В существовании феномена ЛДПР заинтересован весь российский истеблишмент — Сергей Марков | Продолжение проекта "Русская Весна"

В существовании феномена ЛДПР заинтересован весь российский истеблишмент — Сергей Марков

Жириновский — необычный политик. Даже свой юбилей, 70-летие, празднует так, что люди пересказывают друг другу событие как анекдот. Всех поразила трехметровая статуя, то есть памятник при жизни Владимиру Жириновскому, который был открыт во дворе Института мировых цивилизаций.

Но кроме этого трехметрового памятника при жизни Жириновский смог создать себе и памятник нерукотворный, к которому не зарастает народная тропа избирателей.

Речь, конечно, прежде всего о партии ЛДПР.

Эта партия действует на политической сцене России уже четверть века, хотя ей неоднократно предсказывали уход в небытие. Само ее создание было парадоксальным. Многие считают, что ЛДПР еще тогда, в советское время, была создана сотрудниками КГБ, которые одновременно готовились к запрету демократических партий в СССР, ведущих, как они считали, страну к дестабилизации и «катастрофе», — оно так и оказалось.

Вместе с тем хотели сделать некую имитацию коалиционного правительства СССР, так, чтобы в нее вошли и КПСС, и ЛДПСС. Кстати, первоначальное название было не либерально-демократическая, а социал-демократическая. Однако в последний момент перед съездом выяснилось, что такая партия создана в России уже раньше, и недрогнувшей рукой В. Жириновский оставил все по-прежнему, не изменив ни буквы ни в программе, ни в уставе партии, а только назвал ее либерально-демократической.

С этим именем она и вошла в историю.

Такое необычное создание партии не случайно, поскольку эта партия, безусловно, классической не является. Она стала партией современного постмодернистского мира, где политика превращается в шоу. Жириновский — не клоун. Это великолепный аналитик и общественный деятель с потрясающим чутьем на все новое и современное. 

Он раньше других смог уловить превращение политического процесса в отчасти постмодернистский, когда работают не постоянные структуры и интересы, а внезапные чувства и временные информационные поводы. Поэтому Владимира Жириновского можно считать главным постмодернистом в российской политике, который реализовывает политические модели с удивительной эффективностью.

В классической стилистике постмодернизма Владимир Жириновский может стремительно поменять вектор на противоположный, если этого требует политическая конъюнктура. Но глядя на Владимира Вольфовича, избиратель сомневается: а существует ли вообще истина? В рамках этого сомнения он голосует за Жириновского по принципу «все врут, но этот хоть иногда говорит правду».

Уже неоднократно говорилось о том, что выступления Владимира Жириновского — это всегда шоу, но это является минусом только для тех, кто сам не умеет их делать. Поскольку современный мир все больше превращается в шоу в самых различных сферах.

Жириновский создал удивительный политический механизм, который работает уже четверть века. Известно, что его фракция поддерживает большинство правительственных законопроектов, в особенности если они идут от президента. Конечно же ЛДПР входит в ту широкую патриотическую коалицию, которая была создана на основе так называемого крымского консенсуса. При этом избирательная риторика Жириновского традиционно носит очень оппозиционный характер.

Владимир Жириновский обрушивает на население всю мощь своего таланта через телевидение и получает голоса избирателей, которые в противном случае ушли бы к другим оппозиционным партиям. Наиболее вероятно — либо к каким-то жестким националистам, либо коммунистам. В том числе сделав Коммунистическую партию более оппозиционной. И, получив эти оппозиционные голоса, Владимир Жириновский опять формирует фракцию в парламенте, которая обеспечивает пропрезидентские голосования, а потом опять получает доступ к телевидению и к другим ресурсам.

Таким образом, Владимир Жириновский создал политическую машину, которая вряд ли может быть сломлена. Ведь если ЛДПР исчезнет, то осиротевшие избиратели Жириновского побегут к более жестким оппозиционерам и дестабилизируют политическую систему. Поэтому в существовании феномена ЛДПР крайне заинтересован не только Жириновский, но и весь российский истеблишмент, частью которого он является все эти годы.

Сейчас ЛДПР — это уже не только Владимир Жириновский. За эти годы он смог вырастить плеяду ярких молодых политиков, у которых, без сомнения, большое политическое будущее. Среди них прежде всего можно назвать Алексея Островского, губернатора Смоленской области, Михаила Дегтярева, одного из очень ярких представителей молодого поколения, в свое время работавшего в молодежном крыле «Единой России». Среди других — ставший открытием выборов мэра Москвы Ярослав Нилов, Алексей Диденко и, конечно, Игорь Лебедев, который, будучи сыном Владимира Вольфовича, за четверть века рядом с ним набрался огромного политического опыта.

Впрочем, это яркая молодая поросль не наступает на пятки лидеру и создателю партии, а скорее боготворит его. Владимир Жириновский, думаю, еще достаточно долго останется на российской политической сцене благодаря удивительному сочетанию своих ярких талантов. 

Владимир Жириновский за эти годы стал одним из парадоксальных символов России с высочайшей узнаваемостью и внутри России, и на постсоветском пространстве, и в Европе.

Уникальную постмодернистскую политическую машину, созданную Владимиром Жириновским, еще долго тщательно будут изучать и по ее чертежам многие другие будут пытаться построить такие же машины. Только будущее покажет, открыл ли Жириновский новый тип политической практики, за которым пошли другие, или же он своим гениальным политическим талантом смог опередить время и создать политическую партию XXI века, когда политическая деятельности все чаще превращается в шоу-бизнес. Яркий пример тому — Дональд Трамп, который идет по стопам Владимира Жириновского.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS