Либеральная экономика и Россия: абсолютная несовместимость — Александр Роджерс

Либеральная экономика и Россия: абсолютная несовместимость — Александр Роджерс | Продолжение проекта "Русская Весна"

В суровых российских условиях нужна государственническая идеология крепкого хозяйственника, а не либерального болтуна

Давно хотел написать статью с критикой экономического либерализма. И вот сегодня сумел выкроить время.

Причём то, о чём я буду писать — это не просто какие-то недостатки, которые можно исправить, а неустранимые фундаментальные противоречия, лежащие в самой основе этой идеологии. И если их исправить, то это будет уже совсем не экономический либерализм, а совершенно другая система.

1. Безответственность. Все эти разговоры о «невидимых руках рынка» призваны исключительно снимать ответственность с либеральных руководителей. Почему у вас страна развалилась? Так решила невидимая рука. Почему у вас экономика на дне? Такова конъюнктура рынка. А те, кто не сумел эффективно осуществлять антикризисный менеджмент в этих условиях, уже типа не при делах и ни в чём не виноваты.

Вы можете себе представить, что при приёме на работу менеджера спрашивают «Вы сумеете обеспечить результат?», а он отвечает «Если позволит невидимая рука рынка»? В лучшем случае такому скажут «Мы вам перезвоним».

Но именно такие, которым даже торговлю вениками в бане нельзя доверить, с настойчивостью носорога рвутся к государственному управлению. В результате получаются бандитские девяностые в России и современная Руина на Украине.

2. Непрямое управление. Жутко неудобная вещь. Допустим, нужно построить вам дамбу (или любой другой объект). Хозяйственник/этатист/марксист скажет «Рассчитаем всё необходимое, выделим ресурсы, приступим к стройке». Либеральный экономист скажет «Мы должны создать такие привлекательные условия, при которых потенциальному инвестору станет выгодно построить там дамбу».

А во многих случаях создать такую привлекательность просто невозможно, там нужно брать и строить. И в результате объекты так и остаются лишь на бумаге, а в реале наступает запустение.

2а. Выгода, как единственный драйвер экономики. Тесно связано с предыдущим явлением. Либеральная экономическая теория гласит, что нужно все сферы сделать коммерчески привлекательными. А зачастую это просто невозможно.

В условиях условно «социалистических» экономик на дотирование таких нужных, но убыточных отраслей идут средства, забираемые из доходных отраслей. В результате общество сбалансировано и полноценно. Если же к власти дорываются либералы, то они начинают «строгие экономии» и урезание социалки, что неизбежно ведёт к схлопыванию экономики и упадку. В том числе и потому, что «убыточные» отрасли косвенно повышают прибыли доходных, а если их режут, то падают и обороты в коммерческих отраслях.

3. Неравновесность мировой экономики. Разные страны и регионы изначально обладают разным уровнем привлекательности для капитала. Из-за целого ряда факторов — климата, наличия природных ресурсов, географического расположения (удобства логистики), стоимости рабочей силы и так далее.

Есть факторы, на которые можно влиять, а есть такие, на которые нельзя. Климат и географию изменить нельзя. Можно построить хорошие железные и автомобильные дороги, обеспечить регион электричеством, подвести воду из других регионов. Но это дорого, и тут нужны хозяйственники, а не либералы.

Можно сделать людей более нищими (тут либералам нет равных), чтобы они были согласны работать за гроши, но тогда подобная «привлекательность» будет народу не в радость и не на пользу.

Но в целом всегда были, есть и будут страны и регионы, которые более привлекательны для капитала, чем Россия (Украина, Беларусь, Казахстан, Армения, Прибалтика, Грузия — подставляйте любую).

И если позволить свободное трансграничное движение товаров и капитала, как мечтают либералы, то ресурсы и капиталы из России всегда будут только утекать.

Если говорить аналогиями из электротехники, то ток будет идти от точки с более высоким потенциалом в точку с более низким. Если, конечно, на его пути не поставить заглушку.

Например, чтобы в России появились сборочные цеха западных автоконцернов (а не просто завозили готовую продукцию), понадобилось искусственно с помощью законов и пошлин поставить внешних производителей в очень неравновесное положение, чтобы делать производство в России более выгодным. Не «само», не «рынок», а директивное государственное вмешательство в экономику.

4. Конкуренция. Мантры либералов про «заграница нам поможет» прямо противоречат учению Адама Смита о конкуренции.

Конкурентная среда (а мировая экономика, безусловно, высококонкурентная среда) — это когда большие и зубастые кушают маленьких и пушистых. А нас пытаются уверить, что «международное сообщество» — это сборище бескорыстных альтруистов и добрых самаритян, которые бегают по планете в поисках, кому ещё нанести развитие и причинить добро.

Тот же Адам Смит писал, что в экономике ничего не делается из добрых побуждений, мотивации большинства вполне эгоистичны и корыстны. Матёрый последователь Адама Смита должен требовать, чтобы его страна всех «подавляла и нагибала». Европейский меркантилизм и социал-дарвинизм в действии. В общем, либералы постоянно противоречат собственной теории (ибо, скорее всего, её даже не читали).

Совокупность этих и ряда других противоречий и делает экономический либерализм нежизнеспособной пустышкой, которая только позволяет транснациональному капиталу грабить суверенные страны, которые поддаются подобной примитивной агитации, но не приносит никакой пользы взамен.

Да и в суровых российских условиях нужна этатистская идеология крепкого хозяйственника, а не либерального болтуна.

6 918

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
1 + 0 =
Например, 1+3 = 4.