Полонез на гробах. А если мы спляшем? | Продолжение проекта "Русская Весна"

Полонез на гробах. А если мы спляшем?

Польская шляхта всегда кичилась своей великой культурной миссией. Польша представлялась ей форпостом цивилизованного (латинского) мира на границе с варварами-схизматиками. Призвание поляка виделось: служить культуртрегером, привести белорусских, русских, украинских «дикарей» к «истинным» ценностям.

Однако самомнение о «высоких культурных ценностях» слишком часто расходится с действиями польской элиты. Сегодня это демонстрируют нам в очередной раз — на примере памятников советским воинам, павшим при освобождении Польши в 1944-45 годах. Все наши воинские мемориалы на польской земле предлагается снести. Снести не украдкой, списав на выходки ночных вандалов, а публично, на законной основе. Мол, напоминают они о советском господстве, обижают польское самолюбие.

Прежде чем депутаты Сейма начнут голосование, прежде чем на могилах наших дедов появятся бульдозеры и вгрызутся в бронзу резаки автогенов, хочу обратить внимание всей Польши на другие памятники, которые тоже могут затрагивать национальную гордость.

На днях был я в городке Воложин, что в 70 километрах от Минска. Стоят на вершине горы, царят над всей городской округой два сооружения — бывшая усадьба панов Тышкевичей и построенный ими же костёл святого Юзефа. Это центр Воложина, его историческое сердце. А православная церковь стоит в сторонке, в тех кварталах, где раньше проживало белорусское простонародье.

По дороге в Минск автобус останавливается в селе Першаи. Над его панорамой панует радзивилловский костёл святого Юрия, а православная церковь опять-таки приютилась между хатами жителей.

На ум приходит, что в Кобыльниках, откуда родом моя бабушка, тоже роскошный костёл в центре и скромная церковка на отшибе. И так — по всей Беларуси. Тут и там высятся памятники семнадцатого-восемнадцатого веков, напоминающие о польском господстве. Не просто напоминающие, а гордо и властно подчёркивающие своё первенство, прямо-таки вопиющие о нём, в полном соответствии с библейскими словами «камни возопиют».

Белорусы, конечно, не принадлежат «высокой латинской культуре», которую Варшава столько веков силилась распространить на схизматиков. Но своей, домашней культуры хватает, чтобы поддерживать все исторические памятники — католические ли, польские ли — в достойном состоянии. А ведь могли бы взять да снести, чтобы не будоражить неприятные воспоминания.

Читатель скажет: так это ж храмы! Так это ж святое! Святое, не спорю. Но православные храмы в Польше — разве не святое? Стоял в Варшаве красавец собор во имя благоверного князя Александра Невского, творение великого архитектора Леонтия Бенуа — но его снесли. По той же самой причине, по которой сейчас хотят сравнять бульдозерами советские военные мемориалы — чтобы не напоминал о русском господстве.

Разрушили Александро-Невский Собор не при коммунистах, а при самом что ни на есть национальном польском правительстве, при Юзефе Пилсудском, в 1926 году. А сколько в те годы уничтожили православных храмов на земле Западной Руси, от Белостока до Мяделя, просто не счесть. Такая вот ранимая польская память, не терпит воспоминаний о чужом лидерстве, и ничего святого для неё в этот момент нет.

А что такого нестерпимо обидного было в русском господстве, когда царство Польское входило в состав России? И позже, когда ПНР входила в состав Советского блока? Может, руководителями Польши назначались русские? Может, поляки имели неравные с русскими политические права? Может, русские заняли своими дворцами все городские центры, а полякам оставили единственный удел — копать землю в деревнях?

Может, переселяли русских пришельцев на польскую землю? Может, и саму землю отняли, а поляков превратили в своих крепостных?

Ничего подобного не было. Зато все эти несправедливости имели место, когда поляки правили над Западной Русью. Например, между Первой и Второй мировыми войнами на территорию западной Белоруссии и Украины перебрасывали польских поселенцев, так называемых «осадников», чтобы навсегда закрепить нашу землю за поляками. Осадникам отдавали лучшие пашни и пастбища.

Так, в нынешнем Докшицком районе (бывший Дисненский повет), откуда происходит большинство моих однофамильцев, накануне 1939 года поляки составляли менее 10 % населения, зато им принадлежало 47 % земли. Белорусам оставалось только идти в батраки к приезжим панам.

То есть, у нас поводов для обиды гораздо больше, чем у поляков. И что с того?

Повторю ещё раз — никто не призывает разрушать костёлы польской эпохи. Это часть нашего архитектурного наследия, в которую, кстати, вложен и труд тех самых батраков. Кроме того, храмы — это действительно святое дело. Нельзя сводить исторические счёты вокруг храмов.

Но могилы — это тоже святое. Ведь могилы панов восемнадцатого века и осадников века двадцатого остались на территории Белоруссии. Никто не собирается их осквернять, сносить или демонтировать, уничтожать или прятать с глаз подальше. Исторические счёты остались в прошлом, а мёртвые заслужили вечный покой. Так учит нас наша православная христианская культура.

А чему учит высокая латинская культура наших соседей, всем очень скоро предстоит убедиться. Будем судить по тем решениям, которые примет Польский Сейм в отношении русских воинских памятников.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS