн. долларов виллу в Майями, принадлежавшую некогда Эскобару, приказал снести ее целиком, «по кирпичику», будучи уверенным, что уж здесь-то гангстер спрятал немалую часть награбленного. Работы начались неделю назад, к ним привлекли лучших специалистов с радарами, метеллоискателями и другой техникой. Бордуар уверен, что в течение двух-трех недель его ждет сенсационная находка.

А что же говорить о Колумбии? Там у Эскобара было только одних вилл более восьмисот! Не говоря о других зданиях и сооружениях, многочисленных земельных угодьях, стадионах и спортивных клубах, ресторанах и ночных клубах, притонах, тайных убежищах в джунглях. Был даже свой собственный зоопарк, из которого после убийства хозяина, сбежал полуторатонный бегемот и долгое время пугал местных крестьян, да и животных — говорят, напал на ферму скотоводов, и огромные быки в ужасе разбегались от невиданного темнокожего гиганта. Но, в конце концов, он разделил участь своего хозяина, будучи застреленным в лоб после очередной проказы.

«КОКАИНОВЫЙ КОРОЛЬ»

Поиски спрятанных сокровищ подстегнули интерес к личности наркобарона.
Что же особенного было в его судьбе?

Пабло Эскабар Гавирия был третьим ребенком в семье фермера и сельской учительницы. С детства в нем проявились зачатки криминального авторитета.

В нищих кварталах Медельина (второго по величине города Колумбии), где не было иной возможности «выбиться в люди» кроме криминальной деятельности, он сколотил банду подростков (pandilla), которая занималась кражей надгробий на местных кладбищах. С плит стирали надписи и перепродавали перекупщикам. Угоняли и перепродавали дорогие авто, затем («по восходящей») стали заниматься похищениями богачей за выкуп (sequestros), причем тех, кто отказывался платить, безжалостно убивали. Одним из главных источников доходов стало вымогательство (рэкет). Надо сказать, что при определении выколачиваемой суммы, Эскобар, по свидетельству сограждан, проявлял определенную гибкость. В отличие от государства, которое без разбора сдирало с налогоплательщиков три шкуры, он, по его собственным словам, был «знаком с математикой, но все же понимал, что в моем мире невозможно отнять от девяти десять».

В 70-е годы банда стала заниматься посредничеством в продаже кокаина, который сменил марихуану в качестве популярного наркотика (сам «кокаиновый король» до конца жизни употреблял только марихуану). Постепенно обрастая связями, пользуясь репутацией самого жестокого гангстера, Эскобар создал крупнейшую наркоимперию в мире. У «кокаинового короля» появились в джунглях огромные плантации коки, собственные секретные химические лаборатории по производству наркотика, перевалочные базы на Багамах для торговли с США с причалами, бензозаправками и гостиницами. Ни один грамм кокаина не мог быть продан за пределы Колумбии без ведома Эскобара, который облагал каждую поставку 35-процентным налогом.

Свою империю наркобарон создал прежде всего за счет чудовищной жестокости и садизма. «Все империи, — говорил он, — построены на крови и пламени». Эскобар самолично зверски пытал своих противников или проштрафившихся членов банды, рассверливал дрелью коленные чашечки, выдирал ногти, а затем убивал и приказывал подчиненным выбрасывать трупы на помойку.

На пике активности Медельинского кокаинового картеля ежедневно в США перевозилось более 15 тонн «порошка» (polvo), стоимостью полмиллиарда долларов. Только на резиновые полоски, которыми перевязывались пакеты с кокаином, тратилось две тысячи долларов в неделю. Для контрабанды наркотика использовались сотни личных самолетов, быстроходные катера и даже собственная подводная лодка!

По данным американских спецслужб в 80-е годы картель захватил в США до 80% рынка кокаина, подмяв под себя наркобанды не только в Колумбии, но и других странах Латинской Америки, производящих коку — Боливии, Перу, Эквадоре, Венесуэле.

Безусловно, львиная доля доходов шла на личное потребление, шикарную жизнь, расширение власти картеля. Но Эскобар понимал необходимость занятия прочного положения в «легальном» обществе. Подкупал политиков, полицейских, адвокатов, судей, прокуроров, журналистов. Если не удавалось подкупить, то безжалостно уничтожал правдолюбцев. Девизом банды было «Либо серебро,-либо свинец» (Plata o plomo).

Для создания массовой базы не жалел денег на помощь беднякам и филантропию. В трущобах строил бесплатное жилье для бедняков, школы, стадионы.

Культивировал свой образ как «Робина Гуда», отнимающего деньги у олигархов и раздающего беднякам. Не случайно в нищих кварталах Медельина получил прозвище «El Doctor».

Однако, как и все остальные «робин гуды» преступного мира, он никогда не руководствовался альтруизмом или патриотизмом. Массовая поддержка была нужна для пополнения рядов «пехоты» картеля — киллеров, вышибал, охранников, сутенеров. И кроме того, она давала хорошие шансы для продвижения по политической лестнице.

НАРКОБАРОН, США И «ЭСКАДРОНЫ СМЕРТИ»

Немало усилий приложил Эскобар чтобы стать «своим» среди власть имущих. Помимо обычных бандитских средств (подкупа, шантажа, «устранения» неугодных лиц), он стал одним из организаторов в 80-е годы в Колумбии «эскадронов смерти». Эти полувоенные формирования (paramilitares) создавались для борьбы против народного партизанского движения (с 1962 г. «Революционные вооруженные силы Колумбии» — FARC, с 1964 «Армия национального освобождения» — ELN, с 1970 «Движение 19 апреля», M-19), которое, то вспыхивая, то разгораясь вновь, продолжалось в стране с 1948 г., когда агентами ЦРУ совместно с местными правыми экстремистами был убит популярнейший леволиберальный политик Хорхе Гайтан. В «эру насилия» (La Violencia), которая унесла жизни около 300 тысяч колумбийцев (в большинстве своем мирных жителей) правительство, с подачи США, взяло курс на подавление методами террора всех левых оппозиционеров (да и вообще всех «инакомыслящих»).

После победы кубинской революции в 1959 г. Вашингтон взял курс на использование жесточайшего террора внутри латиноамериканских стран с целью пресечения «коммунистической заразы».

С помощью ЦРУ и американских советников повсеместно по всему континенту стали создаваться отряды «обеспокоенных граждан», которые составляли «черные списки» тех левых деятелей, профсоюзных активистов, журналистов и политиков, которые подлежали уничтожению. В «серые списки» заносились те, кто подлежал шантажу и угрозам расправы с тем, чтобы они бежали и эмигрировали из родных мест. Каждая организация имела связников с ЦРУ, американским посольством, представителей армии и полиции, обильно снабжалась оружием и амуницией. Правительство, при поддержке СМИ и вашингтонских «экспертов», полностью отрицало свою причастность к этим группам «местной самообороны», «гражданской милиции». Однако позже были получены неопровержимые документальные свидетельства координации деятельности между «эскадронами смерти» и правительственными войсками, участия в карательных операциях офицеров, солдат и полицейских (которые за эту «сверхурочную работу» получали от начальства премии, отгулы и награды).

Подобные организации, как указывал в 1962 г. разработчик «контрповстанческой стратегии» в странах «третьего мира», американский генерал П. Ярборо, должны были «использоваться для реализации тайных планов, поставленных перед ними правительством США, для контрпропаганды и контрразведывательной деятельности, а также заниматься полувоенными операциями, саботажем и террористической деятельностью, направленной против коммунистических элементов; они будут пользоваться полной поддержкой Соединенных Штатов». Американские «спецы» разработали специально для Колумбии «План Лассо», который предусматривал постоянный инструктаж, военную подготовку, снабжение оружием этих формирований для ведения «грязной войны», в которой были садистски уничтожены десятки тысяч мирных жителей. Многих из них после зверских пыток сбрасывали с вертолетов в море живьем, на корм акулам, или закатывали в бетон в «кварталах Пабло Эскобара», и они до сих пор числятся среди «без вести пропавших».

В 80-е годы, когда правящие круги США уже были уверены в том, что удастся реализовать их план по развалу Советского Союза, они стали использовать Латинскую Америку как полигон для обкатывания стратегий будущего «однополярного» мира: новых разработок по «контрповстанческой» деятельности, «цветных революций», использованию различных «частных военных компаний» и «охранных предприятий». Главной целью было созданиие обстановки террора под прикрытием «борьбы с терроризмом».

«Эскадроны смерти» стали прообразом разношерстных группировок Аль-Каиды, ИГИЛа, ливийских «борцов за свободу», также как и печально известных ЧВК «Academi» («Blackwater»), «KMC Ltd», «Omega» и др. Не случайно в них, под видом «идейных антикоммунистов» в 80-е годы стали в массовом масштабе привлекать уголовников, прежде всего сброд из наркобанд (в настоящее время тот же контингент под видом «исламских фундаменталистов» вырезает мирных жителей в Сирии, Ливии, Афганистане и Ираке)

В 1981 г. по инициативе Эскобара 223 колумбийских гангстера собрались в Кали и организовали группу «Смерть похитителям» (Muerte a Secuestradores, MAS). Формальным поводом стало похищение партизанами сестры известных наркодельцов, братьев Очоа, которые входили в Медельинский наркокартель. Участники сходки «сбросились» по 7 млн долларов на создание военизированного формирования, в которое официально вошло 2 тыс. бойцов.

На следующий год к этой банде присоединились вполне «респектабельные» военные (Х. Эчандиа), политики из консервативной партии, бизнесмены, в том числе сотрудники филиала американской нефтяной компании «Texas Petroleum», которые также назвали свое формирование «Смерть похитителям». Они призвали «очистить Колумбию от подрывных элементов», объявили сбор пожертвований, оружия, обмундирования, пищи для молодежи, которая с оружием в руках должна была «встать на защиту свободы и демократии».

Группировка MAS стала одной из самых жестоких в истории «эскадронов смерти». Никто из paramilitares и не собирался вступать в открытый бой с партизанами. Они прежде всего стали «чистить» политических оппонентов проамериканского режима, социал-демократов и левых либералов. Начались убийства и похищения политиков, активистов прогрессивного крыла либеральной партии и профсоюзов. С 1983 г. они стали орудовать в районах, близких к расположению партизан. Там, при пособничестве правительственных войск, они уничтожали тысячами мирных крестьян, якобы за их «пособничество» повстанцам, сжигали поселки, терроризируя местное население и создавая полосу «выжженной земли» вокруг мест дислокации партизан.

Среди садистских развлечений «эскадронов смерти», наряду с «обычными» расстрелами, повешениями и изнасилованиями, в ходу были казни под названием «галстук» (corbata), когда жертве резали горло и вытаскивали язык через это отверстие; пытки электрическим током (оголенные провода подсоединялись к рассверленным зубам и гениталиям); показательные казни — когда трупы выставляли напоказ в витринах магазинов; варили мужчин живьем и заставляли их жен и детей есть это мясо; протыкали женщин насквозь и жарили над костром и т. п.

В городах paramilitares устраивали «чистки социального мусора», тысячами уничтожая проституток, беспризорных детей, мелких воров, гомосексуалистов и бездомных. В ходе подобной «социальной чистки» (limpieza social) в Кали они сбрасывали трупы в местную реку, оставляя записки: «Чистое Кали, красивое Кали» (Cali limpia, Cali linda). Реку Каука местные жители назвали «рекой смерти», и масштабы резни были таковы, что муниципалитет города почти разорился на очистке реки от трупов для восстановления нормального санитарного состояния.

Наряду с американскими инструкторами, обучавшими головорезов всем этим методам создания обстановки террора, в подготовке paramilitares принимали участие британские «спецы» и наемники, а также израильтяне. Поставками оружия из Израиля, а также подготовкой колумбийских paramilitares занимались такие печально известные деятели, как полковник израильской армии Яир Кляйн и сотрудники его частной военной компании «Spearhead Ltd». Кляйн стал лучшим другом и советником Эскобара и других дельцов наркобизнеса, оказывал техническую поддержку traficantes в поставках кокаина в США, Европу, другие регионы мира. В 2007 г. этот деятель, разыскиваемый Интерполом, странным образом оказался в России, где был арестован для выдачи колумбийским властям. Но затем, таким же странным образом, был выпущен и уехал в Израиль. Там он пишет мемуары и сетует на то, что такие «необходимые и благотворные для колумбийского государства формирования» как MAS расформировываются и подвергаются критике.

Для колумбийского наркобизнеса, благодаря «войне с терроризмом» 80-е годы стали периодом пышного расцвета. MAS и другие группировки опустошали огромные территории, которые затем скупались по дешевке и использовались для плантаций коки. «Защитники страны от терроризма» устроили обстановку тотального террора, которая позволила им за бесценок использовать местную рабочую силу, в беспрецедентных масштабах заниматься «рэкетом», мотивируя вымогательство «защитой местных бизнесменов от партизан».

Связи с правительственными войсками, чиновниками (среди которых был будущий президент страны Урибе Велес), агентами ЦРУ, американскими, британскими и израильскими инструкторами, установленные через MAS, позволили сказочно расширить каналы сбыта наркотиков, что и стало основой возвышения Эскобара как главы крупнейшей в мире наркоимперии.

ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ «ИМПЕРАТОРА»

В 1982 г. Эскобар осуществил «голубую мечту» всех бандитов — стал членом Конгресса страны. Казалось, он достиг пика карьеры, откуда открывался прямой путь к его заветной цели — креслу президента Колумбии.

Огромная власть Эскобара, а также совпадение бизнес-интересов многих сторон (и стран) на наркоторговле ярко проявились в крахе планов президента Б. Бетанкура Куартаса заключить в 1984 г. перемирие с партизанами. После серии переговоров было подписано соглашение о прекращении огня сроком на один год, стороны создали совместную комиссию для решения проблем разоружения и заключения мира. Значительная часть партизан встала на путь легальной политической борьбы. Было принято решение о создании Патриотического Союза (Unión Patriótica), который мог стать крупной левоцентристской парламентской партией, к которой бы примкнули не только левые партии и организации, но также и герильерос, прекратившие вооруженную борьбу.

Но это было невыгодно Медельинскому картелю, который под прикрытием «войны с терроризмом» стал частью колоссальной международной сети наркоторговли в тесной связке с американскими, британскими и израильскими спецслужбами.

Подтянув свои «эскадроны смерти» и пользуясь полной поддержкой армии, наркобароны начали настоящую резню бывших партизан, сдавших оружие и поверивших обещанию правительства соблюдать перемирие, левых либералов, правозащитников, местных активистов, профсоюзных деятелей, в результате чего, по заключению американского посольства в Колумбии, «Патриотический союз был полностью истреблен».

Однако это оказалась «пиррова победа». Эскобар не учел новой расстановки сил, связанной с приходом к власти в США Р. Рейгана. В 80-е годы в Вашингтоне шла активная подготовка «демократической волны», на гребне которой и был развален СССР. Цель состояла в том, чтобы создать облик «благородной американской империи», борющейся за «права человека», за помощь афганским «борцам за свободу» (моджахедам), за избавление мира от наркотиков. С этими лозунгами Рейган пришел к власти в 1980 г. А с 1985 г. президент Рейган официально объявил о начале «войны с наркотиками».

Пропагандистский эффект состоял не только в том, чтобы укрепить положительный образ США, но и закамуфлировать целую серию грандиозных скандалов, связанных с наркоторговлей, основные каналы которой, как оказалось, обеспечивались силами ЦРУ, армии, американских спецслужб.

Самым крупным политическим скандалом 80-х годов стало дело «Иран-контрас» о нелегальном снабжении банд наемников («contras»), пытавшихся свергнуть законно избранное правительство сандинистов в Никарагуа, американским оружием через посредников в Израиле и Иране. Оно было круто замешано на поставках наркотиков в США через каналы ЦРУ и других спецслужб США.

Из показаний главного фигуранта этого дела, высокопоставленного чиновника Совета национальной безопасности США, подполковника Оливера Норта явствовало, что высшие органы государственной власти не только знали о наркоторговле через каналы спецслужб, но (как минимум) не пытались препятствовать этой противозаконной деятельности. Похоже, что многие государственные чиновники просто получали очень хорошие «отступные», а мотивировали свою бездеятельность необходимостью «тщательного отслеживания маршрутов наркотрафика», а также получения никарагуанскими наемниками «дополнительных, не отслеживаемых через официальные каналы средств для борьбы с коммунизмом».

В ходе расследования в 1989 г. наркоторговли и действий спецслужб США комиссия сенатора Джона Керри (нынешнего Государственного секретаря США) фактически подтвердила эту связь: «Господин Норт, работавший в Совете национальной безопасности в Белом Доме, а также другие высшие должностные лица создали свою собственную сеть «контрас», которая привлекала торговцев наркотиками для прикрытия своих операций, затем эти чиновники покрывали их незаконную деятельность и игнорировали многочисленные сообщения о контрабанде наркотиков через каналы «контрас», а также активно сотрудничали с такими известными наркодилерами как панамский диктатор Мануэль Норьега с целью оказания содействия никарагуанским «контрас».

Американскому правительству надо было срочно «подчищать грязь», которая начала просачиваться в прессу и ТВ. Отсюда посылка спецназа и сотрудников Агентства по борьбе с наркотиками (DEA) в страны Латинской Америки, увольнения и отставки в ЦРУ и других разведцентрах. Главной целью действий американских «спецов» в Колумбии, Мексике, Панаме и других странах стало физическое устранение тех деятелей, «кто слишком много знал», либо жесткое требование экстрадиции в США, чтобы в американских застенках похоронить их тайны.

С начала 80-х годов объектом номер один, естественно, стал Эскобар (позже, в 1989 г. была организована интервенция в Панаму, где главу правительства М. Норьегу арестовали, вывезли в США и заточили в тюрьму — по сути за то, что он подобострастно выполнял все требования американских спецслужб, организовавших через Панаму канал сбыта кокаина).

Американское посольство в Боготе с начала 80-х годов развернулось на 180 градусов и стало поощрять политиков, которые выступали против наркомафии. Это были, помимо уничтоженного Эскобаром «Патриотического Союза», деятели колумбийского движения «нового либерализма», которых привлек в правительство президент Б. Бетанкур Куартас — министр юстиции Р. Лара Бонилья и будущий кандидат на пост президента Колумбии Л. Карлос Галан.

Их выступления привели к тому, что в январе 1984 г. Эскобар был исключен из Конгресса. Это вызвало ярость наркокороля, который организовал убийство министра юстиции в апреле того же года. В ответ на это президент Бетанкур ввел в мае осадное положение в стране, провозгласил «беспощадную войну» наркодельцам и согласился экстрадировать их в США (с 1984 по 1987 гг. в США было выдано 13 колумбийских гангстеров). В июне в США было открыто уголовное дело против Эскобара и его помощника, К. Ледера Риваса, и американское правительство потребовало ареста наркодельцов и их передачи в США.

В ответ Эскобар пустился в бега и организовал террористическую группу «Los Extraditables», боровшуюся методами террора против экстрадиции в США колумбийских наркодельцов. «Я предпочитаю, — заявил он, — сгнить в колумбийской земле, чем жить в американской тюрьме». Каждый случай выдачи колумбийцев в США вызывал, по приказу Эскобара, волну убийств полицейских, следователей, юристов, судей.

В ноябре 1985 г. боевики партизанского движения М-19 захватили в Боготе дворец правосудия, взяв в заложники более 300 человек, в том числе членов Верховного суда. Это привело к краху дальнейших попыток организации мирных переговоров правительства с партизанами. Более того, в ходе штурма здания и возникшего пожара погибло более ста человек, в том числе 11 из 21 членов Верховного суда, сгорели все архивы уголовных дел, связанных как с партизанским движением, так и с наркомафией. Так как объективно это было выгодно Эскобару, до сих пор в Колумбии бытует версия о том, что наркобарон использовал партизан «втемную» для дестабилизации политической обстановки в стране (хотя доказательств этому нет).

В отношении США, куда Эскобар раньше ездил довольно часто, и где у него было немало роскошных вилл, точка зрения «короля» радикально поменялась. Если раньше он был ярым поклонником «американского образа жизни», то теперь заявлял: «Америка — это двести миллионов идиотов, которыми управляет один миллион спецагентов».

Огромные деньги и связи с коррумпированными чиновниками позволяли ему успешно скрываться в течение семи лет. Он строил тайные убежища по всей стране. Пользуясь информацией, полученной от своих агентов, он всегда на шаг опережал тайные операции полиции и спецназа.

Однако то, что всесильный Эскобар был вынужден пуститься в бега, сыграло роковую роль в судьбе его кокаиновой империи. Как и все ОПГ, она строилась на непререкаемом авторитете «короля» и прибыльности бизнеса. Как только начались неудачи, «верные братаны» стали разбегаться в разные стороны.

Американские спецслужбы, на дружбе с которыми строилась власть Эскобара, стали срочно обрубать все налаженные каналы поставок кокаина в США.

Три главные структуры «империи» — Медельинский картель (тайные операции, плантации коки, финансовый центр), наркокартель Кали (производство наркотиков, лаборатории, легальная база в виде компаний в области фармацевтики и других сферах), сбытовая сеть через Багамы — стали расползаться в разные стороны.

Ближайший помощник Эскобара, Карлос Ледер Ривас, отвечавший за сбыт кокаина, был арестован в 1987 г. и выдан американцам (он до сих пор отбывает «пожизненный срок плюс 135 лет тюремного заключения» в США, и эта идиотская судебная формулировка лишний раз подтверждает правоту Эскобара в оценке американцев).

В 1986 г. ближайшие помощники Эскобара, братья Очоа (соорганизаторы Медельинского картеля) организовали громкое убийство американского пилота Барри Сила в США, который был связан с ЦРУ, ФБР, и с 1982 г. регулярно переправлял огромные партии наркотиков в США. Он использовал аэропорт в г. Мена (Арканзас) для своих операций — как утверждали в свое время некоторые эксперты, «не без ведома тогдашнего губернатора, Билла Клинтона»

Сил даже прикупил транспортный самолет C-123 (ласково назвав его «Толстушкой» — The Fat Lady) для перевозки десятков тонн кокаина от Медельинского картеля. Самолет был оснащен кинокамерой, и президент Рейган использовал полученные кадры перегрузки кокаина в аэропорту Манагуа для обвинения сандинистов в пособничестве колумбийскому наркокартелю. Барри Силу «скостили» срок за перевозку наркотиков до 6 месяцев условного наказания под присмотром ФБР.

Но судья настоял на том, что он должен был каждую ночь проводить в здании американской Армии спасения в Батон Руже (штат Луизиана), не имея при себе даже личного оружия. Пилот предупреждал власти о том, что невключение его в программу защиты свидетелей, полная осведомленность о месте его пребывания фактически обрекают его на гибель. Однако, видимо, это и было целью спецслужб США. 19 февраля 1986 г. подосланный картелем киллер двумя выстрелами убил «слишком много знавшего» Сила. Три исполнителя заказного убийства были арестованы и получили пожизненный срок в американских тюрьмах. Однако заказчиков не нашли, и отсутствие ценного свидетеля рассыпало дело об экстрадиции Хорхе Очоа из Испании, где он скрывался от колумбийский властей. Но самое главное, был ликвидирован агент, который лично знал множество важных лиц, участвовавших в наркобизнесе.

Вскоре выяснилось, что многомиллионные банковские счета Сила в оффшорах исчезли. По всем признакам, деньги были сняты деятелями из ЦРУ и DEA. Собственность пилота ЦРУ, занимавшегося перевозкой кокаина, была распродана, и деньги также бесследно исчезли.

А вдова Сила наделала много шума, заявив, что в телефонной книжке мужа нашла домашний и мобильный номер тогдашнего вице-президента (и будущего президента США) Джорджа Буша…

Косвенным свидетельством того, что это убийство было выгодно многим высокопоставленным персонам в США является то, что братья Очоа сдались властям Колумбии в 1990 г. и отсидели в тюрьме лишь пять лет.

Через несколько месяцев после убийства пилота, в октябре 1986 г. неведомым образом самолет Сила, «Толстушка», оказался в воздушном пространстве Никарагуа с грузом оружия для «контрас» и был сбит сандинистами. Пилота удалось захватить живым, и он дал ценные показания. Оказалось, что самолет использовал Оливер Норт для своей тайной операции, в которой участвовали ЦРУ, власти Ирана и Израиля. С этого момента началось официальное расследование скандального дела «Иран-контрас».

«Зачистка» лиц из ЦРУ и других спецслужб, занимавшихся поставками наркотиков в США нанесла тяжелейший удар по Эскобару и его «империи».

Но не меньший урон был связан с тем, что картель Кали, пользуясь тяжелым положением наркокороля, начал непримиримую борьбу против него, захватив у конкурента свое «место под солнцем». Из Медельина туда стали перебегать бывшие «преданные» подручные Эскобара.

Единственным средством восстановления своего положения, к которому Эскобар прибегал всегда в любых ситуациях, был террор. «Считайте меня богом, — цинично заявлял он, — потому что если мне кажется, что кому-то суждено умереть, он умирает в тот же самый день».

В 1989 году Эскобар попытался заключить сделку с властями, согласившись сдаться в руки правосудия с условием его невыдачи в США. В ответ на отказ правительства он начал чудовищную кампанию террора. От рук его киллеров погибли судья Верховного суда Карлос Валенсия, полковник полиции В.

Франклин Контеро. В августе 1989 г. на предвыборном митинге был застрелен кандидат на пост президента, давний враг наркобарона Л. Карлос Галан.

В столице за две недели прогремело 7 взрывов, в результате которых погибли 37 человек, более четырехсот получили увечья. В ноябре 1989 г. бандиты подложили бомбу в самолет колумбийской авиакомпании. В результате взрыва «Боинга» погибли 107 человек. В декабре был организован подрыв здания департамента безопасности в Боготе (предположительно, с целью убийства его шефа, генерала М. Маса Маркеса). Бомба была заложена в автобусе, припаркованном у здания департамента. В результате мощного взрыва погибло более 60 человек, сотни получили ранения.

Спецслужбы Колумбии захватили ближайших помощников Эскобара. В ответ на это бандиты похитили несколько богатейших людей Колумбии.

Их родственники стали оказывать давление на правительство с целью отмены соглашения об экстрадиции — главного условия возвращения заложников.

В итоге правительство приняло решение не выдавать Эскобара американцам. В июне 1991 г. он сдался властям, согласившись признать за собой вину в нескольких незначительных преступлениях.

Его поместили в тюрьму «Храм» (La Catedral), которою он сам же и построил для себя. Там были роскошные апартаменты, дискотека, сауна и джакузи, футбольное поле. Родственники, друзья и сообщники могли свободно посещать его в любое время, сам наркобарон мог приходить и уходить из этой своеобразной «тюрьмы», по своему желанию. Спецслужбы Колумбии, которые семь лет безуспешно преследовали его, по требованию Эскобара, теперь не могли приближаться к «Храму» на расстояние ближе 20 км.

Почувствов себя вновь «в своей тарелке» наркобарон принялся «завинчивать гайки» в своей империи, чтобы восстановить пошатнувшиеся позиции.

Он приглашал «отступников» в тюрьму, сам вместе с подручными жестоко пытал их, убивал и приказывал вывозить и закапывать жертвы в джунглях.

Но на этот раз Эскобар явно переоценил свои возможности. Правительству (и американцам, оказывавшим на него давление) нужен был только предлог для окончательного решения вопроса с Эскобаром. В июле 1992 г. президент С. Гавирия Трухильо отдал приказ перевести наркобарона в настоящую тюрьму с тем, чтобы потом выдать американцам. Эскобар узнал об этом решении и сбежал.

С этого момента за ним стали охотиться полиция, спецназ, армия Колумбии, агенты DEA и ЦРУ, присланные для ликвидации опасного для США свидетеля. Самые близкие подельники Эскобара по Медельинскому картелю братья Очоа в этот период находились в тюрьме, Х. Родригес Гача («Мексиканец», ответственный в картеле за канал сбыта через Мексику) был убит в 1989 г. во время перестрелки со спецназом.

Перебежчики же присоединились к преследованию своего бывшего вожака. В ответ на заказанные Эскобаром убийства «предателей», они организовали совместно с картелем Кали группу «Los Pepes», сокращенное название от «Perseguidos por Pablo Escobar» («Люди, преследуемые Пабло Эскобаром»), которая начала настоящую охоту за своим прежним предводителем. Во главе этой группы стоял один из ближайших друзей Эскобара, Фидель Кастаньо («Рэмбо»), который отвечал за связи со спецслужбами США, Британии и Израиля (на его вилле Las Tangas под руководством западных инструкторов проходили военную подготовку «бойцы» Медельинского картеля и «эскадронов смерти»).

Участие в погоне Фиделя Кастаньо, знавшего практически все о своем бывшем шефе, сыграло решающую роль в ликвидации наркобарона. «Лос Пепес» взрывали и сжигали поместья Эскобара, убивали и терроризировали тех, кто был связан с наркобароном. Эскобар, беспокоясь за свою семью, пытался отправить своих близких в Германию. Но спецслужбы США договорились с немецким правительством об отказе во въезде, и самолет развернули обратно в Колумбию. Семью использовали как «приманку» для проведения окончательной операции.

Телефоны тщательно прослушивались, и 2 декабря 1993 г., на следующий день после дня рождения Эскобара, тот позвонил сыну. По этому разговору удалось засечь местоположение наркобарона. Туда отправились боевики «Лос Пепес», спецназовцы и американские агенты DEA С. Мерфи и Х. Пенья.

Снайпер «Лос Пепес» ранил убегающего Эскобара в ногу. Казалось бы, вполне можно было брать его живьем. Но у DEA были другие инструкции. И Х.Пенья добил кокаинового «императора» несколькими выстрелами в голову. (Поскольку существует множество версий убийства Эскобара, вышеизложенная наиболее вероятна).

(Продолжение следует)
Н. С. Иванов

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS