Владимир Лепехин: Продажа крупнейших национальных активов — это преступление | Продолжение проекта "Русская Весна"

Владимир Лепехин: Продажа крупнейших национальных активов — это преступление

Министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев по итогам встречи с послом США в России Джоном Теффтом проинформировал журналистов, что американский бизнес может увеличить свое присутствие на российском рынке путем приватизации крупных российских госкомпаний.

Напомню в связи с этим «оптимистическим» заявлением главы МЭР, что правительство РФ готовит к продаже крупные доли большинства ведущих государственных корпораций. В первой пятерке компаний, обреченных на сеппуку, «Роснефть», «Башнефть», «АЛРОСА», банк «ВТБ» и Совкомфлот.

У автора этих строк нет сомнений в том, что приватизаторы заработают на готовящейся правительством сделке колоссальные деньги. Вопрос в том, что даст очередная распродажа государственных активов России и её гражданам.

С моей точки зрения, в ситуации колоссальной недооценки российских активов и на минимуме их капитализации покупатель получит полный или частичный контроль над ведущими компаниями РФ практически даром.

Российское государство, таким образом, будет в очередной раз ограблено.

Некоторые же критики власти — и не без оснований — вообще считают, что цена нефти на мировом рынке искусственно занижена, в том числе и для того, чтобы обрушить стоимость российских и иных активов, а затем купить их подешевке, благо резаной бумаги у США и их партнеров более чем достаточно.

Инвестиции инвестициям, как известно, рознь.

Когда инвестор, особенно иностранный, вкладывает деньги в какое-то НОВОЕ производство на территории России, особенно, если это производство не отягощено возможной монополизацией рынка, уничтожением конкурентов в лице российских производителей, грязными технологиями или наполнением отечественного рынка некачественной и вредной для здоровья потребителя продукцией, — это нужно только приветствовать. В данном случае создаются новые рабочие места, а также растут налоговая база, стоимость активов и объем ВВП.

Нормально, когда зарубежные инвесторы вкладывают деньги, например, в разведку и разработку новых месторождений в сибирской глуши, взяв на себя функцию государства и создавая тем самым новые активы и — под них — соответствующую транспортную и иную инфраструктуру.

Сверхпозитивно, когда иностранные инвесторы покупают проблемные малые и средние предприятия, которые — при смене неэффективного собственника эффективным — наращивают прибыли, позволяя обогатиться не только новому иностранному собственнику, но и российским совладельцам-акционерам. 

В этом случае работники компаний могут рассчитывать на рост зарплат, налоговые службы — на рост поступления средств в бюджеты всех уровней, а российский фондовый рынок — на его капитализацию.

Не менее позитивно, когда какие-то российские компании выходят на рынок IPO, привлекая в Россию зарубежный капитал на своих условиях и, таким образом, заставляя его работать на себя.

Наконец, позитивно, когда посредством участия в приватизации любых активов, включая государственные, в Россию возвращается наш, отечественный (некогда выведенный за рубеж) капитал.

К сожалению, мы не видим, чтобы российские чиновники предлагали руководству страны развернутый план названных выше разновидностей приватизации в качестве средства вывода российской экономики из нынешней стагнации.

Зато Минэкономразвития предлагает — как основную меру преодоления экономического кризиса — выставить на продажу (внимание!), во-первых, прибыльные, во-вторых, стратегические и, в-третьих, государственные активы, чтобы ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ обеспечить дополнительные поступления в федеральный бюджет уже в этом году.

Главная причина пренебрежительного отношения правительства к развитию частного сектора экономики через позитивные виды приватизации при последовательной распродаже активов, должных в идеале оставаться в государственном секторе, похоже, состоит в том, что нынешний российский чиновник по факту замотивирован не на развитие национальной экономики, а на личное обогащение и, для отчетности перед начальством, — на достижение и демонстрацию некоторых текущих и формальных показателей по принципу: «сегодня отчитаемся, а завтра — хоть трава не расти».

С моей точки зрения, если критерием оценки считать не сиюминутные корпоративные показатели Минфина и МЭР, а интересы государства, продажа прибыльных государственных активов — это преступление (по статье -халатность).

Продажа стратегических активов страны зарубежным собственникам — не что иное, как преступление (по статье — угроза национальной безопасности страны).

Продажа госактивов на минимуме их рыночной цены — тоже преступление (про статье — мошенничество).

Продажа активов, обладающих тремя названными признаками, не создает новой стоимости и новых рабочих мест. Она не сопровождается автоматическим увеличением налоговой базы и ростом эффективности управления приватизированными компаниями и, следовательно, ростом капитализации (в чем нас пытаются убедить сегодня чиновники МЭР).

Единственное, что дает государству приватизация прибыльных (или потенциально прибыльных) госактивов — это поступление в ЦБ некоторого количества американских денег, которые, скорее всего, будут направлены на приобретение американских же трежерис, а также на спекулятивный валютный рынок, еще больше обрушив рубль. (То, что стране сегодня катастрофически не хватает рублей, а не долларов, не понимают разве что в МЭР, упорно загоняющем потребителя в аскезу, а лишенный растущего спроса национальный рынок - в состояние полного штиля).

Но самое главное — у такой приватизации куда больше минусов, чем плюсов.

Начнем с того, что в среднесрочной (не говоря уже о долгосрочной) перспективе государство теряет серьезные деньги.

Представим себе, что некий покупатель приобретет долю, например, в АЛРОСА за 1 млрд долларов и за 10–20 лет получит дивидендов в объеме того же 1 млрд. у.е. Очевидно ведь, что после отбивки вложенных средств, он будет получать до скончания века немалую прибыль от деятельности компании, в которую российское государство (мы с вами) за полвека существования названной компании вложило миллиарды этих самых у.е.
 

Фактически Минфин и МЭР предлагают правительству и президенту России схему, по которой некто намеревается обогатить не госбюджет, а иностранных владельцев за счет отъема прибыли у будущих поколений граждан РФ.

Причем, это, прямо скажем, не худшая перспектива. На практике, как показывает опыт, с государственными компаниями уже после их приватизации происходит масса интересных пертурбаций, о которых не принято говорить вслух.

Часто бывает так, что приобретенные зарубежными инвесторами компании дробятся и перепродаются (как это было с РАО ЕЭС), активы переводятся в дочерние компании, которые выводятся в офшор, — и таким образом Россия лишается налоговых поступлений.

Еще приватизированные зарубежным капиталом компании отказываются от «непрофильных» активов и «модернизируют» приобретенные компании так, что впредь они закупают оборудование и комплектующие преимущественно у зарубежных партнеров и поставщиков (как это делал, к примеру, бывший и скандально известный директор АвтоВАЗа швед Бу Андерссон). (https://russian.rt.com/inotv/2016-03-06/WSJ-SHvedskogo-direktora-AvtoVAZa-uvolnyayut)

Можно назвать еще тройку-пятерку минусов, главным из которых является, на мой взгляд, то, что продажа системообразующих государственных компаний закрепляет в государстве такую модель экономики, когда основная налоговая нагрузка постепенно перекладывается с производителей на потребителя, то есть на рядовых граждан. Олигархи при такой схеме богатеют, население беднеет.

В январе с.г. президент отказал Минэкономразвития в утверждении плана приватизации Сбербанка. (http://ria.ru/economy/20160129/1367090910.html) Что радует, поскольку данный банк — системообразующая компания финансовой отрасли страны. Между тем, выставляемый на продажу ВТБ — тоже системообразующий банк. В том смысле, что он обеспечивает конкуренцию в банковской сфере (реальный рынок, как известно, предполагает демонополизацию отраслей, то есть в каждой отрасли должно быть не менее двух системообразующих компаний).
 

Следует отметить, что и Роснефть — системообразующая компания, и Совкомфлот, и Аэрофлот, и РЖД, и особенно АЛРОСА, являющаяся уникальным национальным достоянием, продажа даже малой доли которого иностранцам равносильна попыткам опустившегося индивида торговать семейными реликвиями.

«Реализация госимущества должна быть экономически оправданной, целесообразной. Нужно учитывать конъюнктуру и тенденции рынка… Не должно быть продаж акций за бесценок, по бросовой цене», — предупредил Владимир Путин правительственных чиновников в начале февраля с.г. (http://ria.ru/economy/20160201/1368347013.html) Но уверены ли мы в том, что его установка соблюдается?

Судя по списку выставляемых на продажу государственных компаний, мы видим, что позиция президента страны игнорируется. Согласно известной пословице «ты их в дверь, а они в окно», правительственные чиновники продолжают выдавать примитивные и откровенно преступные приватизационные схемы за средство преодоления кризиса, хотя никто не мешает им запустить процесс по тем пяти направлениям позитивной приватизации, что описаны мною в начале статьи.

Замечу в связи с этим, что, к примеру, в 2014 году на IPO была выведена только одна (!) российская компания, которая привлекла 950 млн. $. Для сравнения: в 2007 году на рынке IPO 32 российские компании привлекли более 36 млрд. $. Ну и что мешает продолжать процесс, например, такой приватизации?

Что мешает создать в каждом из регионов страны корпорации развития, нацеленные на создание технопарков для компаний с иностранным капиталом, благо в стране колоссальное количество площадок с избыточными энергетическими мощностями? Думаю, что главными препятствиями на пути экономического роста являются жадность и тупость чиновников фискальных и экономических ведомств.

Что же касается приватизации ведущих госкомпаний, то их нужно не продавать, а модернизировать, развивать и превращать в локомотивы экономического развития. По аналогии, к примеру, с корейскими чеболями и японскими дзайбацу.

Но нет, гражданам РФ продолжают рассказывать сказки про то, что российская экономика будет развиваться только тогда, когда ключевые активы страны полностью перейдут в зарубежную собственность, после чего обманутое население чудесным образом превратится в средний класс.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS