Почему России (не) все равно, кто станет новым президентом США | Продолжение проекта "Русская Весна"

Почему России (не) все равно, кто станет новым президентом США

Существует точка зрения, что Барак Обама где-то в глубине души осознает ответственность за цепь «революций» на Ближнем Востоке, в результате чего демократии здесь не прибавилось, но зато были разрушены Ливия и Сирия, а на их месте появилось «Исламское государство» (запрещено в РФ). А потому не исключено, что, получив в 2009 году авансом Нобелевскую премию мира, Обама — под занавес своего президентства — намерен хоть чем-то подтвердить имидж миротворца.

Помимо прочего, глава Белого дома не может не понимать, что успех переговоров в Женеве по урегулированию ситуации в Сирии (очередной раунд этих переговоров намечен на 9 марта) добавит веса кандидатам от Демократической партии в ходе кампании по выборам нового президента США.

Искусство игры в выборы, однако же, давно и в полной мере освоили и республиканцы, которые в настоящий момент всячески стремятся расстроить планы демократов. В частности, комитет палаты представителей по иностранным делам конгресса США в минувший четверг принял инициированную республиканцами резолюцию, в которой обвинил сирийское правительство, Россию и Иран в совершении военных преступлений в Сирии и предложил создать международный трибунал для их расследования.
Напомню, что республиканцы имеют сегодня большинство в обеих палатах конгресса США, что позволяет им блокировать любую миротворческую инициативу Обамы.

Кто на самом деле правит Америкой

США, судя по всему, — единственное государство в мире, основанное крупными латифундистами, промышленниками и банкирами. В условиях отсутствия в Новом Свете в XVIII веке присущей Европе теократии и аристократии отцы-основатели США сумели создать принципиально новую, в сравнении с традиционной, систему управления государством, в которой собственность, власть и идеологию контролируют не королевские династии и церковь, а олигархи.

И на всем протяжении американской истории, кем бы ни разбавлялся правящий класс и кто бы ни избирался президентом этой страны, подлинными правителями государства были именно они — крупнейшие собственники. Пропуском же в сформированные ими закрытые клубы всегда были не только размеры активов, но также верность своей касте.

Понятно, что эта каста не может допустить появление на посту лидера государства неподконтрольного им политика. Да и откуда ему в США взяться, если вся политическая система страны снизу доверху изначально была устроена так, что без серьезной финансовой поддержки со стороны названных нами закрытых клубов (назовем их условно «республиканским» и «демократическим») невозможно стать даже рядовым конгрессменом?

Понятно, что два ведущих «клуба по интересам» давно конкурируют между собой за публичное доминирование в большой политике, однако это не мешает их членам договариваться по принципиальным вопросам, касающимся, в частности, внешней политики.

Очевидно, что при такой системе власти пост президента США является больше декоративным. И real-politic в этой стране олицетворяет не столько глава Белого дома, сколько не избираемый и абсолютно лояльный истеблишменту и американским ценностям госаппарат, в задачи которого входит в том числе и контроль за действиями президента.

На протяжении всего XX века было всего два случая, когда американские президенты были более или менее независимы от своего контролера — госбюрократии, выстроенной под структуры реальной власти.

Первым таким главой государства стал 32-й президент США Франклин Рузвельт, которому — в ситуации экономической катастрофы 1933 года (в годы Великой депрессии), а затем и Второй мировой войны — был дан карт-бланш на более или менее самостоятельные действия.

Рузвельт — единственный президент США, который занимал этот пост 4 срока подряд. И он заслужил эти сроки не только талантом политика, но и способностью так прессовать отдельных американских олигархов, чтобы это было выгодно всему олигархическому сословию в целом.

От демократа Кеннеди до демократа Обамы: эволюция президентского статуса

Второй случай в американской истории, когда президент страны проводил (или по меньшей мере пытался проводить) более или менее независимую от истинных хозяев США политику, — это правление Джона Кеннеди. Впрочем, это пример прямо противоположного — в сравнении с правлением Рузвельта — свойства.

Демократ Джон, в отличие от демократа Франклина, мандата на самостоятельные действия (например, на установление госконтроля за эмиссией доллара) от своих коллег-олигархов не получал. И поскольку Кеннеди посчитал себя вправе устанавливать в стране СВОИ правила, его посчитали неприемлемым для американской системы власти не только в республиканском клубе, но и в клубе демократическом.

Как результат — образцово-показательное убийство, которое было бы невозможным без согласованного одобрямса по этому вопросу внутри правящей касты.

Жесткое устранение Джона, а затем и Роберта Кеннеди стало назиданием всем тем американцам, кто впоследствии стремился войти в большую американскую политику. И правила этой политики с тех пор не нарушал никто, включая Барака Обаму.

Да, конкуренция между республиканцами и демократами продолжилась и после убийства Кеннеди, местами переходя в откровенную драку с применением запрещенных приемов (здесь достаточно вспомнить Уотергейт 1972 года, травлю Гэри Харта в 1987-м или сомнительную победу Джорджа Буша над Альбертом Гором в 2000 году), — но в пространстве внутренней политики и в борьбе за декоративную власть. Внешняя политика США при этом принципиально не менялась; никто не покушался также и на руководящую и направляющую роль в стране олигархического сословия.

Замечу, что в период правления Буша-младшего декоративность президентского поста в США стала абсолютно очевидна. Понятно ведь, что мнение Буша не имело никакого значения (оно на 102% совпадало с политикой партии) при принятии решений о вводе войск США и НАТО в Афганистан, а затем в Ирак.

В нулевые годы арсенал средств управления массами обогатился настолько, что правящая в США каста перестала скрывать свои истинные намерения. Так что избрание президентом США афроамериканца стало уже не столько выбором народа, сколько политтехнологическим трюком — подчеркнутой демонстрацией «торжества» принципов американской «демократии» при полной лояльности к требованиям олигархической власти.

Чем опасна Хиллари Клинтон и интересен Дональд Трамп

Надо отдать должное Бараку Обаме. Он занял пост президента США, имея за душой кое-какие идеи, и даже попытался их реализовать. Я имею в виду в первую очередь его программы реформ здравоохранения и образования. И, разумеется, он столкнулся с тем, что реализовать свои, пусть даже самые благие, намерения в США не может даже президент страны, если их не поддерживает истеблишмент.

Подозреваю, однако, что блокированию теневой властью идей 44-го президента США Обама ответил посильным саботированием некоторых её запросов. Он пошел навстречу олигархическим лоббистам по Ливии и Сирии, но спустил на тормозах призывы дать «жесткий ответ» России за Грузию, Крым и Донбасс. Он подписал на днях решение о продлении санкций против России, но, похоже, без особого усердия.

Многие называют Обаму «американским Горбачевым» за его непоследовательность и как бы нерешительность. С моей же точки зрения, Обама войдет в историю как президент, который попытался привнести в американскую политику что-то свое и заведомо позитивное, в отличие, кстати, от рвущейся к власти циничной Хиллари Клинтон.

Трамплин для Трампа

На этом фоне несомненный интерес вызывают кандидатуры Дональда Трампа — человека, который, как утверждается в его рекламных роликах, сделал себя сам, а также левого демократа Берни Сандерса, выступающего за борьбу против террористов в союзе с Россией.
Очевидно, что, будучи миллиардером и, следовательно, человеком как бы независимым от себе подобных, Трамп мог бы разрушить порочную связь между теневыми структурами и их марионетками на посту главы государства. Возможно, эту связь мог бы поколебать и Сандерс. Однако вопрос: будет ли им это позволено? Они ведь не Рузвельт, который, прежде чем стать президентом США, оттрубил два срока на посту губернатора штата Нью-Йорк, доказав полную благонадежность американской системе власти.

Правящему классу Америки нужен управляемый президент. Но вот проблема: в этом классе уже нет того единства, что было раньше. Банкиры окончательно обособились и выделились в особую, наднациональную касту, и, следовательно, противоречия между республиканским и демократическим клубами внутри американского истеблишмента вышли на стратегический уровень.

Сегодня республиканцев не устраивает демонстрация политкорректности с избранием на пост главы государства женщины, заигрывающей с разного рода меньшинствами. В условиях эрозии американской идентичности им нужен стандартный и консервативный президент.

Банкирам, напротив, нужен такой глава Белого дома, который бы олицетворял собой новую наднациональную идентичность. Таким является, отчасти, афроамериканец Обама, такой, предположительно, будет и Хиллари Клинтон.

Похоже, президентские выборы 2016 года — первая в истории США общенациональная избирательная кампания, когда правящий класс этой страны не имеет согласованной позиции.

 

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS