Нам нужен наш народный маккартизм — Егор Холмогоров | Продолжение проекта "Русская Весна"

Нам нужен наш народный маккартизм — Егор Холмогоров

Что делать, если командные высоты твоей культуры оккупировали чуждые агенты влияния?

Теперь этот вопрос встает перед Россией

Голливуд о Голливуде — ​особый жанр, где уже появилась своя классика — ​будь то «Спасти мистера Бэнкса» или «Хичкок».

В этом сезоне в моде фильмы о «маккартизме» и борьбе с коммунистическим заговором в американской киноиндустрии.

Многие оценили чудесную ерническую ленту братьев Коэн «Да здравствует Цезарь!» — ​там банда красных сценаристов похищает героя Джорджа Клуни, чтобы полученный выкуп отправить на подводной лодке в Москву. И вот, практически одновременно — ​приличный байопик вожака подобной банды, знаменитого Далтона Трамбо.

Самый высокооплачиваемый сценарист Голливуда с ванной, гостиной, фонтаном и садом — ​и в то же время убежденный проповедник левых идей, член компартии, подстрекатель забастовок, сотрясающих «фабрику грез».

Против кружка Трамбо выступают американские патриоты во главе со звездой вестернов Джоном Уэйном и первой голливудской сплетницей Хеддой Хоппер, блистательно сыгранной Хелен Миррен.

«Коммунисты пусть едут в Москву и наслаждаются свободой слова там», — ​скандируют правые на собраниях.

Наконец, за Трамбо всерьез берется комиссия по расследованию антиамериканской деятельности. (Позднее именно ее возглавит жесткий и чрезвычайно активный сенатор Джозеф Маккарти.)

В Голливуде составлен черный список киношников, которые никогда не получат работы в синематографе, а суд приговаривает Далтона и его товарищей к заключению. Трамбо на год без малого оказывается в тюрьме.

Выйдя на волю, он начинает долгую борьбу за возвращение в киноиндустрию и аннулирование черного списка. Его упорством и настойчивостью невозможно не восхититься. Он за гроши пишет сценарии для трэша. А две серьезные работы — ​«Римские каникулы» и «Отважный» — ​получают «Оскар», но ни одна официально не подписана фамилией запрещенного автора.

Настают времена «оттепели»: в широкий прокат выходит «Спартак» с Кирком Дугласом — ​фильм-призыв к восстанию против эксплуататоров. В титрах значится: «Дональд Трамбо», однако борцы за американские ценности ничего не могут поделать — ​президент Кеннеди лично одобряет картину.

Надо сказать, «Трамбо», почти не замеченный у нас, вызвал в Америке ожесточенные споры. Консервативная колумнистка Энн Коултер обвинила ленту в создании иконы из ужасного сталиниста, поддерживавшего Ким Ир Сена и критиковавшего Мартина Лютера Кинга за то, что тот ненастоящий революционер. Защитники Трамбо отбиваются: все подобные упреки — ​клевета, а на деле «красный» сценарист был обычным толерантным умеренно-левым либералом.

Наблюдая за этой историей, я не мог отделаться от несколько двусмысленного чувства.

С одной стороны, как и всякий советский ребенок, я вырос с установкой, что «маккартизм» есть «охота на ведьм» и это однозначно плохо. Тем более, преследовали любимых нами Чарли Чаплина и Поля Робсона, Леонарда Бернстайна и Орсона Уэллса. Они были «наши», а значит, заведомо правы. И «Трамбо» — ​это фильм-напоминание о том, что США являются страной, где с демократией были и остаются очень большие проблемы.

Но, с другой стороны, меня поразило, как ловко и быстро в Америке очистили Голливуд от тех, кого посчитали «пятой колонной».

В дотелевизионную эпоху именно кино служило основным инструментом власти над умами. И вдруг американцы обнаружили, что в этом средоточии силы сложилась крепкая группа людей, которые ориентируются на идейного и геополитического противника. Более того, всячески влияют на содержимое кинопродукта.

Да, их права гарантирует «первая поправка» Конституции, защищающая свободу слова. Вот только используют они ее в интересах системы, эту свободу отрицающую.

Спору нет, традиционалисты в США, возможно, совершили ошибку.

Запретив американским левым быть просоветскими коммунистами, они в итоге заставили их произвести перезагрузку и породили того жуткого либерально-гомосексуально-политкорректного монстра, подавляющего сейчас свободу слова, как никакому Маккарти и не снилось.

Красный Трамбо потратил десять лет, дабы вернуться в Голливуд. Сегодня белый консервативный гомофоб, сторонник, к примеру, Дональда Трампа, не имеет шанса построить карьеру. В США царит гораздо более лицемерная диктатура, для которой пресловутая свобода слова не значит вообще ничего.

Однако все-таки что делать, если командные высоты твоей культуры оккупировали чуждые агенты влияния?

Теперь этот вопрос встает перед Россией, где значительная часть лиц, числящихся по разряду творческой интеллигенции, также использует собственный приоритетный доступ к «рычагам» для проповеди откровенно антигосударственной и антинациональной позиции, для того чтобы творить по указке Вашингтона, которая к тому же куда реальнее, нежели «рука Москвы» в Голливуде 40-50-х.

Так это и терпеть? Или вышибить их на периферию культурного пространства?

Волей-неволей у нас возникают инструменты «народного маккартизма» — ​бойкоты и травля в интернете, кампании публичной критики в адрес тех, кто бравирует своим русофобством. И вот мы уже видим Земфиру — ​нервную, переживающую, что ее проассоциируют с украинским флагом на концерте.

Впрочем, российский «народный маккартизм» демократичнее американского — ​сенаторы в нем не участвуют, государство, увы, предпочитает, скорее, заигрывать с либералами, в тюрьму же отправляются не лицедеи и сценаристы, а нацбол, решившийся сорвать выступление Макаревича.

Сенатора Маккарти у нас в Отечестве действительно нет. Но вот жалящая врагов страны Хедда Хоппер нам бы сегодня пригодилась больше, нежели бездарности, воображающие себя новыми Трамбо…

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS