Александр Елисеев: Кадыров под прицелом | Продолжение проекта "Русская Весна"

Александр Елисеев: Кадыров под прицелом

Ещё недавно наши либералы всерьез опасались за безопасность своих лидеров — Михаила Касьянова и Владимира Кара-Мурзы. Приступ беспокойства вызвал видеоролик, выложенный в инстаграмме лидера Чечни, на котором оба политика оказались под прицелом. Такой коллаж был воспринят как угроза, Касьянов даже написал заявление в ФСБ. Одновременно началась мощная кампания по демонизации Кадырова в либеральных СМИ (как всегда, впереди всех оказалось «Эхо Москвы»). Судя по всему, продлится поднятый гвалт ещё долго. Более того, будет только набирать обороты.

Очевидно, что проблема раздута из пустяка. Разные яркие образы часто используются для того, чтобы усилить звучание темы. Я вот, любопытства ради, сделал маленький эксперимент и набрал в Яндексе — «попасть под прицел». Одной из первых всплывших ссылок оказался заголовок статьи в «Комсомольской правде»: «Чайка попал под прицел Навального». И что же теперь, Чайке надо говорить об угрозах в свой адрес?

Вопреки ожиданиям страшной расправы над либеральными «мучениками», всё закончилось тортом и яйцами, которыми швыряли в бывшего премьер-министра. Это как-то сразу сбавило «трагизм» ситуации и перевело её в сатирическую плоскость.

Для сравнения, сами деятели оппозиции выступают с гораздо более «брутальными» предупреждениями в отношении своих оппонентов. Так, депутат Думы Дмитрий Гудков пророчествовал в своём блоге на сайте «Эхо Москвы», что «карьера нынешней партии власти, разрушившей само понятие уважения к политику, закончится, по примеру Украины, в мусорных баках».

Несмотря на некоторый комизм происходящей полемики, снизошедшей до тортов и яиц, смешного во всём этом мало. Понятно, что против Рамзана Кадырова ведётся спланированная информационная война. Наши либералы давно уже его не взлюбили, удостоив ураганным огнём своей критики. Можно сказать, что под прицел попал сам Кадыров. И это очень серьезно, ибо за нашими «друзьями свободы» стоят силы весьма могущественные, как внутри страны, так в особенности — вне её.

Чем же им так не угодил глава Чечни? Обычно указывают на то, что республика резко выделяется на фоне других субъектов, как бы выпадая из конституционного пространства. Многие люди, даже совсем не либеральных взглядов, в это охотно верят, отвечая искренним возмущением. Военные события 1990-х годов наш народ долго ещё не забудет. На этих воспоминаниях будут играть долго, воздействуя именно на эмоциональную сферу.

Однако, если вдуматься, то ничего из ряда вон выходящего в положении Чечни нет. Ну, в самом деле, разве республика имеет какой-то особый конституционный статус? Как будто бы нет, всё вполне соответствует российской конституции.

К слову сказать, именно по инициативе Кадырова в 2010 году у нас отказались от использования слова «президент» при наименовании республиканских лидеров. Было признано, что президент у нас только один — Президент России. Получается, что Кадыров выступил именно за «унификацию», тогда как мог бы гордо именовать себя президентом полунезависимой горной республики.

Единственным исключением остаётся глава Республики Татарстан, который до сих пор называется президентом. И это почему-то не волнует наших принципиальных либералов. Как не волновал их «парад суверенитетов» девяностых годов, когда ряд субъектов РФ (тот же Татарстан) обособились так, что стали напоминать отдельные государства. И уж власть глав там была и несменяемой, и авторитарной. Достаточно вспомнить, что Минтимер Шаймиев руководил республикой с 12 июня 1991 года по 25 марта 2010 года. (Кстати, после ухода со своего поста он стал государственным советником, пожизненным членом парламента и субъектом, который обладает правом законодательной инициативы на республиканском уровне.) Под стать ему затянулось и правление Муртазы Рахимова, занимавшего пост президента Башкортостана с 12 декабря 1993 года по 15 июля 2010 года.

А сепаратистской Ичкерии, в которой был устроен самый настоящий геноцид русских, многие либералы открыто сочувствовали. Как же, «национально-освободительная борьба»! Собственно, если бы Кадыров сейчас враждовал с Москвой, его бы тоже поддерживали, да ещё как! Восхищались бы вовсю «красивыми и мудрыми самобытными обычаями».

И не потому, конечно, что эти обычаи так нравятся нашим либералам. Просто они считают единственно верным и возможным путём полную интеграцию с Западом, и очень не любят сильную вертикаль управления, которая воспроизводит те особенности государственного устройства, которые складывались в России веками. Понятно, что с такой вертикалью в Запад полностью не впишешься. А, значит, надо эту вертикаль всеми силами «раскачивать». Кадыров же, наоборот, её сейчас укрепляет. Что, кстати, уже опровергает миф о его чрезмерном обособлении в РФ.

Другое дело, что руководству Чеченской республики присущ свой политический стиль. Он отличается большей «авторитарностью», чем в других субъектах. И сами элиты, как и весь народ, здесь теснее консолидированы вокруг главы республики. К тому же, атмосфера в республике более традиционалистская. Однако, всё это вовсе не выбивается за рамки политической системы. Надо отметить, что внутри каждой системы могут проявляться разные стили руководства. Так демократической Францией руководил генерал Шарль де Голль, отличавшийся явно авторитарной хваткой. И, в то же время, во главе «тоталитарного» СССР стоял Леонид Брежнев, для которого были характерны мягкие, «демократические» методы руководства.

Очевидно, что либералам не нравится кадыровский стиль, для которого характерно сочетание «авторитаризма» и «традиционализма» — с прямой апелляцией к народу и его массовому действию (ярчайший пример — грандиозный сход в Грозном). Хотя, против самого авторитаризма либералы ничего не имеют — лишь он был на благо «рынку». Не случайно же многие из них возвеличивали и возвеличивают «монетариста в мундире» — Аугусто Пиночета. Опять-таки, они всё «простили» бы Кадырову, если бы он противопоставил себя московский «имперской» вертикали. Но он её укрепляет.

Возня вокруг Кадырова напоминает «старый, добрый» способ добиваться чего-то «не мытьём, так катаньем». Чеченского лидера явно хотят спровоцировать на столкновение с центром, тогда ненавистная «вертикаль» будет ослаблена автоматически. Сегодня это, конечно, маловероятно, но завтра могут сложиться подходящие условия. Судя по всему, либералы надеются резко усилить своё влияние — вплоть до прихода к власти. Тогда они поднимут знамя «национал-либерализма», потребовав наведения «конституционного порядка» в Чечне. Хотя, возможен и другой вариант, когда в массы будет вброшен недавно изобретённый лозунг: «Хватит кормить Кавказ!» Не исключено и некое сочетание двух подходов. В любом случае, основной задачей будет использования «чеченского фактора» для того, чтобы «расшатать» вертикаль и запустить центробежные процессы.

Очень важен и внешнеполитический аспект конфликта. Кадыров обладает большим влиянием в странах ислама, что очень важно для России, особенно в нынешней, крайне напряженной ситуации. О нём говорят и пишут, как о «лице России в исламском мире». Такой неофициальный, но очень высокий статус был достигнут им ещё в «нулевые» годы. Тут можно вспомнить хотя бы о визите тридцати представителей исламских стран в Чечню, состоявшемся в 2007 году. Кстати, 22 гостя было из стран, входящих в Организацию Исламская конференция, где РФ с 2005 года является наблюдателем. В 2009 году Кадыров встретился с генеральным секретарем ОИК профессором Икмалетдином Огли. Тогда генсек Исламской конференции заверил, что поддерживает усилия федерального центра и президента Чечни, которые направлены на укрепление стабильности в республике.

Понятно, что какая-либо конфронтация между Центром и ЧР вызовет крайне негативную реакцию в исламском мире. Тогда радикалам будет намного легче отмобилизовать против России очень и очень многих. А наши недоброжелатели (на Западе и не только) получат дополнительные возможности оказывать давление на Москву с тем, чтобы выбить какие-либо серьезные уступки.

«Фактор Кадырова» крайне важен — как во внешней, так и во внутренней политике. Он может стать инструментом укрепления России и её авторитета, а может быть задействован прямо наоборот. Это надо понимать и относиться к происходящему с предельным вниманием и максимальной выдержкой.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS