Александр Елисеев: Русь Киевская или Русь Ладожская? | Продолжение проекта "Русская Весна"

Александр Елисеев: Русь Киевская или Русь Ладожская?

Украинские националисты с упорством, достойным лучшего применения, пытаются отделить историю Киевской Руси от истории России. Даже пытаются лишить русских своего исторического имени. Апофеозом стало предложение депутатов Верховной Рады Украины (ВРУ) Андрея Лозового и Оксаны Корчинской «переименовать» Россию в Московию. Тем самым «свидомые» национал-радикалы пытаются символически лишить нас связи с древними русами (росами) и доказать право собственного первородства. Ведь название нашей страны, в отличие от названия самой Украины, имеет чётко выраженные русские истоки.

Прежде, чем пойти таким «козырем», украинские «историки» пытались сыграть на разнице между названиями «Русь» и «Россия». Например, автор нескольких книг по истории Украины Александр Палий утверждает: «Московия и то государство, которое сегодня представляет Путин, не имеет никакого отношения к Киевской Руси. Это государство назвалось „Россией“ спустя больше половины тысячелетия после князя Владимира. Оно взяло это название из воздуха, название „Россия“ — греческое».

Это, конечно, смехотворное противопоставление. Да, название «Россия» происходит от греческой транскрипции (Ρωσία). Однако, сами греки (ромеи, византийцы) называли росами именно древних русов. Так, византийский император Константин Багрянородный (Х в.) пишет именно о «росах», а княгиню Ольгу называет «архонтиссой Росии». Просто не было в греческом языке буквы «у», и византийские летописцы заменили её на «омегу».

Вообще, надо сказать, что украинскому национализму присущ магизм. Его последователи верят, что могут изменить мир путём воздействия на символы. Отсюда, собственно, возникает и борьба с памятниками, и волна переименований. Вот и против древнерусских корней России предпринимается некая магическая акция.

Над всем этим можно было бы только посмеяться, однако украинский национал-магизм овладел умами очень многих людей. И у нас многие склонны рассматривать историю Киевской Руси как нечто далёкое и мало связанное с нашей историей.

Недавно была у меня в Фейсбуке одновременная дискуссия с одним украинским националистом и ещё с российским симпатизантом киевского режима. Они на полном серьёзе пытались уверить меня, что нынешним русским нечего претендовать на слово «рус», ибо в «Московии» оно было предано забвению. То есть, получалось, что современное самоназвание «русский» — это какой-то «новояз», практически не связанный с Древней Русью. Пришлось просветить этих знатоков — и в Северо-Восточной Руси, и в Русском царстве часто употреблялся древнейший этноним «русин», известный ещё по «Русской правде». Так, русином называл себя тверской купец Афанасий Никитин в своём «Хожении за три моря»: «Ханъ увѣдал, что яз не бесерменянин — русинъ».

Сама Древняя Русь творилось как с «юга», так и с «севера», и Киев здесь не может претендовать на монополию русской колыбели. Северным центром этногенеза часто называют Великий Новгород, следуя исторической традиции, сложившейся ещё в позапрошлом веке. (Именно её символическим выражением стало сооружение в этом городе памятника «Тысячелетие Руси».) Однако за два столетия археология открыла много нового.

Выяснилось, что намного древнее Новгорода была Ладога, расположенная неподалёку от устья Волхова. Согласно данным дендрохронологии, древнейшие постройки на тамошнем Земляном городище (производственные и ремесленные мастерские) были воздвигнуты из брёвен, срубленных ещё до 753 года. Для сравнения, хотя мы уже давно отпраздновали полторы тысячи лет со дня основания Киева, но подтвердить научными методами наличие в Киеве более древних сооружений, чем в Ладоге, до сих пор не удалось.

В Ладожской земле находят сельскохозяйственные орудия, которые позволяют говорить о высокой земледельческой культуре обитателей городища, знавших полевое пашенное земледелие. Уже в VIII веке Ладога становится крупным международным портом и важнейшим пунктом местной и транзитной торговли.

Здесь нашли большое количество кладов арабских монет — дирхемов, что свидетельствует о торгово-экономическом могуществе города. В то же время ладожане выпускали и собственные деньги. Их роль играли стеклянные бусы («глазки»), которые варились по особой низкотемпературной технологии. И это была довольно твёрдая "валюта" - арабские путешественники утверждали, что за один «глазок» можно было купить раба или рабыню. «Глазками» ладожане оплачивали пушнину, которую потом продавали арабам за серебряные монеты.

В древности именно Ладога, а не Новгород, контролировала всё Нижнее Поволховье, Ижорскую землю, Приладожскую Карелию, области Обонежского ряда. Освоение Поморья первоначально шло именно из этого города.

Судя по всему, в Ладоге впервые вокняжился Рюрик. Об этом, собственно, и сообщает Лаврентьевская летопись: «И избрались три брата со своими родами, и взяли всю русь, и пришли к словенам первым... и сел в Ладоге старейший Рюрик». Не забудем, что благодаря походу потомков Рюрика на Киев произошло объединение северной и южной Руси в единую восточнославянскую державу.

Но ведь город на Волхове возник гораздо раньше княжения Рюрика. При этом он был нераздельно связан с южной, днепровской Русью, несмотря на свою тысячекилометровую от неё удалённость.

Можно предположить, что именно Ладогу имеют в виду некоторые русские летописные источники, рассказывая о древнем городе Славенске (Словенске). Так, «Иоакимовская летопись» повествует: «Славян князь, оставя во Фракции и Иллирии на вскрай моря и по Дунаеви сына Бастарна, иде к полунощи, и град великий созда во свое имя, Славянск нарече». Летопись явно противопоставляет Великий город («велице град») Новгороду. Собственно говоря, сам Новгород был «новым» именно по отношению к старому Велице граду, к Ладоге, отсюда и «Господин Великий Новгород», т.е. «новый Велице град».

Многочисленные поздние списки древних летописей возводят появление славянских предков на берегах озера Ильмень и реки Волхов к глубокому прошлому, чуть ли не к середине третьего тысячелетия до нашей эры. Многие историки считают такую датировку крайне маловероятной. Но современная археология подтверждает, что именно в это самое время на территории Центральной и Восточной Европы происходят грандиозные этнические подвижки, приведшие к распространению т. н. культуры «Шнуровой керамики», а позднее — «Фатьяновской культуры».

Названа она так по имени деревни Фатьяновка (Ярославская область), у которой был найден первый могильник. Основным занятием фатьяновцев было скотоводство, в чем им помогали приручённые собаки лайки. Кроме того, у них существовало мотыжное земледелие и даже начатки цветной металлургии. Данная культура располагалась на территории Ивановской, Владимирской, Нижегородской, Московской, Тверской, Смоленской, Калужской, Костромской, Рязанской, Тульской, Орловской и Ярославской областей. Ареал распространения «фатьяновской культуры» во многом совпадает с территорией Московского государства, что вряд ли случайно.

Очевидно, русские летописцы знали о том, что могучие, «тектонические» сдвиги III-II тыс. до н.э., направлявшиеся из Причерноморья на север, оказали некое влияние на складывание древнерусской государственности, на формирование древнерусских центров. Это был длительный процесс возникновения и смены различных культур, большинство из которых ещё только предстоит открыть и изучить.

К слову сказать, знаем мы о своей древней истории до обидного мало — даже и в отношении довольно близких времён. При впадении в Волхов реки Любши, всего в двух километрах от Старой Ладоги, обнаружена Любшанская крепость, которая возникла даже раньше Ладоги и Киева — в конце VII века. История этого древнейшего каменно-земляного сооружения тесно связана с историей Ладоги. Серьёзно Любшанской крепостью занялись только в середине 1990-х, много чего обнаружив. Но её обширный посад (селище) так до сих пор и не исследован.

Мы не знаем даже о многом находящемся совсем рядом с нами. Многие ли москвичи знают о том, что на территории Филёвско-Кунцевского парка находится древнейшее городище, возведённое ещё в V-IV в. до н. э.? Между тем, это было весьма мощное поселение, защищённое дугообразными валами и рвами. При раскопках городища найдены остатки гончарной посуды, бронзовые украшения, серпы, зернотёрки и т. д.

На вершину древней городской крепости вела дорога шириной в 3 метра, которую аккуратно вымостили гладко обкатанными камнями. Она спирально обвивала холм, а вдоль неё тянулась канавка для водостока. Особый интерес представляют укрепленные каменной кладкой и плетнём террасы, защищавшие городище от оползней. Интересно, что система плетней такой конструкции используется в Подмосковье до сих пор!

Нам предстоит ещё много удивительных открытий, которые прольют новый свет на происхождение Руси — как Северной, так и Южной, которые были тесно связаны ещё до основания Киева. В любом случае, не подлежит сомнению тот огромный вклад, который внесли жители северных, великорусских земель в возникновение государства, именуемого «Киевская Русь». И от древнерусского наследства нас не отлучить — как бы там ни колдовали над историей маги «свидомого» национализма.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS