Одноразовый Т-129: чего не может турецкий вертолет | Продолжение проекта "Русская Весна"

Одноразовый Т-129: чего не может турецкий вертолет

Овладеть искусством создания ударных вертолетов Турция вознамерилась не случайно. Рано или поздно перед вооруженным силами этой страны встанет вопрос о том, какой ударный вертолет придется использовать, а самое главное, кто его будет производить и какими эта машина будет обладать характеристиками.

Турецкие военные, перебрав массу вариантов всевозможного импорта и справедливо сомневаясь в достоинствах техники своих американских друзей, решили принять на вооружение другой вертолет, максимально отвечающий требованиям современной войны. Правда, способ, которым турки решили реализовать этот проект, весьма своеобразен.

Вертолетный аскетизм

Турецкий тендер ATAK (от английского Attack and Tactical Reconnaissance Helicopters) с самого начала задумывался как масштабное оздоровление и омоложение собственных военно-воздушных сил. Вполне логично было бы предположить, что турецкие военные-прагматики, привыкшие выжимать из участников конкурса на поставку боевой техники все возможное, и здесь пойдут ва-банк.

Однако, случилось настоящее военно-техническое чудо. Турецкий тендер выиграл… итальянский вертолет A 129 Mangusta, существенно модернизированный совместными усилиями AgustaWestland и предприятиями турецкого ВПК. Сразу стоит оговориться и уточнить, что ударным вертолетом усовершенствованный T129 не является и позиционировать его как конкурента чуть ли не всем производителям винтокрылых машин нельзя в принципе. Все дело заключается в том, что разрабатывали прародителя турецко-итальянского вертолета как многоцелевой, легкий разведывательный вертолет, не предназначенный для серьезных боестолкновений.

Вертолет выполнили с учетом технологий, снижающих его радиолокационную заметность — в конструкции были широко применены композитные материалы — их «замешано» примерно поровну с традиционными авиационными материалами. Еще одним «стелс-решением» было применение составных пилонов для вооружения — съемных конструкций, подвешиваемых к фюзеляжу при необходимости и снижающих общую заметность вертолета для РЛС.

Выживаемость на поле боя

Специалисты отмечают, что слепая мода на стелс-технологии и теория выживаемости «вне зоны контакта с противником» — один большой просчет европейских вертолетростроителей. Никому, в том числе и американским авиационным инженерам не приходило в голову начать всерьез возиться с малозаметным ударным или многоцелевым вертолетом, которому не пришлось бы в конце концов столкнуться с противником лицом к лицу и влезть в самое пекло, подавляя противника огнем.

Эту же ошибку допустили и разработчики другого европейского ударного вертолета Eurocopter Tiger, отдавшие бронирование и большой боекомплект на растерзание стелс-технологиям и малозаметности. Самая большая проблема вертолета Т-129 — улучшенной копии A-129 — это низкий уровень защиты. Специалисты объясняют, что современных технологий в области РЭБ, всевозможных датчиков и стелс-фюзеляжей не может быть достаточно для того, чтобы машина уцелела в серьезном бою.

«Еще со времен применения Ми-24 в Афганистане и-Ка-50 в Чечне в составе БУГ стало ясно, что речи даже не может идти об однократном попадании в вертолет. Это значит, что боевая машина — даже самая перспективная и „навороченная“ должна выдерживать обстрел из нескольких серий артиллерийским и любым другим вооружением и при этом сохранять нормальный функционал для выполнения боевой задачи», — объясняет авиационный инженер, специалист по бронезащите Виктор Кобец.

Дословно это означает следующее — экипаж современного ударного вертолета должен врываться в гущу боя, «обрабатывать» отмеченный участок и не бояться, что кратковременный вход в зону плотного огня противника способен угрожать машине. Турецко-итальянский вертолет способности без оглядки врываться в большую драку лишен. Как отмечают авиационные специалисты, забронированный пол и боковые опциональные бронещитки вряд ли помогут выжить вертолету под серьезным огнем.

Производитель заявляет, что конструкция способна выдерживать однократные попадания 12,7 мм бронебойных пуль или осколков, однако, о том какие последствия ждут вертолет и его экипаж при обстреле с нескольких направлений и разными боеприпасами, данных не приводит.

«Уровень бронирования, это мягко говоря, не то, чему разработчики уделяли повышенное внимание. Главным было создать машину с малым весом, высокой маневренностью и более-менее неплохим вооружением. Конечно, очень странно наблюдать ударный вертолет, который не переживет кратковременного участия в огневом налете в каком-нибудь Афганистане, например», — поясняет авиационный инженер, специалист в области БРЭО и систем управления Андрей Сорокин.

В противовес посредственному бронированию можно изучить результаты обстрела кабины, остекления, узлов и агрегатов других ударных вертолетов — российских-Ка-52 и Ми-28, которые в результате многократных попаданий самыми разными боеприпасами сохраняли экипажу жизнь и позволяли успешно завершать выполнение боевой задачи.

Временное решение больших проблем

Несмотря на то, что Турция давно и вполне успешно сотрудничала с израильскими оборонными компаниями и охотно покупала разработки стран НАТО, создать собственный высокоэффективный ударный вертолет пока так и не получается. Сложность заключается не только, и не столько в том, что перспективное БРЭО собственного производства обходится туркам весьма недешево, а в том, что при встрече с хорошо организованным и оснащенным противником, обладающим артиллерийскими установками и другими, вполне традиционными средствами для борьбы с подобными целями, у турецкого Т-129 шансы на выживание стремятся к нулю.

Специалисты отмечают, что подобные технические огрехи не являются чем-то сверхъестественным — все идет от нехватки опыта, полученного в боевых условиях и выбора в пользу тех, кто такого опыта так же никогда не имел.

«Применение вертолетов А-129 в условиях поддержки миротворцев в Сомали за полномасштабную войну считать нельзя, потому что почти никакого противодействия они не получали. Пара дыр от пуль 7,62 мм и осколки в обшивке — это не показатель надежности конструкции. А вот условия Афганистана, Чечни, или к примеру, Сирии — вот в таких случаях можно сделать определенные выводы», — поясняют специалисты.

Эксперты отмечают также, что нынешний турецко-итальянский проект, обернувшийся контрактом на 60 легких многоцелевых вертолетов T-129 в любом случае стоит расценивать как промежуточный проект турецких ВВС. Несмотря на то, что турецкий ВПК осилил производство собственных противотанковых ракет к вертолету и специальных оптико-прицельных комплексов, защищаться Т-129 так и не научили. В случае серьезной драки, как говорят военные, вертолет рискует получить повреждения, несовместимые с жизнью.

Ряд турецких изданий уже отмечал, что эффективность нового Т-129 не сильно отличается от устаревших AH-1 Cobra, а значит, эффективно применяться в современной войне машина попросту не может. Все проблемы, связанные с проектом Т-129, отчетливо свидетельствуют о том, что Турция отчаянно ищет возможность вырваться из-под колпака американских технологий 30-летней давности и создавать собственные высокоэффективные винтокрылые машины. Однако, сделать это, по словам специалистов, в обозримом будущем у них не получится.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS