Карабах: «Мы не можем в данном конфликте встать на одну из сторон» — Сергей Михеев | Продолжение проекта "Русская Весна"

Карабах: «Мы не можем в данном конфликте встать на одну из сторон» — Сергей Михеев

Возможность признания Нагорного Карабаха для предотвращения агрессии по примеру Южной Осетии и Абхазии маловероятна по целому ряду вполне понятных причин.

Во-первых, это территории, которые непосредственно не граничат с РФ, поэтому их значимость объективно несколько иная.

Во-вторых, на территории Южной Осетии и Абхазии фактически находились наши военнослужащие. И связи между Осетией, Абхазией и Россией гораздо более сложные, чем между Карабахом и РФ. Всё это серьёзно отличает эти ситуации. Что же касается нашей возможной реакции на дальнейшее, то она очерчена рамками Договора коллективной безопасности (ОДКБ), в который мы входим вместе с Арменией. В случае агрессии в отношении Армении могут вступить в силу статьи ОДКБ.

Но Нагорный Карабах в ОДКБ не входит, потому что является не признанным государством.

Существует некая политика баланса между Арменией и Азербайджаном, которая практикуется нашей властью. И причина понятна: мы не можем в данном конфликте встать на одну из сторон, потому что и отношения с Арменией для нас очень важны, и отношения с Азербайджаном для нас очень существенны.

Поэтому Кремль и выступает с такими умиротворяющими заявлениями. Кроме того, мы входим в группу «минских посредников» по вопросу Карабаха и обязаны призывать к мирному разрешению через диалог, переговоры, что мы и делаем. Касательно конспирологической версии, что новая вспышка противостояния в Нагорном Карабахе началась после саммита по ядерной безопасности, где Алиев и Эрдоган кое с кем пообщались, и якобы им была дана команда…

Обращу внимание на то, что и президент Армении Серж Саргсян был на этом саммите. Взлом ситуации произошёл в отсутствии обоих президентов. Поэтому получали ли они какую-то команду от Обамы — не знаю. Теоретически, наверное, подобное возможно.

Однозначно может иметь место след Турции, потому что турки, будучи не в состоянии как-то серьёзно России навредить или же вступить в прямое столкновение с нами, явно должны были устраивать нам проблемы на постсоветском пространстве, в тех точках, где это чувствительно для Москвы, и где они имеют серьёзное влияние. Как только был сбит наш самолёт, я говорил, что в самом сложном положении будет Азербайджан. Связи между Турцией и Азербайджаном за постсоветское время радикально укрепились.

Внутри Азербайджана есть мощнейшее протурецкое лобби, а азербайджанская элита очень серьёзно интегрировалась в турецкую жизнь, экономику и пр. Поэтому Турция будет давить на Баку. Понятно, что в какой-то прямой конфликт с Россией Азербайджан ни при каких условиях вступать не собирается, но спровоцировать обострение ситуации в Карабахе, а потом посмотреть, что же будет делать России — турки вполне могли бы сделать.

И нынешние заявления Турции, о том, что Анкара будет поддерживать Азербайджан до конца, мне больше напоминает подстрекательство. Турки подстрекают Азербайджан к расширению конфликта. А ведь такое разжигание в итоге может стать поводом для турецкого военного присутствия в Азербайджане. А учитывая то, что Турция является членом НАТО, по сути это будет присутствие НАТО в Азербайджане и на Каспийском море, против чего мы многократно и очень однозначно выступали и продолжаем выступать.

А так и до войны недалеко.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS