Батька готовит развод с Кремлём? | Продолжение проекта "Русская Весна"

Батька готовит развод с Кремлём?

Во всём полуторачасовом послании Александра Лукашенко к парламенту и народу Белоруссии внимание СМИ привлекла единственная фраза: «Мы не будем мальчиками на побегушках». Это в адрес России, точнее — российского руководства. Отсюда недалеко до вывода: батька собрался переориентироваться на Запад, а жёсткое заявление о «побегушках» — начало масштабной артиллерийской подготовки накануне такого поворота.

На мой взгляд, и журналисты, и читатели, клюнувшие на эту фразу, оказались жертвами своей любви к сенсациям. Лукашенко в роли президента произнёс уже два десятка посланий, и новое не так уж сильно отличается от старых. Поэтому пишущей братии, чтобы не повторяться, надо было привлечь внимание публики к чему-то новенькому. Про «мальчиков на побегушках» Александр Григорьевич прежде точно не говорил — вот это и есть «news» или «навiны», а всё остальное — информационный фон.

Тем более новость оказалась горячей, цепляющей за живое: сторонники Славянского союза боятся распада и без того довольно рыхлой коалиции Минск-Москва, сторонники Европейского союза с радостью потирают руки.

Позволю себе охладить страсти: сенсации не будет. Батька сгоряча и не такое говорит, он, как известно, искусством дипломатических манёвров не обременён. Но одновременно, на одном дыхании с «побегушками», он успел сказать, что «мы от одного корня», «были и будем братьями», «давайте жить дружно» и ещё несколько утверждений того же рода.

В этом контексте его наезд на Кремль выглядит не как подготовка к разводу, а как банальная семейная ссора, на манер: кто сегодня посуду моет?

Сколько бы ни говорилось о грядущем развороте Белоруссии на Запад, о двойной игре Лукашенко, и т.д. и т.п. — всё это опасения одних и мечты других, имеющие мало общего с реальностью.

В Белоруссии отношение народа к вопросу: «восток или запад?» очень устойчивое, оно не меняется, по меньшей мере, с начала века. Примерно две трети населения ориентировано на Россию, и не более одной четверти — на Европу. Вот эти самые две российские трети и являются базовым электоратом Лукашенко, на которых держится, в том числе, его личная карьера.

Наоборот, европейская четверть батьку своим не признает никогда, хоть он каждый день ругай Россию и хвали Евросоюз. Поэтому, пока Александр Григорьевич у власти, Беларусь никогда с востока на запад не развернётся.

Другое дело — вопрос независимости. Государства с авторитарными режимами, в отличие от демократических, имеют такую замечательную привилегию — быть независимыми.

Во всей Европе только два независимых государства — Россия и Белоруссия. Все остальные, включая могучую, экономически развитую Германию, в той или иной степени зависят от Вашингтона.

В так называемом свободном мире по-настоящему свободна только одна страна — США.

Потому что свободная пресса — это, в значительной мере, купленная пресса. Свободные парламентарии — это, в значительной мере, купленные парламентарии. Покупает тот, у кого больше денег. Он берёт под контроль и прессу, и депутатов. Поэтому только самая богатая страна заказывает музыку, а все остальные танцуют под её мелодию.

Попробуй-ка Ангела Меркель, обидевшись, например, на американскую «прослушку», не прийти на аэродром встречать Обаму, как поступил на днях саудовский король! Посмотрим, как тогда она пойдёт на следующие выборы и как её «размажет по стене» проамериканская пресса...

А вот Лукашенко, Путин или Назарбаев могут себе такое позволить. Им выборы не страшны, а пресса — тем более. Американцы могут бряцать своим кошельком сколько угодно, но за железным политическим занавесом это бряцанье плохо слышно.

Украинцы, кстати, крепко попутали, когда решили что свобода и незалежность — это одно и то же. Незалежность есть в Белоруссии, потому что там ограничена свобода.

Так, Лукашенко ограничивает приватизацию минских заводов, несмотря на настойчивые просьбы более сильного стратегического партнёра — из этого конфликта как раз и родилась реплика о «побегушках». У России нет никаких серьёзных механизмов, чтобы на него воздействовать — ни через свободные выборы, ни через свободную прессу.

А Порошенко, например, отказать в приватизации украинских заводов своему стратегическому партнёру не может. Он и его коллеги только побегушками и занимаются, украинские национальные интересы ими давно обнулены... А что поделаешь? Свобода — это прочная финансовая сеть, которую Штаты ловко набрасывают на одну страну за другой. Ни о какой национальной независимости при этом речи быть не может.

Подведём итог сказанному. Не надо переживать за Лукашенко — союзные отношения с Россией он никогда не порвёт, но и ручным для союзника никогда не станет. Гораздо серьёзнее вопрос: куда пойдёт Белоруссия после Лукашенко?

Но, собственно, похожая проблема встаёт и перед самой Россией...

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS